Из дневника путешественника Яна Стрейса. 1668 г.

8-го мы плыли на парусах дальше, до города Самары, названного так по реке, протекающей через него. Город лежит на левом берегу Волги; построен четырехугольником, большей частью деревянными постройками, за исключением каменных церквей и монастырей.{nl}9-го мы миновали Казачью гору, названную так в память множе¬ства казаков, убитых здесь московитами и беспокоивших до того всю эту местность страшными разбоями и поджогами. Но после пораже¬ния о них до сих пор ничего не слышно. За Самарой поднимаются высокие горы, покрытые лесами, но Казачья гора обнажена и пустынна. Вечером мы миновали остров Баньшину, и на другой день Согнинск.{nl}11-го мы проплыли мимо острова Чагры, где было много рыба¬ков, продававших рыбу за небольшие деньги. Здесь получили мы известие, что несколько тысяч взбунтовавшихся донских казаков находятся на острове Четыре Бугра (в устье Волги, при впадении в Каспийское море) и что их суда делают небезопасным плавание во всех направлениях по Волге и морю.{nl}12-го мы проплыли мимо различных островов, как Соснов, Осинов, Шипнамаго, Колтов и других, поросших большей частью кус¬тарником и деревьями.{nl}13-го увидели мы Змиеву гору, что значит змея, и названную так, по нашему мнению, потому, что она вся извивается. Но рус¬ские говорят, что в прежнее время здесь водились очень большие змеи, побежденные одним рыцарем, который их разрубил и искром¬сал на куски и превратил в камни, видимые и по сей день.{nl}14-го мы бросили якорь в Саратове, лежащем под 52° 12′ широ¬ты на равнине у рукава Волги, который течет слева от него. В нем живут только московский воевода, стрельцы, назначенные для за¬щиты от казаков и калмыцких татар, границы которых начинаются с этого места. Эти калмыки — отвратительные, мерзкие, безобраз¬ные люди, и даже у готтентотов и уродливых мавров более привет¬ливые и красивые лица, чем у них. Лица их широки, почти четыре¬хугольны, большие изогнутые носы и рты, расставленные до ушей. Глаза у большинства занимают всю верхнюю часть лица. На голо¬вах они носят хохол и одеваются так, как изображено на прилага¬емом рисунке. Они почти не ходят пешком, а всегда сидят на ло¬шади, как бы приросли к ней; оружие их — стрелы и лук. Они большие людокрады и находятся в постоянной вражде с ногайски¬ми татарами, живущими под Астраханью; они крадут друг у друга скот и людей и обычно продают их в Астрахани, где заведены три базарных дня: для русских, ногайцев и калмыков; последние не выносят друг друга, несмотря на то что те и другие мухаммедане и подчинены великому государю московскому. И те и другие лю¬докрады, но крымские, хотя они тоже нехристи, прокармливают себя одним скотоводством. Они не живут ни в городах, ни в селах, ни в домах, но поселяются отрядами или кочевьями в маленьких хи¬жинах на том или другом тучном пастбище. Когда их лошади, вер¬блюды, коровы и мелкий скот оголят и сожрут все дочиста, они под¬нимаются с этого места и переходят на другое пастбище. Любимая их пища — конское мясо, которое они не варят и не жарят, а только кладут на некоторое время под седло.{nl}15-го мы миновали два острова — Криушу и Сапуновку и Золо¬тую гору, названную так по большому сокровищу, награбленному некогда татарами, делившими между собой золото шапками после разгрома большой станицы или каравана. {nl}16-го миновали мы про¬текающую по левую сторону реку Еруслан и напротив нее круглую гору Ураков Каруль, по имени погребенного там татарского князя Урака. Река эта впадает в Дон, или Танаис, где живут донские ка¬заки и где родина и местопребывание Стеньки Разина. При устье Еруслана русскими построен в 1668 г. новый город, названный Ка¬мышинкой, чтобы пересечь доропу донским казакам, которые на своих судах переправлялись из Еруслана в Волгу и занимались крупным разбоем. Но это мало помешало хищникам; они нашли другие пути к Волге, провозя свои суда, которые весьма легки, на колесах семь миль сушей по хорошей ровной дороге.{nl}17-го нас задержал сильный ветер, а 18-го мы прибыли в Цари¬цын, расположенный на холме на правом берегу. Он невелик, но хорошо укреплен и окружен шестью добрыми больверками, в кото¬рых всегда находится засада стрельцов, зорко следящих за татара¬ми и казаками.{nl}19-го мы миновали развалины города Царева, построенного из обожженных кирпичей и совершенно уничтоженного бешеным Та¬мерланом. Сохранившиеся стены и другие остатки были большей частью увезены в Астрахань и употреблены на постройку стен, цер¬квей, башен и монастырей.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.