Статьи Фотогалерея Библиотека Генеалогия Интересное Карта сайта
Поделиться с друзьями:

Книга автора сайта "Пролетарская революция, какой мы её не знаем"

Рассказы о домах и людях старого Саратова.
Города


Люди

Издательский дом "Волга"



Поиск по сайту:  

СПИСОК ЛИЧНОГО СОСТАВА САРАТОВСКОЙ ВОЕННО-НАЧАЛЬНОЙ ШКОЛЫ, УЧИЛИЩА ВОЕННОГО ВЕДОМСТВА, ВОЛЬСКОЙ ВОЕННОЙ ПРОГИМНАЗИИ, ВОЛЬСКОЙ ВОЕННОЙ ШКОЛЫ, ВОЛЬСКОГО КАДЕТСКОГО КОРПУСА ЗА ПЕРИОД С 1858 ПО 1918 ГОД.

В СПИСКЕ УЧТЕНЫ УЧАЩИЕСЯ (ВОСПИТАННИКИ, КАДЕТЫ), ПРЕПОДАВАТЕЛИ, ОФИЦЕРЫ. ДЛЯ ПЕРИОДА С 1914 ПО 1918 ГГ. ТАКЖЕ В СПИСОК ВНЕСЕНЫ ВОЛЬНОНАЁМНЫЕ ГРАЖДАНЕ И НИЖНИЕ ЧИНЫ
ПРОСИМ ПОТОМКОВ, РОДСТВЕННИКОВ И ЗАИНТЕРЕСОВАННЫХ В ВЫЯСНЕНИИ СУДЬБЫ ВНЕСЕННЫХ В СПИСОК ЛЮДЕЙ ПИСАТЬ НА АДРЕС
1pin1@mail.ru

 

Книга "Пролетарская революция, какой мы её не знаем" поступила в продажу.

Двухтомник "Пролетарская революция, какой мы её не знаем" можно приобрести в издательстве "Волга" (находится в здании на углу ул. Киселёва и Горького, где магазин "Свет"). После презентации в Москве осталось около 50 экземпляров. Следующий тираж будет в сентябре. Тел.: 27-50-23

 

Кумаков А.В. Страницы истории села Грязнухи и Свято-Троицкого (Дивногорского) монастыря Камышинского уезда Саратовской губернии.

Для обеспечения обители Пелагея Хрисанфовна по¬жертвовала 124 десятины усадебной земли (из около 4000, ей принадлежавших). Помимо материальных вложений Бурковым при-шлось принять на себя различные стеснения на благо создаваемой обители. Первоначально, за отсутствием, какого бы ни было жилья на отведенном месте, сестры поместились в доме по-мещицы в с. Грязнухе. Затем, был построен каменный дом (на пожертвования Пелагеи Хри-санфовны и её присных, а также на собранные сестра¬ми средства) на отведённом месте из тех самых кирпичей, история которых упомянута выше, и сестры перебрались в него. На втором этаже этого корпуса, устроена была домовая церковь. Питались сёстры в первые годы на средства Пелагеи Хрисанфовны .

 
Родился в г. Саратове в семье служащих. После окончания мужской средней школы № 19 (ныне гимназия №1) учился на геологическом факультете Саратовского государственного университета им. Н. Г. Чернышевского. С 1960 г. работал инженером–геофизиком. В 1975–1977 гг. находился в служебной командировке в Алжире. С 1986 г. работает в Нижневолжском НИИ геологии и геофизики. Кандидат геолого-минералогических наук (1987). Однажды заинтересовавшись прошлым Саратова, В. Н. Семенов на всю жизнь увлекся краеведением. С 1981 г. стал публиковать в саратовских журналах и газетах статьи на краеведческие темы, которых к настоящему времени насчитывается более 200. Принимает участие в передачах саратовского телевидения и радио, рассказывая об интересных фактах из прошлого Саратова. Был председателем Саратовского историко-краеведческого общества. В. Н. Семенов — автор краеведческих книг: “Листая страницы истории”, “В старину саратовскую”, “Начальные люди Саратова”, “Ректоры Саратовского университета”, “Саратов купеческий”, “Саратов мещанский”, “Саратов дворянский”, “Лошади в старом Саратове” и др. Его книги и статьи отличает увлекательное изложение исторических фактов.

Сочинения В. Н. Семенова
Саратов купеческий / В. Н. Семенов, Н. Н.Семенов. — Саратов : Изд-во журн. «Волга», 1995. — 352 с. : ил.
Начальные люди Саратова : от первого воеводы до последнего первого секретаря. — Саратов : Надежда, 1998. — 352 с. : ил.
Саратов геологический. — Саратов : Изд-во Сарат. ун-та, 2000. — 384 с. : ил.
Саратов геофизический. — Саратов : Сарат. писатель, 2004. — 384 с. : ил.
Саратов дворянский / В. Н. Семенов, Н. Н.Семенов. — Саратов : Приволж. кн. изд-во, 2004. — 296 с. : ил.
Саратов мещанский / В. Н. Семенов, Н. Н.Семенов. — Саратов : Приволж. кн. изд-во, 2004. — 240 с. : ил.
Братья Семеновы : семейная и краеведческая хроника событий, произошедших, в основном, в ХХ веке и преимущественно в Саратове. — Саратов : [б. и.], 2006. — 416 с. : ил.
Саратов историко-архитектурный: ненаучный краеведческий комментарий к некоторым примечательным градостроительным объектам / В. Н. Семенов, В. И. Давыдов. — Саратов : Приволж. изд-во, 2009. — 390 с. : ил.
Лошади в старом Саратове. — [Б. м. : б. и.], 2010. — 344 с.

просмотров: 3069 / версия для печати

 

Рецензия на рукопись книги А.В. Кумакова и А.А. Симонова «Пролетарская революция, какой мы ее не знаем», в 2-х книгах. Доктор исторических наук, профессор А.В. Посадский

В долголетнем изучении революции и Гражданской войны неоднократно менялись официальные идеологические акценты и оценки. Это было вызвано политическими переменами в стране и не требует пространных комментариев. Гораздо существеннее то, что смещался и фокус массового читательского интереса. Много лет существовала лишь «красная» версия событий и оценок, слышались лишь голоса одной стороны. Все остальные действующие лица жили в образе более или менее ходульных персонажей, без лиц и судеб. С конца 1980-х страна пережила увлечение запретной прежде «белой» легендой. Сейчас для массового заинтересованного читателя на первый план, пожалуй, выходит вопрос о том, как глобальные исторические катаклизмы выглядят на обывательском уровне, какова повседневность революции. Как сравнительно небольшие политически активные группы могут круто изменить жизнь миллионов человек. Как и на каких основаниях происходит грандиозный передел собственности. Рецензируемая книга - как раз об этом.
Созданная А.В. Кумаковым и А.А. Симоновым работа может претендовать на жанровую оригинальность. С одной стороны, это своего рода антология. Книгу составляет большой массив выдержек – из документов, воспоминаний, прессы революционных лет. С другой стороны, это вполне корректное исследование, ибо все использованные источники названы, действующие лица охарактеризованы в сотнях комментариев. Подобных этому труду работ найдется не много, прежде всего, следует назвать «Жизнь в катастрофе» И. Нарского, написанную на уральском материале. Однако по степени подробности изложения, по проработанности материала в рамках одной губернии рецензируемая рукопись представляет собой действительно пионерский труд.
Книга охватывает период с октября 1917 г. до конца 1918-го. Тематической границей между томами служит известное майское, 1918 г., восстание в городе.
Авторы предлагают читателю увидеть жизнь губернии на протяжении первого большевистского года глазами разных современников: официальных лиц и обывателей, журналистов и партийцев. Именно это позволяет почувствовать воздух времени. Предлагаемая рукопись отвечает на тот самый вопрос, без которого исчезает смысл исторического исследования: «Как было на самом деле?»
А.В. Кумаков и А.А. Симонов проделали очень кропотливую работу; ее можно оценить по перечню использованных материалов. Привлечены материалы центральных архивов, проработаны несколько объемных фондов государственного архива Саратовской области, прежде всего, фонд губисполкома и отдела управления, привлечен материал из архивов и музеев области. Очень качественно авторы поработали с прессой, прежде всего саратовской. Дневники нескольких наблюдательных интеллигентных саратовцев помогли внести трезвый, цепкий и критический взгляд на происходившие революционные события.
Работа снабжена именным и географическим указателями, раскрыты встречающиеся в текстах сокращения (что весьма актуально для революционных лет), предложена таблица соответствия старых и новых названий саратовских улиц.
Издание книги, составленной А.В. Кумаковым и А.А. Симоновым, позволит оживить массовый читательский интерес как к саратовской истории в целом, так и к истории революции в нашей губернии. Для большинства саратовцев тема революции закрывается стереотипными школьными представлениями. Труд, о котором идет речь – хороший повод их пересмотреть и почувствовать тяжелую драму социального переустройства.

 

Хвалынск в 1918 г. Попытки установить "настоящую" советскую власть. И что из этого выходило..

«В апреле и начале мая Советы начали производить реквизиции и налагать контрибуции, чтобы поддержать товарищей бедняков. Реквизиции шли планом во всех волостях. С горечью должен отметить, что среди красной гвардии к нам присланной оказались нехорошие люди и вместо того, чтобы водворить порядок в уезде, они сделали обратное во всех сёлах, где они побывали. Грабилось ими имущество и тайно и явно, брали взятки и прикарманивали имущество, как то: брюки, часы, сапоги. /…/ были среди неё и честные люди, но они позорились тёмными элементами. И комиссары, которые стояли во главе отрядов красной гвардии, допускали большие несправедливости. Они, не зная как наложить контрибуцию, держали тех, кого допрашивали по целым ночам и говорили, что посредством плёток мы возьмём до 10 тыс. Товарищи бедняки не могли указать у кого можно взять контрибуцию и за это были биты плетьми. В уезде среди бедноты доверие подорвано, и они так же с недоверием относятся к красной армии, и, когда она проезжает по уезду, население бежит в леса, в овраги».

 
12 мая 1846 г. отставной полковник П. Якубинский приехал в гости к своему родственнику, помещику Устинову, который 13 мая праздновал день своего рождения. В этот день Якубинский утро проводил с гостями, был в хорошем настроении. К обеду заметили отсутствие Якубинского и обнаружили в его комнате мертвым. На полу около трупа лежал разряженный пистолет. Рот был заполнен кровью. Труп вскрыл лекарь Алексеев, давший заключение о смерти от легочной апоплексии. В августе труп эксгумировали. При повторном вскрытии было обнаружено огнестрельное ранение головы. Лекаря Алексеева признали виновным в умышленном сокрытии истинной причины смерти и осудили. Дело поступило на разрешение в Медицинский Совет. Последний поручил дать заключение профессору Н.И. Пирогову.

просмотров: 5958 / версия для печати

 

Именной указатель к книге "Пролетарская революция, какой мы её не знаем" Сб. документов. Составители А.В. Кумаков, А.А. Симонов. Издательский дом "Волга", Саратов. 2015.

Акимов А., большевик, комиссар почты
Акимов, председатель вольского Исполкома
Акоронко Т.Н., управляющий рязано-уральской дорогой
Аксенов С.А., владелец торгового дома
Аксенов, руководитель милиции временного правительства
Акулинин, вольский домовладелец
Александров, хозяин гостиницы в Камышине
Алексеев П., большевик, член губернского исполкома, комиссар печати
Алексеев П., кулак села Удовка
Алексеев, белый генерал -
Алешин, сотрудник аткарской ЧК
Алёшкин, представитель вольского радио-телефонного дивизиона
Алмазов В.И., доктор, бывший член Государственной Думы,

 

Как в советской России не стало богатых (Изъятие личной собственности в первый год социалистической революции, его регламентирование, формирование аминистративных сруктур для конфискаций и реквизиций).

Например, хвалынский совет постановил 8 апреля 1918 г., что для взыскания контрибуции капиталистов нужно приводить лично к комиссару, предъявлять ультиматум и в крайнем случае употреблять в дело плеть. Балашовский Совет Народных Комиссаров отказывающихся выплачивать контрибуцию, постановил заключать в тюрьму. В областных газетах появились объявления о розыске граждан не уплативших в кассу чрезвычайный налог.

 
Из протоколов заседания Исполкома. 13 июня. Антонов: Всемирная революция должна быть и во Франции, и в Англии, и в Германии, и в Австро-Венгрии – везде происходят вспышки. Все накаливается, воздух делается душным, трудно дышать. Во всем мире ужас и голод. Мы верим, что всемирная революция разыграется в самом скором времени, и потому нам необходимо продержаться лишь несколько месяцев. Нам необходимо сплотиться под святым знаменем революции, и о нашу грудь разобьются все козни наших врагов. Нам необходимо сорганизоваться. Военный комиссариат говорит, что нам необходимо организовать регулярную Красную армию, которая сможет защитить наш фронт.

просмотров: 4956 / версия для печати

 
Если газетные материалы и архивные документы (постановления исполкома, распоряжения военных властей и т.п.) лишь сообщают факты, то осмысление происходящего находим в цитированных строках дневников и воспоминаний современников тех лет. Меня удивляло, как горстка людей смогла совладать со стихией, ведь большинство населения совсем не поддерживало большевиков, обыденным были разговоры о том, что коммунисты вот-вот потерпят поражение, их восстание захлебнётся. Но нет. Дни шли за днями, складывались в недели и месяцы, а советская власть держалась. На чём? Ведь известно, что на штыках долго не усидишь, а новая власть только и делала, что применяла штыки (в те годы в Саратове даже возникла поговорка: «Ходить со свечками», то есть водить арестованных под конвоем с примкнутыми штыками). Ответ на свой вопрос я нашёл в дневнике Александра Бабина, преподавателя английского языка в университете. Уже 15 ноября 1917 года, через две недели после большевистского переворота, он вынес новоявленным «спасителям России» свой приговор: «Объявленная Советами всеобщая и полная амнистия всех политических заключённых и уголовников, открытие всех тюрем и уничтожение судебных архивов наполнили страну опасными элементами. Молодые и наиболее предприимчивые рецидивисты после освобождения вступили в Коммунистическую партию. В ряде случаев им удавалось занять ответственные административные должности; из этой среды большевики получили наилучший человеческий материал для борьбы и истребления врагов партии, т. е. ленивых и слабохарактерных любителей правопорядка».
Ответственность за случившееся, таким образом, ложится не только на взявших власть, но и за тех, кто так бездарно отдал её. По благодушию или по глупости, неважно, факт налицо: революционерам удалось убедить людей, что «так жить нельзя», поманили красивой обманкой, и народ попал в капкан.

просмотров: 8964 / версия для печати

 
Первый советский период Кузнецкой жизни закончился памятными, наверное, всем кузнечанам хвалынскими событиями. Нужно заметить, что советы соседних городов не особенно доверяли нашему левоэсеровскому шаткому Исполкому. И вот Хвалынск послал в Кузнецк для организации здесь «настоящей» советской власти отряд Красной Армии из голодных крестьян Хвалынского уезда. Это всё было бы хорошо, но, к несчастью руководитель отряда, всем памятный Пудовочкин попался не из хороших. Советскую власть он стал «вводить» нагайкой. В Неверкине без разбора застрелил более десятка людей, из которых некоторые не могут считаться ярыми сторонниками Советской власти. В городе он без всякого плана начал производить конфискацию имущества буржуазии, чем страшно разжег аппетиты голодных солдат. Последние зашли далеко, начав задевать и мещанские массы так, что руководители не могли сдержать уже их. Население взволновалось. Контрреволюционеры принялись за работу, благо хулиганство Пудовочкина было им на руку. На руках у Кузнечан осталось после прежних волнений много оружия. Дело кончилось тем, что накануне пасхи население зверски перебило большую часть отряда, остальные разбежались. Приехавшему из Пензы отряду латышей еле-еле удалось восстановить порядок и удержать население города от определенно контрреволюционных выступлений.

просмотров: 8914 / версия для печати

 

Организация фронтовиков в Саратове весной 1918 года и её противостояние с Советом.

В конце 1917 года во внутренние губернии России с распадающихся фронтов Первой Мировой войны хлынул поток военнослужащих, которые временно вливались в местные гарнизоны. Не исключением была и Саратовская губерния, разместившая на своей территории более ста тысяч солдат и офицеров. Гарнизоны уездных городов исчислялись тысячами человек, а в губернском городе их было более шестидесяти тысяч.

 

Фонд Шахматовых в Государственном Архиве Саратовской Области – уникальное собрание документов провинциальной дворянской семьи.

Семейный архив Шахматовых накануне 1917 года содержал тысячи документов служебного и частного характера начинавшихся с конца XVII в. В Государственном Архиве Саратовской Области (ГАСО) в настоящее время находятся его незначительные остатки, выделенные в отдельный фонд (№ 660). Он был собран в советское время из нескольких разрозненных частей первоначального собрания документов .
По месту хранения архив изначально делился на два собрания — «Губаревский» и «Хмелевский», находившиеся соответственно в двух усадьбах Шахматовых деревне Губаревке и селе Хмелевке Саратовского уезда.

 

Многие ещё помнят школу № 99.



1 2 3 4 ... 82 83 84 85 »

 
Использование материалов сайта,
только с разрешения правообладателя © Old-Saratov.ru
Яндекс.Метрика
Rambler's Top100