Летопись города Камышина.

В камышинском музее хранится уникальная реликвия — рукописная летопись города. К большому сожалению камышинские краеведы и историки не уделяли этому документу должного внимания. Можно рассматривать летопись с точки зрения духовной связи и преемственности, которая открывается в традициях почитания святынь. {nl}Уже при образовании города мы обнаруживаем глубокую духовную преемственность.{nl}Как отмечает летопись, в 1692 г. Казанскому губернатору дан был « Именной указ» о формировании полка, для отправки его в новообразованный город Дмитриевск. Полк формировался на основе Казанского стрелецкого полка, и дополнительно в него вошли жители различных местностей: « …собрано с рек Волги и Камы и Вятки; с Ветлуги, и в уездах Уржумском, Мамлышском и других… ». Сформированный полк назван был « Конным, Солдатским, Дмитриевским полком» потому что, как отмечает летопись, все служивые люди просили Казанского митрополита Михаила, архимандрита Геннадия, также губернатора и бояр, чтобы прежнее полковое их название осталось — во имя св. вмч. Димитрия Солунского. Так как казанские стрельцы свято хранили и почитали икону Димитрия Солунского, которая была оставлена после взятия Казани « на оборону Московским людям от набегов татарских».{nl}В 1697 г. на Ильин день( 2 августа по новому стилю) под начальством Якова Буша полк отправился по Волге в г. Дмитриевск. Летопись доносит до нас и имя первого священника г. Дмитриевска: « …Митрополит же Казанский благословил в путь с ними священника Тимофея Никифорова со всем причтом, даны им были три казённых колокола доброго звона, книги и святые иконы». {nl}Летопись передаёт нам бытовую картину проводов полка из Казани ярко и с необыкновенным юмором: «… полковник и воевода Буш с людьми…..просили протопопа со священниками, чтобы они, облачившись в лучшие ризы, взяли с мощами Честный Крест, Чудотворную Явленную икону Казанской Божией Матери и, отслужив на стругах молебен Спасителю, Божией Матери и св. вмч. Димитрию, проводили их в путь. Архимандрит воспретил выносить из церкви Явленную икону, а вместо неё позволил взять местную икону Божией матери, списанную с чудотворной».{nl}« По окончании молебна всё духовенство приглашено было под шатёр, в котором был воевода и все чиновные люди. Стали просить их отобедать и выпить с ними виноградного вина, а между тем дали знать всем своим людям и строго приказали, что как в первыё раз из пушки выпалят были к отплытию готовы. А второй раз выпалят, то спускали бы своих сродников на берег. В третий раз выпалят, то поднимали бы якоря и плыли потихоньку. Духовенство о сей хитрости ничего не знало и когда отплыли от Казани уже далеко, стали просить полковника, чтобы приказал перевести их с иконами и со всею утварью на берег. Полковник приказал одних священнослужителей перевезти на берег, а иконы и всю утварь оставить у себя… Благополучно прибыв в новопостроенный город Дмитриевск 26сентября (по старому стилю) 8 ноября (по новому) 1697 г. отслужили молебен».{nl}Благодаря летописи мы узнаём, что образованный город Дмитриевск при своём основании имел две уникальные святыни: икона св.вмч. Димитрия Солунского, которая когда — то принесена в Казань стрелецким полком как покровительница и заступница была взята ими в новый город, и список с чудотворной иконы Казанской Божией Матери, одна из самых почитаемых святынь в России. Эти иконы, как передаёт нам летопись, бережно хранились в церквах города.{nl}Иконы Божией Матери Казанская и св. вмч. Димитрия Солунского оказали влияние на дальнейшее развитие города. Летопись упоминает, что первая церковь, заложенная в Дмитриевске, была в честь Казанской иконы Божией Матери. Находилась она на высоком левом берегу Камышинки и была деревянной. Строительство её не было закончено. Произошли события, из — за которых город стали строить на новом месте. Как отмечает летопись, икона Димитрия Солунского спасла город от разорения и указала новое место для его строительства.{nl}В 1703 г. Камышинскую крепость захватили донцы. Причиной послужила перемена внешнего вида горожан. Они по указу Петра брили бороды, и надели немецкое платье. Казаки 6 недель тиранили жителей крепости: кому отрубили голову, кого бросили с яра в Волгу, кого жгли, кого расстреливали. После чего, взяв присягу с оставшихся горожан не брить бороды, не переменять русское платье, не слушать Государя, а быть с ними заодно, ушли. Царю донесли, что якобы жители Дмитиевска изменили престолу и хотят бежать с донскими казаками на Кубань. Пётр отреагировал немедленно: для уничтожения города из Астрахани был выслан отряд князя Хованского и 300 калмыков, чтобы город сжечь, а имение жителей отдать на разграбление калмыкам. {nl}Перед этими событиями трижды исчезала икона Димитрия Солунского из города и оказывалась на правом берегу Камышинки среди непроходимой топи и камыша. Князь Хованский почёл сие особым знамением и вместо уничтожения города велел его перенести на другой берег, чем вызвал недовольство калмыков. Указанное иконой «… место болотистое, обросшее частым камышом, большим лесом и кустарником», город был назван Камышином. Топь засыпана была камнями и, прежде всего, на новом месте выстроена часовня, а затем и деревянная пятиглавая церковь во имя вмч. Димитрия Солунского. А церковь Казанской Божией Матери была выстроена в крепости, в устье Камышинки и долгое время была Соборною.{nl}Камышинская летопись доносит до нас ещё один эпизод избавления города в 1717 г. На этот раз угроза существованию г. Дмитриевска возникла от крымских и кубанских татар, совершивших крупнейший набег на Русское государство. Они, ведомые булавинским атаманом Игнатием Некрасовым, дошли до Пензы, грабя и разоряя русские земли. На пути их стала Камышинская крепость: «… но как ещё город не был укреплён, то подступило под город великое множество татар и великое число кубанских и хотели город в конец разорить. Но на другой день в татарском стане явился св. вмч. Димитрий в виде воина и говорил князю и всем татарам, для чего они пришли к городу и нападают напрасно на него. Я никак не допущу вас до разорения моего города, и не дам в обиду своих горожан. Татары же, сколько ни старались схватить его, не смогли. Напоследок, все татары были поражены слепотою, и сделалось в их полку замешательство и не стали они друг друга узнавать, и сами себя стали убивать. Горожане же, видя в татарском войске такие смятения, тот же час собрались и вышли из города, и напали на татар, и начали их бить и рубить, и всех разогнали. А многих живых в плен забрали и спрашивали, от чего они в такое смятение пришли, что друг друга убивали. Они начали рассказывать, что как мы начали к городу подходить, чтобы его разорить, то кругом объезжал ваш русский Бог, который имя своё сказал Димитрий, и на всех на нас такую слепоту навёл, что мы сами своих не стали узнавать и такой на нас напал ужас и трепет. А какого он был вида, спрашивали горожане, они сказали: собою молод, волосы чёрные и кудрявые, росту высокого. После того уже никакого явления не видели». {nl}Хочется отметить, что эти эпизоды удивительно перекликаются с житием святого Димитрия. {nl}Летопись передаёт избавление города иконою Димитрия Солунского с необыкновенной теплотой, подчёркивая мелкие детали, выражая огромную любовь и почитание к великомученику.{nl} Читая летопись, мы можем проследить традицию строительства церквей сложившуюся в Камышине. Сначала были построены церкви Казанской Божией Матери и св. великомученика Димитрия Солунского. Дальнейшее храмостроительство было обусловлено пожаром 1740 года, о котором упоминает летопись. В этом пожаре сгорел почти весь город. О постройке Димитриевской церкви говорится ясно: «… на месте сгоревшей церкви построена новая, на средства казака Ососа Савина». А в 1778 г. на её месте строят каменную Дмитриевскую церковь. Летопись не очень ясно передаёт события постройки Казанской церкви. О том, как сложилось строительство Казанской церкви, мы находим сведения в «Статистическом описании Саратовской Губернии» Леопольдов А.Ф.(СПБ 1839 г.): Он подтверждает сведения, которые даёт нам летопись и разъясняет судьбу Казанской церкви: « В пожар 1740 года, в котором сгорел почти весь город, сгорела церковь Казанской Божьей Матери, на месте которой построена в 1743 году каменная Троицкая церковь. Эта церковь стояла в крепости». После пожара в Камышине появляется Троицкая церковь. Она, как и Казанская, была соборною. Именно в Троицком соборе хранилась чтимая Казанская икона. А на правом берегу Камышинки строят церковь Успения Божьей Матери. Почему перестаёт существовать Казанская церковь остаётся загадкой, но город не мог существовать без покрова Богоматери и появляется церковь Успения. До 1778 года она была деревянной, а в1810 г. Ставят каменную Успенскую церковь, с приделом в честь Архистратига Михаила и великой княгини Ольги. {nl}К началу 19 века в Камышине было уже несколько церквей: Троицкий Собор, стоял в крепости, церковь во имя св. вмч. Димитрия Солунского и Успенская церковь, стоявшие на правом берегу Камышинки, и Никольская кладбищенская церковь, о постройке которой упоминает летопись. {nl}В августе 1773 г. по причине морового поветрия запрещено было погребать умерших при церквах города. Была выделена « выгонная» земля для погребения и на том месте 13-14 августа (по «старому стилю») 1774 г. поставлена деревянная церковь во имя святителя Николая Чудотворца. Интересно то, что 14 августа соответствует 28 августа (по новому стилю), в этот день празднуется праздник Успения Божией Матери.{nl}{nl}Летопись, к сожалению, обрывается на второй половине 19 века и не отражает сведений о постройке Вознесенского Собора в Камышине. Справедливости ради нужно отметить, что он стал для Камышина основным Соборным храмом. Леопольдов А.Ф. в «Статистическом описании Саратовской Губернии» даёт данные об этом соборе: «… Вознесенская соборная церковь помещена на базарной площади — каменная, пятиглавая, прочная. В 1882 году на средства горожан, устроена особая каменная колокольня с церковью в ней, во имя благоверного князя Александра Невского. И церковь и колокольня освящены 5 февраля 1884 года. Главный престол собора – во имя Вознесения Христова. Кроме того в нём 2 придела: с правой стороны – во имя святого великомученика Пантелиимона, с левой – в честь иконы Казанской Богоматери. Престолы освящены: главный – 8 июля 1871 года , правый – в ноябре 1867 года , левый – в ноябре 1870 года . Ей принадлежат каменная сторожка и деревянная лавка около ограды . Земли отведено в двух местах , совместно с Троицкой церковью , 289 десятин 911 сажень луговой . Притч состоит из протоиерея , двух священников , диакона , псаломщика – диакона и двух псаломщиков». {nl} Во второй половине 19 века Камышин представлял собой уездный город, в котором проживало в 1879 — 13644 человека, а к 1892 году в Камышине насчитывалось 17684 человека. В городе было 5 каменных православных церкви, 2 домовых и церковь Петра и Павла в тюремном замке. В 1821 г. в Камышине было открыто уездное духовное училище, в котором начинали своё образование известные в то время люди: А.П.Лопухин, профессор Санкт- Петербургской духовной академии; канонизированный на Соборе 2000г.епископ Виктор ( Островидов); духовник Камышинского духовного училища, член СУАК ( Саратовской учёной археологической комиссии), настоятель Троицкого собора протоиерей Дмитрий Позднеев; Николай Николаевич Фиолетов, ученик Е.Н.Трубецкого , собеседник о. Павла Флоренского , С.Л. Франка , С. Н. Трубецкого, преподаватель Московского университета на кафедре канонического церковного права.{nl} Изучая летопись, мы можем почерпнуть сведения о сложившихся в Дмитриевске Богослужебных традициях. В Камышине ежегодно совершались несколько Крестных ходов, напоминая жителям об истории города и его святынях. С момента основания города новопоселенцы совершали крестный ход на Ильин день — 2 августа. Он совершался в память о том дне, когда Дмитриевский полк отбыл из Казани. Второй крестный ход совершался на Светлую Пятницу Пасхальной седмицы, в день избавления от морового поветрия 1771 г-1772 г. В этот день почитается икона Божией Матери « Живоносный Источник». Как отмечает Леопольдов, этот крестный ход совершался из всех церквей города на воду.{nl}Летопись упоминает ещё об одной чтимой иконе Богоматери, хранившаяся в Дмитриевской церкви: «… греческого письма, малого размера, в серебряно — позлащённой ризе». Она особенно чтится с холеры 1830 года. «… Как скоро духовенство города Камышина обнесло сию икону вокруг города, тотчас, по заверению некоторых горожан, прекратилась в нём холера». В честь неё был пристроен придел к Дмитриевской церкви.{nl}На территории города были святые источники, которые почитали горожане. В 1993г. в Камышине вышла книга « Люби и знай свой край», в которой упоминаются Гремячие родники: «… Гремячие родники – особые, уникальные, подобные им в природе встречаются очень редко. В народе существовало поверье, что вода из Гремячьего родника приносит не только здоровье, но и счастье. Воду освящали. Шли хороводы девушек, чтобы умыться , посмотреться в хрустальную гладь пруда и определить свою судьбу». {nl}К сожалению, все эти святыни были разрушены, либо уничтожены в годы лихолетья. Уцелел только кладбищенский Никольский храм, который пережил и закрытие, и склад зерна, и разруху, уцелев, поднялся из небытия, и стал теперь, за неимением другого, Кафедральным собором. Очень горько то, что в наше время в городе не существовало, как не существует и сейчас, никаких программ восстанавливающих своё историческое православное прошлое в воссоздании исторических храмов. Благо фотографии церквей сохранились и благодаря им можно воссоздать былое великолепие города. А заодно позаботится о духовно — нравственном воспитании горожан, и воссоздать его традиции. Реконструируя только Никольскую церковь никогда не вернуть городу его православного облика и не охватить население более чем стотысячного города православным образом жизни. При всём моём почитании к Никольской церкви, ведь там прошло моё становление как священнослужителя, православный человек не может быть самодостаточным, ему не может хватать одной церкви. И наша история, которую донесла до нас летопись, может нам в этом помочь, как может нам в этом помочь икона св.вмч. Димитрия Солунского, которую обрёл наш город.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.