Просьба чиновника Н. Панкратова о повышении в должности. 1818 г.

№4.813/1198 29 марта 1818 г{nl}{nl}Сиятельнейший князь!{nl} Милостивейший Государь.{nl} При многих случаях коими несчастно отягощается семейственное моё состояние, не находя истинного внимания от Г. Начальника Саратовской губернии на уважение бескорыстной моей Службы и особенных трудов, в которые много раз употреблялся я и сверх настоящих должностей в потерю зрения и здоровья моего без интересно, и единственно поимо из уважения к начальству, в чаянии иметь от онаго соответственных служб и чести моей рекомендации; как напротив имея к тому ввиду более предубеждения других и даже младших мне по службе, осмелился представить правосудному благорассмотрению вашего сиятельства подлинный формуляр 37-ми летнего моего служения.{nl} Буде вашему высокопревосходительству благоугодно будет обозреть прехождение службы моей, в таком случае дозвольте мне раскрыть пред лицом вашим и чувствуемую мною по службе пред другими Совершенную Обиженность, чему началом в виду вашего сиятельства поставить должен бывшую По саратовской губернии в конце 1807, и в самом начале 1808 годов заразительную болезнь, при каковом времени Советник Губернского правления с отрешением от должности предан суду, а бывший в нём асессор, что ныне советник Зотов отправлен был на Аристовский карантин, и я по прикомандированию находился в том правлении и занимался делами онаго с управлявшим дожностьб губернатора один; но вновь определённые советники поступя уже в феврале месяце, и совокупно с другими чиновниками употреблёнными по делам заразительной болезни получили награждение, один орденом, другой 1000 десятин земли; и тем самым окончены собственные труды мои, за которые я никакой в тогдашнее время рекомендации удостоен не был.{nl} В последующем за тем времени прикомандировывался я неоднократно для присутствия в тоже Правление, но когда открывались в нём вакансии, тогда замещались оные другими рекомендованными от начальника губернии чиновниками, чему равномерный случай последовал и ныне, ибо в октябре месяце минувшего года, Г. Начальнику Губернии угодно было прикомандировать меня в правление на место уволенного в отпуск Советника Зотова, как вместе с тем оставшийся советник и асессор сделались больны, и я безгласно четыре месяца находился в том правлении один не оставляя при том и настоящей должности моей по приказу общественного призрения; но к замещению открывшейся по правлению вакансии советника рекомендован асессор оного Тииулярный Советник Поляков, а употребляемые мною во излишестве противу прочих труды составляются единственным только жребием уважения к начальству, без всякой за оные мне награды.{nl} Сиятельнеший князь! Я не могу просить чтобы заметить меня на вакансию советника в правлении, избегая не не удовольствий г. Начальника Губернии могущих обратится ко мне при таком в делах Губернского правления положении, по которому Сама необходимость заставит открыть во-первых, что решенные дела за 17 лет не сданы в архив, и можно сказать лежат кучами без разбору; во-вторых, большое счисление оных остаётся в нерешении от неизвинительной медленности; и в-третьих, что неизвестное число входящих остаются без резолюции года по два, по три и более, о количестве которых не только присутствующие, но секретарь и повытчики Правления не могут дать совершенной отчётности без особливого и многотрудного во всём том разбора; каковой случай в полной его мере хотя и следует отнести непосредственно к бывшим в правлении секретарём, которые не употребляя особенных своих занятий, допустили даже и приказнослужителей отвыкнуть от необходимого завсегда после полудни труда; но как секретари сии по нынешнему об них от начальника Губернии Представлению рекомендуются первый в советники, а последний в асессоры, следовательно и всякая от них самих по делам правления упущенность долженствует иметь терпеливую скромность; и по тому собственно я не имея влияния на открывшуюся в правлении вакансию советника, повергаюсь к вам СИЯТЕЛЬНЕЙШИЙ КНЯЗЬ! С моею всепокорнейшею просьбой? Есть ли по благорассмотрению вашему продолженная мною слишком уж 37 лет беспорочно служба удостоена будет милостивого вашего уважения; в таком случае составит счастие мое вековечным памятником в высокой благотворности ВАШЕГО СИЯТЕЛЬСТВа, чтобы поместить меня советником здешней губернии в палату уголовную или гражданскую, переместить из последней советника её надворного советника Угримова, поистине способнейшего в губернское правление; в прочем безинтересные труды мои сугубо почесть могу награждёнными и тем случаем, когда ВАШЕМУ СИЯТЕЛЬСТВУ благоугодно будет отличить оные собственною рекомендацию вашею к получению мне следующего ордена, в чём несумненно полагаю иметь удостоение и от самого Г. Начальника губернии, буде соблаговолит и спросить от него на точность значущейся в формуляре службы моей подтверждения.{nl} В засвидетельствование безинтересной службы, трудов и поведения моего, я надеюсь всякого одобрения и от благородного Саратовской губернии дворянства, как и самый формуляр мой вероятие к тому показывает; насовсем тем представляя участь мою великодушному покровительству ВАШЕГО СИЯТЕЛЬСТВА, с глубочайшим моим высокопочитанием и совершеннейшею преданностью имею честь быть.{nl} {nl}СИЯТЕЛЬНЕЙШИЙ КНЯЗЬ{nl} МИЛОСТИВЕЙШИЙ ГОСУДАРЬ{nl} ВАШЕГО ВЫСОКОПРЕВОСХОДИТЕЛЬСТВА{nl}{nl} Всепокорнейший слуга{nl} Николай Панкратов.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.