Ваня Рентшке

Четверть века назад, мой дедушка – Андрей Петрович Кумаков, которому уже было под девяносто, показывая старинный семейный фотоальбом, рассказывал мне разные истории о своих родителях и их предках. Спустя несколько лет после смерти дедушки я решил проверить в местном архиве, что в его рассказах было правдой, что вымыслом. В результате было написано более десятка статей в исторических сборниках, вышла и первая книга, а в интернете появился мой сайт. Но многие сюжеты пока ещё ждут своего места на страницах будущих изданий. Вот одна из них. {nl}Часто в дедушкиных рассказах фигурировал его прадед Виктор Антонович Шомпулев, у которого Андрей бывал в гостях в начале ХХ века. Эти встречи оставили в его памяти неизгладимый след. Ещё бы. Старика навещали саратовские губернаторы, включая Столыпина, архиепископы, музыканты, актёры и писатели. Он мог рассказать о встречах с четырьмя императорами, поездках в Европу, кавказской войне, где получил «георгия» и многое другое. И как рассказать!{nl}Но на подростка явно производило впечатление и то, что с восьмидесятилетним дедушкой жила красивая женщина намного моложе Виктора Антоновича. В семье её называли итальянкой. Хотя в действительности Александра Петровна Рентшке – так звали эту женщину, была обрусевшей немкой, певшая арии из итальянских опер на языке оригинала. Последние два десятка лет она была верной спутницей моему прапра, который именно в эти годы написал свои замечательные мемуары, которые автор этих строк готовит к изданию. Но не обо всём Виктор Антонович успел написать.{nl}В 1904 г. в письме В. А. Шомпулева к М. Н. Галкину-Врасскому в Петербург, где последний был членом Государственного совета читаем: «… у меня на душе лежит тяжёлое бремя, это мой воспитанник – сирота, родной племянник Александры Петровны Ваня Рентшке, он православный, ему 17 лет и первый ученик 5-го класса реального училища. Мальчик высокоразвитый и до крайности умный. Жаждет быть моряком, полюбившим море во время неоднократных поездок своих в Баку к родной тётке, вдове кавказского полковника. Но я не знаю, в какое морское (но не речное) учебное заведение его можно определить на казённый счёт, так как платить мне за него трудно. Ваня сын умершего прокурора и отец его был незаконнорожденный, почему и получил лишь привилегированное звание только по образованию… В морской кадетский корпус определяются только дети потомственных дворян и моряков, но кажется в Кронштадте существует второстепенное морское училище. Не может ли он попасть туда и что для этого я должен сделать?».{nl}Вскоре в интернете нахожу следующие сведения: Рентшке Иван — артиллерийский офицер 1- го разряда (1916). Православный, холост. В службе с 1906 года. Корабельный гардемарин – 1909. Окончил Морской Корпус 10-м по успеваемости (437.5 баллов), получив звание мичмана, приступил к службе в составе 1- го балтийского флотского экипажа. Находился в плаванье на крейсере «Богатырь», затем на броненосном крейсере «Рюрик» (1910). Получил Орден Святого Станислава 3-й степени (6.4.1914) и мечи с бантом к нему (18.1.1916). {nl}В документах попалась и такая неприятная история: 14.07.1910. Матрос Трушков застрелился на койке мичмана И. И. Рентшке. Перед этим матрос застрелил выпускника Морского Корпуса Панютина Дмитрия Дмитриевича в каюте Учебного Судна «Адмирал Корнилов»». Сейчас это называют «дедовщиной». Тогда эта история тоже попала под прицел демократической прессы. Но речь не об этом. {nl}В письме 1917 г. Александры Петровны к племяннице В.А.Шмпулева Е.А.Ивановой нахожу: «что-то Ванечка давно не пишет». А причина Ванечкиного молчания была трагична

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.