Шомпулев В.А. Дитя любви

Лет пятьдесят назад в среде помещиков Саратовской губернии находилось двое очень богатых братьев Ж… Старший П. , женатый на местной дворянке, имел детей и занимал высокое положение в уезде; второй же брат , сравнительно, жил скромно, женат не был, но, находясь в связи со своей крепостной девушкой, прижил с ней дочь. Девочка эта росла в большой роскоши, и ей давалось хорошее образование, не исключая языков и музыки. При жизни отца в семье его брата была на правах близкой родной и пользовалась общим расположением. Дядя так много оказывал ей внимания, что вкрался этим в доверие брата, который, завещая ему вотчины, просил передать свой большой капитал незаконной дочери, в чем старший брат и дал клятвенное обещание.{nl}Девочке этой уже было 14 лет, когда отца ее убили крестьяне . После чего дядя взял ее к себе в дом, но, пользуясь тем, что по матери она числилась его крепостной, с первых же дней грубо отделил ее от своей семьи, сажая сначала за особый стол во время обеда, а затем и заставил ее убирать комнаты своей дочери. Несчастная сирота не вынесла такой резкой перемены и стала чахнуть. Когда же знакомые отца начали интересоваться ее участью, то П. под разными предлогами не допускал возможности ее видеть и, наконец, решился отдать ее для обучения к известной в то время в Саратове модистке Орловой. Участь этой девушки возбуждала большое любопытство общества, но вследствие распоряжения П. ее около двух лет никто не мог видеть. Лет в 17 Лида впервые показалась за прилавком модного магазина, поражая всех своей наружностью, так как обиженного ребенка судьба наградила замечатель-ной красотой. Вскоре о ней заговорил весь город, но времена крепостного права, к несча-стью, налагали тяжелую печать на детей любви, и в виду этого интересовавшееся общество не приняло в ней никакого серьезного участия. П. же, желая окончательно затереть Лиду, решил выдать ее замуж за своего незаконного сына из крепостных, который в то время находился камердинером у его законного сына офицера, стоявшего с полком в Варшаве . Обстоятельство это приводило девушку в отчаяние, но в то время сильно заинтересовавший-ся ею молодой помещик, ротмистр Гатчинских кирасир , похитил ее и увез в деревню, о чем модистка Орлова в тот же день дала знать П., который заявил о том жандармскому штаб-офицеру и прокурору, и по их распоряжению полицией Лида, как крепостная, была водворена к своему помещику . После чего П. велел обрезать ей косу, нарядить в посконный сарафан и лапти и сослать ее на скотный двор своего подгородного имения . Дело же, возбужденное против ротмистра за похищение крепостной девушки, было прекращено, благодаря лишь влиянию бывшего в то время губернатора Кожевникова . {nl}Находясь под сильным присмотром дворовой челяди, несчастная Лида томилась в не-привычной для нее ужасной обстановке, которую она вряд ли могла бы долго выдержать, но энергичный ротмистр, быв в то время уже уездным предводителем соседнего с Саратовским уезда , не дремал и, с помощью близких ему двоих друзей, снова ее похитил, но уже при другой комбинации: он подыскал отставного из дворян титулярного советника забулдыгу , который за три тысячи рублей должен был на ней жениться и быть ее фиктивным мужем. Свадьба происходила поздно вечером, при запертых дверях, в Ильинской церкви , где жених, давно не видевший на себе приличного платья, на этот раз был одет в щегольской фрак и белый галстук, а затем в карете привезена была красавица Лида. По окончании свадебного обряда, молодая была увезена в дом ротмистра, а мужу в присутствии двоих свидетелей в церковной сторожке, где дожидался маклер, заменявший теперешних нотариу-сов, были выданы три тысячи рублей, на которые тут же молодой супруг дал заемное письмо ротмистру и, кроме того, было условлено, что муж Лиды через три года будет получать под письменное обязательство ежегодно по тысяче рублей, а ежели вздумает потребовать к себе жену, то, как несостоятельный должник, будет посажен в тюрьму.{nl}История эта в свое время наделала немало шума, и хотя злосчастного титулярного со-ветника за похищение хотели предать суду, но сам благодетельный дядюшка П., запуганный влиятельными дворянами возможностью довести о его поступках с Лидой до сведения Государя, сам первый хлопотал о прекращении дела.{nl}После этого прошло несколько лет, в продолжении которых нашему ротмистру и Лиде Бог дал сына , а затем, после смерти фиктивного супруга у них родилась еще дочь и, наконец, Лида сделалась законной женой ротмистра. Прелестные дети наследовали все лучшее своих родителей, для которых настала новая забота усыновить их. Но так как для усыновления дворянам из незаконных детей в то время требовалась особая Высочайшая милость и после подаваемых по этому поводу всеподданнейших прошений производился главноуправляющим собственной канцелярии Его Величества конфиденциальный запрос губернатору и губернскому предводителю о том: заслуживают ли родители этой милости, то относительно их дочери устроить усыновление было легко, что же касается сына, то встретилось большое затруднение, так как он оказался юридически законным сыном титулярного советника, почему мне по должности губернского предводителя и пришлось в своем сообщении Долгорукому , для доклада Государю, изложить обстоятельства первого замужества Лиды, после чего повелением Императора Александра II сын ротмистра был усыновлен.{nl}Вся же история, однако же, не прошла бесследно для П., который так ужасно поступил с Лидой, и Божья кара лишила его обоих законных сыновей, которые окончили жизнь в сумасшедшем доме. П. же до самой смерти своей представлял собою что-то странное и ухаживал всю жизнь за высокопоставленными лицами и преимущественно за губернаторами и полицией.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.