Статьи Фотогалерея Библиотека Генеалогия Интересное Карта сайта
Поделиться с друзьями:

Книга автора сайта "Пролетарская революция, какой мы её не знаем"

Рассказы о домах и людях старого Саратова.
Города


Люди

Издательский дом "Волга"



26 ноября 2015 (515 дней 14 часов назад)

Хвалынск в 1918 г. Попытки установить "настоящую" советскую власть. И что из этого выходило..

О том, что происходило в России в первые месяцы после октябрьского переворота написано удивительно мало. Процесс революционного преобразования экономической системы и смены общественных отношений описывается достаточно схематично. Детальной хроники событий первого года советской власти особенно в провинции в литературе просто нет.
В данном сообщении приведены архивные документы о нескольких эпизодах из жизни Хвалынского уезда с декабря 1917 по декабрь 1918 гг.
События в Хвалынске не был целью отдельного исследования. Поэтому речь идёт именно об эпизодах, которые вошли в мою книгу о первых месяцах советской власти в Саратовской губернии.

1. Организация советской власти в уезде
Большевиков в Хвалынске в октябре 1917 г. не было. Подавляющий авторитет в аграрном уезде имели эсеры, которые в октябре захват власти советами не поддержали. Для организации в Хвалынске советской власти был отправлен питерский рабочий-большевик Кирпичникова В.А., который нашёл здесь лиц сочувствующих большевикам (супруги Рицберг и Савельевы, Степин, Мусатов и др.), вместе с которыми он организовал местный партийный комитет, став его председателем. Уездный совет, как орган власти, по сути был эсеровским. Совет занял дом купца А.П. Хренова.
Первый уездный съезд Советов состоялся 25 декабря 1917 года в здании бывшей уездной Земской управы. Съезд обсудил вопрос об организации Советской власти, избрал уездный Исполнительный комитет, объявил Земскую управу и Городскую думу распущенной. Председателем Исполкома избрали эсера М. Лоснова. Из Сызрани были получены пулемёты и винтовки для защиты новой власти.
Единственным воинским подразделением в городе было петроградское военно-топографическое училище, находившееся в Хвалынске в эвакуации. Большевики приняли решение разоружить юнкеров. Для убедительности угрожали вызовом из Саратова или Сызрани кавалерии. Начальник училища отказался подчиниться. Более того часть юнкеров при поддержке М.А. Радищева, И.В. Белова и членов местного общества охотников решили отобрать у совета привезённое оружие.
Около часа после полуночи с 1 на 2 января 1918 г. около 30 юнкеров и около 40 местных жителей окружили здание совета, в котором находилось около 15 предупрежденных заранее членов совета. Неожиданно для нападавших, им под ноги бросили гранату. Юнкерам, окружавшим здание, пришлось открыть огонь. Ответный пулемётный огонь из окон совета заставил осаждавших разойтись.
2 января с утра город был разбит на районы, и 170 человек красной гвардии разошлись для обысков, изъятия оружия и арестов. Юнкерам предложили покинуть Хвалынск в течение суток. Учащимся и преподавателям были выданы увольнительные на три месяца, и они разъехались кто куда.
Больше спорить с новой властью было некому.

2. Как крестьяне члены совета выступили против телесных наказаний.
Совет начал свою работу. Крестьянская секция должна была помимо организации волостных советов вести поиск хлебных запасов. Задача была не из простых. Государство заморозило цены на хлеб и запретило его свободную продажу. Имевшие зерно его просто попрятали. В уезде начался голод.
К 25 марта в уездном совете назрел конфликт. Крестьянская секция объявила о своем выходе из общего совета, ввиду вредной для крестьян уезда политики некоторых товарищей рабочих. По их словам дальнейшая совместная работа Исполнительного комитета становится невозможной и опасной для советской власти. Можно только догадываться, что терпели крестьяне от товарищей рабочих, не зная как забрать хлеб.
Две недели спустя 7 апреля на очередном заседании крестьянская секция потребовала от членов рабочей секции гарантии полной неприкосновенности личности членов своей секции. Так же крестьянская секция потребовала немедленно отменить телесные наказания, применяемые в городе и уезде. Напомню, что телесные наказания в России были отменены в 1906 г.
9 апреля на заседании совета его председатель Лоснов пожурил председателя военной секции совета большевика Стёпина за то, что он на заседании совета народных комиссаров угрожал стереть с лица земли крестьянскую секцию и расстрелять ее членов … в этом т. Стёпин был не прав … лично я приписываю это его горячности и нервности.
8 апреля уездный исполком постановил немедленно приступить к взысканию контрибуции, поскольку денег на содержание власти взять было больше не откуда. Решили приводить капиталистов лично к комиссару и предъявлять ультиматум, в крайнем случае - употреблять в дело плеть. Представитель губернского совета Глухов, побывавший в уезде с инструкциями, советовал крестьянской секции собрать не один миллион, а более, так как «никогда не поверю, чтоб там не было».

3. Нападение на совет пьяного начальника милиции.
В первых числах апреля члены губернского совета Глухов и Соболев срочно выехали в Хвалынск. Причиной была полученная 1 апреля телеграмма. «Хвалынская следственная комиссия при совдепе просит вас срочно телеграфировать, можем ли отправить в трибунал всех преступников за нападение на совет, а так же всех саботажников и провокаторов вместе с материалом».
9 апреля на заседании совета помощник начальника советской милиции Бараков объяснялся перед приехавшими членами губисполкома: «Я не помню, какого числа это было. Я шёл на занятие и встретил массу береговых рабочих, которые задали мне вопрос: Что ты смотришь? У нас сбежали Цыганков и Тимофеев и увезли деньги. … я вынужден был пойти в совет выяснить положение». На вопрос члена губернского совета, не было ли с чьей либо стороны предписания на предмет ареста Исполнительного Комитета? Бараков ответил, что этого потребовала толпа.
Далее Бараков рассказал, как он провел предшествующие расследуемому событию сутки. «В 2 часа приходит Степанов и говорит: «Давай выпьем». Потом пошли к Александрову пить спирт и самогонку. Выпил самогона. Придя домой свалился. Утром пришёл Степанов, садимся пить. Приходит Александров, я задал себе вопрос зачем? Стали играть в карты.
В это время был съезд, который постановил меня арестовать. В 12 час приходит Жебровский, с ним 2 красногвардейца, которые сообщили об аресте. Я безумно делал попытки стрелять себя и его. Меня успокоили. Пошли в штаб красной гвардии. Потом пошли в Совет с Жебровским. Как бил Жебровского не помню. Делал это бессознательно».
На вопрос комиссии: Состоя на ответственном посту, считали ли вы трёхдневное пьянство сознательным? Бараков искренне ответил: «Я не знаю чем объяснить, что никак не смею отказаться от водки».

4. Как хвалынские граждане съездили хлеб в Николаевский уезд.
В связи с дефицитом продовольствия в уезде и самом Хвалынске, как временная мера, была разрешена свободная торговля хлебом, то есть покупка и продажа хлеба по рыночным, а не низким государственным ценам. Начались поездки жителей за хлебом в Николаевский уезд. Свободная торговля позволила покупать хлеб в Николаевском уезде по выгодным для крестьян ценам. Николаевский Совдеп хотел, однако, самостоятельно распоряжаться запасами хлеба в своем уезде, забирая его по установленным низким ценам.
Николаевские красногвардейцы повсеместно отбирали хлеб, деньги, одежду, а также товары у граждан Хвалынского уезда. Более того их жестоко избивали.
Хвалынский уездный исполком на крестьянском съезде в губернии просил потребовать у Николаевского Совета возвращения хлеба, денег, товаров, и одежды, отобранных у Хвалынцев. И даже предания суду виновников как в отобрании денег и хлеба, так и в избиении граждан.
Делегаты так же протестовали против взяточничества красногвардейцев, контролирующих провоз хлеба на границах Хвалынского уезда, и требовали прекратить подобное позорное дело.
При этом голод в Хвалынском уезде усиливался, учащались смертельные случаи от голода, развивалась цинга и тиф на почве недоедания.

5. Братская помощь из Николаевского уезда.
Уездная власть была недовольна работой своей крестьянской секции. В городе люди голодали, тогда как зажиточные крестьяне хлеб имели.
Тогда 27 марта хвалынский совет обратился за помощью в Николаевский: «Просим Вас товарищи, если можно, то пришлите Красной гвардии в составе 200 человек для посылки в наш уезд по учету хлеба и водворения революционного порядка.
29 марта в местном совете состоялась жаркая дискуссия о необходимости вызова красногвардейцев из Николаевска, в ходе которой предлагалось между прочим высечь плетьми тех, кто против вызова соседских красногвардейцев.
Тов. Лоснов предложил передать по телефону в военную коллегию (то бишь товарищу Стёпину, который грозился расстрелять своих коллег депутатов), что крестьянская секция против вызова николаевских. На что «присутствующий красногвардеец-николаевец», как записано в протоколе, «выражал площадные слова. Председатель просил его не выражаться, но николаевец закричал на председателя - замолчать!»
В результате прений решили организовать в городе Хвалынске свою рабоче-крестьянскую армию в 200 человек из крестьян населяющих ближайших волостей. За каждую командировку выдавать суточные в сумме 5 руб.
Это была обычная плата в то время. Называть красноармейцев наемниками до сих пор не принято. Но для сотен тысяч безработных в 1918 году единственный способ не умереть с голоду был – наняться в красную армию.
Исполком избрал от совета 8 комиссаров в отряды Красной гвардии, командируемых в уезд в поисках хлеба.
И вот красногвардейцы двинулись в поход. 1 апреля в губернский совдеп летит телеграмма из деревни Ключики. «Население Хвалынского уезда умоляет, просит вашей защиты от насилий телесных истязаний до убийства чрезмерных поборов насилию контрибуции деньгами грозят годами накопленное имущество вплоть до белья чинимые хвалынскими красногвардейцами, которые озлобляя население внесли полный террор».
Что ответил губисполком мы не знаем, но 2 апреля Хвалынский совдеп успокаивает Саратов, что «никакого карательного отряда не требуется, конфликт улажен. В уезд послана красная армия из более восьмисот бойцов для точного учёта хлеба и установления советской власти. Контрреволюции подавлены».
Через три дня в Саратов Антонову приходит следующее сообщение из Хвалынского уезда. Контрреволюция в Павловке подавлена. С нашей стороны пало 4 красноармейца, несколько ранено.
Это был результат действий отряда из Николаевского уезда тогда Самарской губернии под руководством Баулина. В нём насчитывалось около 200 бойцов сопровождавших 100 подвод для вывоза отобранного продовольствия. В волостном селе Павловке Хвалынского уезда, тогда насчитывалось более 4000 жителей и было чем поживиться.
Боец красногвардейского отряда К.И. Мельников вспоминает. Небольшой группой кавалеристов мы к вечеру въехали в село Павловку. (Ни формы, ни знаков отличий у красногвардейцев не было. Как впрочем, ни устава, ни регламента действий. Всё строилось на революционном сознании). Ничего не подозревая, местный поп раскрыл перед нами все военные тайны. Через два часа в Павловку вступил отряд Баулина. Поп был немедленно арестован. Зажиточные крестьяне схватились за оружие, защищая своё имущество. Что было дальше, узнаём из телеграммы в Саратов: «Павловская белая гвардия погибла в бою, некоторых расстреляли. Производим тщательный учёт в уезде и собираем контрибуцию».
4 апреля хвалынский совет посылает делегата от крестьянской секции в пределы уезда для проверки действий николаевской красной гвардии. Как они производят учёт и реквизицию хлеба, взыскание контрибуции с капиталистов населения Хвалынского уезда. Кого они называли в деревне капиталистом можно только догадываться.
А уже 7 апреля рабочая секция хвалынского совета постановила не допускать николаевскую красную гвардию по учёту продуктов и продовольствия, и потребовала немедленно отозвать таковую из уезда и окончить в уезде означенный учёт собственными силами.
Приведу рассказ делегата губернского крестьянского съезда: «В апреле и начале мая Советы начали производить реквизиции и налагать контрибуции, чтобы поддержать товарищей бедняков. Реквизиции шли планом во всех волостях. С горечью должен отметить, что среди красной гвардии к нам присланной оказались нехорошие люди и вместо того, чтобы водворить порядок в уезде, они сделали обратное во всех сёлах, где они побывали. Грабилось ими имущество и тайно и явно, брали взятки и прикарманивали имущество, как то: брюки, часы, сапоги. /…/ были среди неё и честные люди, но они позорились тёмными элементами. И комиссары, которые стояли во главе отрядов красной гвардии, допускали большие несправедливости. Они, не зная как наложить контрибуцию, держали тех, кого допрашивали по целым ночам и говорили, что посредством плёток мы возьмём до 10 тыс. Товарищи бедняки не могли указать у кого можно взять контрибуцию и за это были биты плетьми. В уезде среди бедноты доверие подорвано, и они так же с недоверием относятся к красной армии, и, когда она проезжает по уезду, население бежит в леса, в овраги».

6. Чьи же красногвардейцы были настоящие Кузнецкие или Хвалынские?
Постановление хвалынского совета подтолкнула Баулина выйти за пределы уезда где его попросили больше не самовольничать.
8 апреля отряд Баулина вступил в село Неверкино Кузнецкого уезда, где им была по его же словам восстановлена Советская власть. Допросив пленных, он приказал за убийство и зверские издевательства над советскими людьми расстрелять 6 человек, а 6 человек направили под арестом в тюрьму города Хвалынска.
Через две недели Хвалынский уездный совет рапортует в Саратовский губернский совет. «В Неверкино был наш отряд, обезоружил Кузнецкую Красную гвардию, которая действовала не в духе Советской власти. Преступные действия Кузнецкого отряда ликвидированы, отобран пулемет. Сегодня туда прибыли члены нашего совета для выяснения положения и просьбой оказать содействие коммунистической партии, борющейся с саботажниками».
Но 28 апреля из Кузнецка в Саратовский военный отдел приходит сообщение, в котором все выглядит по-другому: «отряд Баулина сделал и продолжает делать невероятные ужасы. Отряд этот своими действиями покрыл мраком позора советскую власть. По сведениям от неверкинских беглецов и сообщений из соседних сёл в Неверкине ограблены и расстреляны мирные жители. Убито 12 человек кузнецких красноармейцев во главе с военным комиссаром».
Из Неверкино николаевские красногвардейцы погрузили подводы с хлебом и отправились в Хвалынск. А оттуда в родной Николаевский уезд. Кузнецким же красногвардейцам суждено было остаться в неверкинской земле.

6. Кровавая пасха в Кузнецке.
К тому времени вокруг Пудовочкина - хвалынского рабочего, посланного комиссаром с отрядом Баулина сформировался отряд из жителей Хвалынского уезда, которые воодушевленные происходящим решили двинуться дальше.
Очевидцы описали деятельность отряда так. «Хвалынск послал в Кузнецк для организации здесь «настоящей» советской власти отряд Красной Армии из голодных крестьян Хвалынского уезда. Это всё было бы хорошо, но, к несчастью руководитель отряда, всем памятный Пудовочкин попался не из хороших. Советскую власть он стал «вводить» нагайкой. В городе он без всякого плана начал производить конфискацию имущества буржуазии, чем страшно разжег аппетиты голодных солдат. Последние зашли далеко, начав задевать и мещанские массы так, что руководители не могли сдержать уже их. Население взволновалось».
Развязка наступила в предпасхальное утро, в субботу 4 мая. «Бойцы отряда Пудовочкина, расквартированные по два, по три человека в обывательских домах, безмятежно спали. Вдруг где-то в городе гулко ахнул миномет, и тотчас же все колокола залились тревожным перезвоном. Набат! Недоумевающие, всполошенные красногвардейцы повыскакивали из домов. Но немногим удалось пройти хотя бы несколько шагов. Колокольный звон разбудил и поднял самую страшную и жестокую стихию, — стихию озверевшей обывательщины. Всё было обдумано и подготовлено заранее. Удары топоров, вил и гирь обрушились на головы сонных или полусонных бойцов пудовочкина отряда. В течение нескольких минут было умерщвлено, вероятно, не менее сотни красногвардейцев. За остальными началась охота. Били на дворах, на улицах, на площадях. Били холодным оружием, били из винтовок, револьверов, охотничьих ружей. Уже павших мёртвых кромсали на куски, топтали ногами, обливали горящим керосином... Затем, словно эхо, затукал пулемет со станции. Прибыл сызранский отряд железнодорожников... Хвалынцы очутились между двух огней. В конце концов, оставшиеся пудовочкинцы были вынуждены сдаться прибывшему отряду. Только это и спасло их от поголовного уничтожения... Свыше 300 трупов — таковы были результаты кровавой пасхи».

7. К уборке урожая с пулемётами и винтовками.
К новому урожаю уезный совет хорошо подготовился. 5 июня Лоснов доложил о том, что Исполнительным комитетом был послан отряд красноармейцев в Барановскую и Телятниковскую волости для обмолота хлебов. Оказалось, что все богатые граждане так же приготовились и вооружились. В селе Баевке они открыли огонь по красногвардейцам. В ответ пулеметчик Афанасьев тоже открыл пулеметный огонь. По словам красноармейцев со стороны восставших были жертвы, но не выяснено сколько, а потому они не произвели обмолот хлеба, лежавшего в скирдах.
Постановлено: Немедленно приступить к организации добровольной крестьянской Красной гвардии для посылки в Барановскую и Телятниковскую волости для обмолота имеющегося в копнах хлеба. В каковую назначить энергичного комиссара, который мог бы на правильных основаниях расправиться с кулаками и обмолотить хлеб. Председатель крестьянской секции Скворцов.
Так в Хвалынском уезде претворялась в жизнь практика посылки вооруженных уборочных отрядов для изъятия хлеба прямо с поля, минуя хозяйские амбары.

8. Кто же всё-таки руководил уездом?
На заседании губернского исполкома Представитель Хвалынского исполнительного комитета 28 июня раскрывает причину неурядиц Хвалынского исполнительного комитета. Он заявил, что там господствует банда под именем коммунистов, которая и дезорганизует работу сознательной части совета и наводит панику среди населения ложными слухами о приближении врага. Представитель потребовал посылки в Хвалынск следственной комиссии и назначения в совет истинных партийных работников. Было постановлено послать в г. Хвалынск следственную комиссию в составе Иванова-Павлова, Раевича и ещё одного члена от партии коммунистов. Комиссию, однако, выслать не успели.

9. Первый приход белых из Самары.
2 июля в Вольске, а 8 июля и в Самаре были разогнаны советы, и власть перешла к комитету учредительного собрания – Комучу, который по сути являлся эсеровским. Вскоре эсеровские восстания вспыхнули в Москве, Ярославле и др. городах. В Поволжье восстание поддерживал чехословацкий корпус.
14 июля в 3 часа утра речная флотилия белых в составе 10 пароходов подошла к Хвалынску. Впереди шёл разведчиком пулемётный пароходик, за которым следовали три больших парохода с орудиями. Разведка с точностью установила местонахождения советских орудий, по которым и была открыта орудийная стрельба. Одновременно два отряда пехоты высадились выше города около Фёдоровки и ниже около Ивановки. С северной части города наступление повёл небольшой отряд чехословаков, с южной – отряд вольских фронтовиков, тоже небольшой численности – человек 200-250.
Советские орудия стреляли очень плохо и мало, и через полчаса после начала боя совершенно замолчали.
Белая пехота продвигалась чрезвычайно быстро, не встречая на пути даже намёка на сопротивление. Красногвардейцы ушли, не принимая боя. К 3 часам дня белая пехота вошла в город.
Военный комиссар Стёпин, который дал приказ отходить, объяснил свои действия тем, что излишняя задержка могла привести к полному разгрому отряда. Навстречу шла отнюдь не беззащитная крестьянская секция, которую он угрожал стереть с лица земли.
На Кодошечной горе хвалынские красногвардейцы остановились и наблюдали, как белые занимали город. Дальше они решили пробираться к Вольску.
19 июля по городу был расклеен приказ № 1 Особоуполномоченного комитета членов всероссийского учредительного собрания. В котором законно избранный 12 ноября 1917 г. член учредительного собрания К. Буревой сообщал, что: Советскую власть в городе и уезде считать упраздненной. Всех комиссаров Советской власти отрешить от должностей, подвергнуть их задержанию и немедленно начать подробное следствие о всех совершенных ими преступлениях.
Он приказал восстановить органы местного самоуправления: Городскую Думу, уездные и волостные Земства. Все ограничения и стеснения в свободах, введенных большевистскими властями, отменить и восстановить свободу слова, печати и собраний.
В уезде народ так же ощутил свободу. Так чрезвычайное крестьянское собрание Барановской волости 18 июля постановило арестовать бывшего председателя волостного Совета и красногвардейцев, которые производили насилие над жителями волости во время взыскания контрибуции, принимая преступные меры.
25 июля городская комиссия по выдаче реквизированных и конфискованных бывшим Советом вещей, при разборе обнаружила не только вещи, представляющие из себя известные ценности, но и вещи малоценные и даже ничего нестоящие. Так например, с золотыми вещами очень ценными найдены несколько старых запонков для пристёгивания воротничков и один сломанный металлический ковш. С золотыми серьгами, очевидно награбленными в уезде, обнаружены дёшевые металлические кольца с разными стеклянными глазками. Вместе с серебряными ризами, святотатственно содранными с икон, найдены граммофонные пластинки и две копилки детские с надписью: «копилка ВАЛИ», «копилка ШУРЫ». С теми же граммофонными пластинками найдены два псалтиря, очень древние. Ценные вещи исчезли безвозвратно.
31 июля после восстановления советской власти в Хвалынске на заседании губернского исполкома Сергеев и Ходакова знакомили собрание с ходом следствия по делу о событиях в городе. Следственной комиссии не удалось выяснить вполне причастность тех или иных лиц к событиям, которые произошли в Хвалынске.

10. Второй приход белых из Самары.
Красные отряды, посланные в конце июля губисполкомом из Саратова для освобождения Хвалынска не являлись регулярной армией способной вести реальные боевые действия.
3 сентября эти слабо дисциплинированные части, стоящие под Хвалынском, беспорядочно отступили при налете небольшого отряда белогвардейцев, которыми руководил полковник Махин.
Стараясь выйти из-под удара белых, не принимая боя, они быстро уходили по направлению к Вольску. Белые под командою полковника Махина перешли в наступление по правому берегу Волги. На второй день удачным ночным налетом двух рот, в деревне Апалихе был взят в плен целиком отряд красных в 600 штыков и сабель, вместе со всеми комиссарами, которых выдали сами же красноармейцы.
Больше значительных сил у красных на этом направлении не было, и полковник Махин со своим отрядом беспрепятственно двигался вперед, прикрытый на своем левом фланге речной флотилией белых, состоявшей из нескольких вооруженных пушками буксирных пароходов. Не встречая никакого сопротивления, он быстро продвигался по следам уходившего противника. 6 сентября в 20 часов вечера красные оставили Вольск.
Красные командиры признавались, что ощущался недостаток в вооружении, снаряжении, деньгах, командном составе. Резервов не было, фланги отступали по приказу сначала организовано, затем тоже бежали. Так оставили Вольск, Воскресенское и остановились в Баронске.
Ободренный успехом в боях против красных полковник Махин решил переправиться в Николаевский уезд. Отряд белых на баржах был перевезен на другую сторону реки в находившееся там село Духовницкое. Но на левом берегу Волги белые потерпели неудачу. Утром, 8 сентября красные превосходящими силами, как живой силой, так и артиллерией, перешли в наступление. 9 сентября пароходами перевезена в Хвалынск половина обоза, около 200 чехов разных рот и 50 человек Николаевского добровольческого отряда.
Около двух дней гремела с обеих сторон реки артиллерия противников, не причиняя друг другу никакого вреда. Пострадал только один Хвалынск. От попадания снарядов красных загорелась и сгорела его небольшая южная часть, лежавшая вниз по Волге, и в некоторых районах города были сильно изуродованы деревянные тротуары.

10. Возвращение в город красных.
В сентябре на вольский фронт стали прибывать хорошо вооруженные части, состоявшие из петроградских и московских рабочих, латышских и китайских стрелков. Поступали патроны, снаряды. В красных частях, укреплялась воинская дисциплина. Высшее командование решило начать решительное наступление против белогвардейцев. Под Вольск были стянуты четыре полка, которые должны были освободить Вольск, а затем Хвалынск.
12 сентября в 12 часов дружным натиском красных войск минимум троекратно численно превосходивших силы белых и при энергичной поддержке флотилии Вольск был взят. Части народной армии в полном беспорядке отошли к Хвалынску. Не встречая на своем пути сколько-нибудь серьезного сопротивления красная Вольская дивизия днем 16 сентября заняла Хвалынск. Руководивший боевой работой белых частей полковник Махин был вторично ранен в шею, и это сильно ослабило группу.
Во всех пунктах, занятых красными восстанавливалась советская власть и вместо советов организовывались комитеты бедноты.

11. Волжские флотилии
В срочном порядке большевики оснастили часть волжских пароходов орудиями и использовали их при штурме Вольска, Балаково и Хвалынска.
Флагман красного флота Цыганков чувствовал, что справится с флотилией не в состоянии, так как имел слабость и страсть к выпивке. Он по нескольку дней не являлся к флотилии с берега и был очень малограмотный. Все приказы по флотилии редактировались Коржевиным, а Шарыгин их печатал или писал от руки, прочитывали их Цыганкову и тот их скреплял своей подписью.
Красная флотилия приняла один из боев под селом Алексеевкой 5 сентября. После этого боя, ночью, в селе Апалиха, белые захватывают красные отряды врасплох, там возникает паника. Паникёры бросились к Волге в надежде на флотилию. Это событие было донесено до флотилии разведкой. В это время Цыганков – флагман – двое суток не являлся к боевым судам и был на берегу в Балакове, находясь в запое.
Трусы, бросившие свои товарищей под Апалихой, бежали вдоль берега и кричали и махали руками боевым судам, прося их принять на лодки. Но суда белых не давали это сделать.

12. Визит Троцкого
Население Хвалынска, узнав о приезде Троцкого, все от малого до старого вышли к пристани. Оцепление из красноармейцев еле сдержало толпу.
18 сентября в 6 часов вечера под звуки «Интернационала», исполненного духовым оркестром с пристани о-ва «Самолет», пароход вождем революции подошел к пристани Хвалынска, где были выставлены до самого подъема на берег части Балаковского полка в пешем и конном строю, держа одни винтовки, другие – шашки на караул. На пристани Троцкого встречали начальник Вольской дивизии Гаврилов, командир полка Шкарбанов и другие члены командного состава. Торцкий поздоровался с встречавшими должностными лицами дивизии. Он выразил им благодарность за взятие Вольска и Хвалынска, поздравив с блестящей победой, причем командира отряда Яшвили, особенно отличившегося в последних боях, расцеловал. ...Балаковский полк назвал «одним из лучших полков Российской Советской Рабоче-Крестьянской Красной Армии», и которому в знак высшего отличия по ходатайству начдива и командарма даруется от имени Всероссийского Исполнительного Комитета Революционное знамя. Согласно постановления того же Комитета, тов. Троцкий заявил, что в виде подарка товарищам красноармейцам решено выдать премию в размере месячного оклада, т.е. по 250 рублей. Речь была закончена под громкие крики «Ура!» призывом к окончательной победе над белыми.
Из города в 18 часов тов. Троцкий с командармом и членом реввоенсовета отправился на автомобиле на линию фронта Вольской дивизии в расположение Интернационального полка в селение Поповка, что в 25 верстах от Хвалынска.
Интернациональный полк представился построенным по-батальонно, с флангов стояла артиллерия с конными разведчиками. Особенность этого полка – его колоссальная разновидность наций: здесь есть русские, немцы, австрийцы, венгры, румыны, сербы, поляки и проч. Не смотря на разнообразие языков в полку, он вполне согласованно выполнял боевые задания и храбро сражался с белыми. Тов. Троцкий в речи указал, что он видит и радуется, как, не взирая на разновидность наций в полку, пролетарий нашел один общий язык и стремится с оружием в мозолистых руках опрокинуть своего врага – буржуазию всего мира…
В 22 часа тов. Троцкий и сопровождавшие его, возвратились на пароход и отбыли в Саратов.

11. Третий приход белых.
В середине сентября советская власть мобилизовала все свои готовые силы, и армейские, и чисто большевистские. Началось пополнение частей по мобилизации. А главное, в войсках начали энергично водворять дисциплину и порядок в частях, всеми мерами повышать авторитет командного состава и устранять сумбур в управлении действующими частями, царивший доселе. Зачатки порядка уже имелись, численность превосходила восставших в несколько раз.
Под Сызранью, Хвалынском, Николаевском, шли бои с переменным успехом. Красные везде, проявляли активность, после неудач скоро оправлялись и снова продвигались вперед. Под Сызранью и Николаевском чешские части заметно начали сдавать. Они не проявляли прежней активности, обороняться им было все труднее.
Тем не менее, попытки военного реванша белых продолжались. 28 сентября Хвалынск был оставлен большевиками в третий раз. Красные войска отступили от Хвалынска всего на 25 вёрст до Алексеевки. Но это сделано было всего на 18 часов. Утром 29 сентября Хвалынск снова был занят прибывшими небольшими подкреплениями и остатками Вольской дивизии. На этом попытки Народной армии занять Хвалынск закончились.
30 октября журналист саратовской газеты пишет: «По въезде в Хвалынск видишь разрушенные, полуобгоревшие дома, изрытые мостовые – свидетели ужасов белогвардейского налета. Буржуазия бежала из города, закрыты магазины, зато бойко торгует магазин комиссариата социального обеспечения, где продаются конфискованные у бежавшей буржуазии товары. Вещей очень много, а продают их дешево, поэтому у магазина постоянно видишь «хвост» приехавших за товаром крестьян из окрестных деревень. Жизнь в городе налаживается».

13. Организация «нормальной» советской власти
13 октября Хвалынскому революционному комитету предписано Саратовским Исполнительным комитетом в 2-недельный срок созвать съезд для организации в городе и уезде нормальной Советской власти.
18 ноября на заседании Губисполкома сообщается, что в Хвалынском уезде арестована чрезвычайная комиссия и говорят, что предполагается арестовать исполком.
14 декабря уже из газет мы узнаем, что в Хвалынске арестована контрольная рота и Чрезвычайная комиссия, обвиняемые в преступлениях по должности, вымогательствах и бесчинствах. Для выяснения дела в уезд командированы 2 члена следственной комиссии.
29 декабря был принят проект раскладки по уездам Саратовской губернии чрезвычайного революционного налога в 400.000.000 руб. Хвалынский уезд должен был собрать 27 миллионов. Но об этом в следующий раз.

Послесловие
Как мы видим, что спустя год после октябрьского переворота советская власть в Хвалынске и уезде существовала далеко не в том виде, как этого хотелось вождям революции. Отсутствие кадров, прошедших отбор и соответствующую подготовку, имеющих четкое понимание своих целей и задач имело тяжелые последствия для региона. И дело, наверное, не в том, что Хвалынск был далёкой провинцией. А в том, что любая революция неизбежно пробуждает к деятельности в том числе и не самые лучшие слои общества. В период, когда старый государственный аппарат разрушен, а новый ещё не создан, власть слаба. В этот период неизбежно попираются права личности, происходит разгул преступности и сплошь и рядом допускаются перекосы в деятельности вновь созданных структур власти. И за всё это платит своими жизнями простой народ, именем которого и свершаются революции.

версия для печати


Поиск по сайту:  

26 ноября 2015 (515 дней 14 часов назад)

Хвалынск в 1918 г. Попытки установить "настоящую" советскую власть. И что из этого выходило..

О том, что происходило в России в первые месяцы после октябрьского переворота написано удивительно мало. Процесс революционного преобразования экономической системы и смены общественных отношений описывается достаточно схематично. Детальной хроники событий первого года советской власти особенно в провинции в литературе просто нет.
В данном сообщении приведены архивные документы о нескольких эпизодах из жизни Хвалынского уезда с декабря 1917 по декабрь 1918 гг.
События в Хвалынске не был целью отдельного исследования. Поэтому речь идёт именно об эпизодах, которые вошли в мою книгу о первых месяцах советской власти в Саратовской губернии.

1. Организация советской власти в уезде
Большевиков в Хвалынске в октябре 1917 г. не было. Подавляющий авторитет в аграрном уезде имели эсеры, которые в октябре захват власти советами не поддержали. Для организации в Хвалынске советской власти был отправлен питерский рабочий-большевик Кирпичникова В.А., который нашёл здесь лиц сочувствующих большевикам (супруги Рицберг и Савельевы, Степин, Мусатов и др.), вместе с которыми он организовал местный партийный комитет, став его председателем. Уездный совет, как орган власти, по сути был эсеровским. Совет занял дом купца А.П. Хренова.
Первый уездный съезд Советов состоялся 25 декабря 1917 года в здании бывшей уездной Земской управы. Съезд обсудил вопрос об организации Советской власти, избрал уездный Исполнительный комитет, объявил Земскую управу и Городскую думу распущенной. Председателем Исполкома избрали эсера М. Лоснова. Из Сызрани были получены пулемёты и винтовки для защиты новой власти.
Единственным воинским подразделением в городе было петроградское военно-топографическое училище, находившееся в Хвалынске в эвакуации. Большевики приняли решение разоружить юнкеров. Для убедительности угрожали вызовом из Саратова или Сызрани кавалерии. Начальник училища отказался подчиниться. Более того часть юнкеров при поддержке М.А. Радищева, И.В. Белова и членов местного общества охотников решили отобрать у совета привезённое оружие.
Около часа после полуночи с 1 на 2 января 1918 г. около 30 юнкеров и около 40 местных жителей окружили здание совета, в котором находилось около 15 предупрежденных заранее членов совета. Неожиданно для нападавших, им под ноги бросили гранату. Юнкерам, окружавшим здание, пришлось открыть огонь. Ответный пулемётный огонь из окон совета заставил осаждавших разойтись.
2 января с утра город был разбит на районы, и 170 человек красной гвардии разошлись для обысков, изъятия оружия и арестов. Юнкерам предложили покинуть Хвалынск в течение суток. Учащимся и преподавателям были выданы увольнительные на три месяца, и они разъехались кто куда.
Больше спорить с новой властью было некому.

2. Как крестьяне члены совета выступили против телесных наказаний.
Совет начал свою работу. Крестьянская секция должна была помимо организации волостных советов вести поиск хлебных запасов. Задача была не из простых. Государство заморозило цены на хлеб и запретило его свободную продажу. Имевшие зерно его просто попрятали. В уезде начался голод.
К 25 марта в уездном совете назрел конфликт. Крестьянская секция объявила о своем выходе из общего совета, ввиду вредной для крестьян уезда политики некоторых товарищей рабочих. По их словам дальнейшая совместная работа Исполнительного комитета становится невозможной и опасной для советской власти. Можно только догадываться, что терпели крестьяне от товарищей рабочих, не зная как забрать хлеб.
Две недели спустя 7 апреля на очередном заседании крестьянская секция потребовала от членов рабочей секции гарантии полной неприкосновенности личности членов своей секции. Так же крестьянская секция потребовала немедленно отменить телесные наказания, применяемые в городе и уезде. Напомню, что телесные наказания в России были отменены в 1906 г.
9 апреля на заседании совета его председатель Лоснов пожурил председателя военной секции совета большевика Стёпина за то, что он на заседании совета народных комиссаров угрожал стереть с лица земли крестьянскую секцию и расстрелять ее членов … в этом т. Стёпин был не прав … лично я приписываю это его горячности и нервности.
8 апреля уездный исполком постановил немедленно приступить к взысканию контрибуции, поскольку денег на содержание власти взять было больше не откуда. Решили приводить капиталистов лично к комиссару и предъявлять ультиматум, в крайнем случае - употреблять в дело плеть. Представитель губернского совета Глухов, побывавший в уезде с инструкциями, советовал крестьянской секции собрать не один миллион, а более, так как «никогда не поверю, чтоб там не было».

3. Нападение на совет пьяного начальника милиции.
В первых числах апреля члены губернского совета Глухов и Соболев срочно выехали в Хвалынск. Причиной была полученная 1 апреля телеграмма. «Хвалынская следственная комиссия при совдепе просит вас срочно телеграфировать, можем ли отправить в трибунал всех преступников за нападение на совет, а так же всех саботажников и провокаторов вместе с материалом».
9 апреля на заседании совета помощник начальника советской милиции Бараков объяснялся перед приехавшими членами губисполкома: «Я не помню, какого числа это было. Я шёл на занятие и встретил массу береговых рабочих, которые задали мне вопрос: Что ты смотришь? У нас сбежали Цыганков и Тимофеев и увезли деньги. … я вынужден был пойти в совет выяснить положение». На вопрос члена губернского совета, не было ли с чьей либо стороны предписания на предмет ареста Исполнительного Комитета? Бараков ответил, что этого потребовала толпа.
Далее Бараков рассказал, как он провел предшествующие расследуемому событию сутки. «В 2 часа приходит Степанов и говорит: «Давай выпьем». Потом пошли к Александрову пить спирт и самогонку. Выпил самогона. Придя домой свалился. Утром пришёл Степанов, садимся пить. Приходит Александров, я задал себе вопрос зачем? Стали играть в карты.
В это время был съезд, который постановил меня арестовать. В 12 час приходит Жебровский, с ним 2 красногвардейца, которые сообщили об аресте. Я безумно делал попытки стрелять себя и его. Меня успокоили. Пошли в штаб красной гвардии. Потом пошли в Совет с Жебровским. Как бил Жебровского не помню. Делал это бессознательно».
На вопрос комиссии: Состоя на ответственном посту, считали ли вы трёхдневное пьянство сознательным? Бараков искренне ответил: «Я не знаю чем объяснить, что никак не смею отказаться от водки».

4. Как хвалынские граждане съездили хлеб в Николаевский уезд.
В связи с дефицитом продовольствия в уезде и самом Хвалынске, как временная мера, была разрешена свободная торговля хлебом, то есть покупка и продажа хлеба по рыночным, а не низким государственным ценам. Начались поездки жителей за хлебом в Николаевский уезд. Свободная торговля позволила покупать хлеб в Николаевском уезде по выгодным для крестьян ценам. Николаевский Совдеп хотел, однако, самостоятельно распоряжаться запасами хлеба в своем уезде, забирая его по установленным низким ценам.
Николаевские красногвардейцы повсеместно отбирали хлеб, деньги, одежду, а также товары у граждан Хвалынского уезда. Более того их жестоко избивали.
Хвалынский уездный исполком на крестьянском съезде в губернии просил потребовать у Николаевского Совета возвращения хлеба, денег, товаров, и одежды, отобранных у Хвалынцев. И даже предания суду виновников как в отобрании денег и хлеба, так и в избиении граждан.
Делегаты так же протестовали против взяточничества красногвардейцев, контролирующих провоз хлеба на границах Хвалынского уезда, и требовали прекратить подобное позорное дело.
При этом голод в Хвалынском уезде усиливался, учащались смертельные случаи от голода, развивалась цинга и тиф на почве недоедания.

5. Братская помощь из Николаевского уезда.
Уездная власть была недовольна работой своей крестьянской секции. В городе люди голодали, тогда как зажиточные крестьяне хлеб имели.
Тогда 27 марта хвалынский совет обратился за помощью в Николаевский: «Просим Вас товарищи, если можно, то пришлите Красной гвардии в составе 200 человек для посылки в наш уезд по учету хлеба и водворения революционного порядка.
29 марта в местном совете состоялась жаркая дискуссия о необходимости вызова красногвардейцев из Николаевска, в ходе которой предлагалось между прочим высечь плетьми тех, кто против вызова соседских красногвардейцев.
Тов. Лоснов предложил передать по телефону в военную коллегию (то бишь товарищу Стёпину, который грозился расстрелять своих коллег депутатов), что крестьянская секция против вызова николаевских. На что «присутствующий красногвардеец-николаевец», как записано в протоколе, «выражал площадные слова. Председатель просил его не выражаться, но николаевец закричал на председателя - замолчать!»
В результате прений решили организовать в городе Хвалынске свою рабоче-крестьянскую армию в 200 человек из крестьян населяющих ближайших волостей. За каждую командировку выдавать суточные в сумме 5 руб.
Это была обычная плата в то время. Называть красноармейцев наемниками до сих пор не принято. Но для сотен тысяч безработных в 1918 году единственный способ не умереть с голоду был – наняться в красную армию.
Исполком избрал от совета 8 комиссаров в отряды Красной гвардии, командируемых в уезд в поисках хлеба.
И вот красногвардейцы двинулись в поход. 1 апреля в губернский совдеп летит телеграмма из деревни Ключики. «Население Хвалынского уезда умоляет, просит вашей защиты от насилий телесных истязаний до убийства чрезмерных поборов насилию контрибуции деньгами грозят годами накопленное имущество вплоть до белья чинимые хвалынскими красногвардейцами, которые озлобляя население внесли полный террор».
Что ответил губисполком мы не знаем, но 2 апреля Хвалынский совдеп успокаивает Саратов, что «никакого карательного отряда не требуется, конфликт улажен. В уезд послана красная армия из более восьмисот бойцов для точного учёта хлеба и установления советской власти. Контрреволюции подавлены».
Через три дня в Саратов Антонову приходит следующее сообщение из Хвалынского уезда. Контрреволюция в Павловке подавлена. С нашей стороны пало 4 красноармейца, несколько ранено.
Это был результат действий отряда из Николаевского уезда тогда Самарской губернии под руководством Баулина. В нём насчитывалось около 200 бойцов сопровождавших 100 подвод для вывоза отобранного продовольствия. В волостном селе Павловке Хвалынского уезда, тогда насчитывалось более 4000 жителей и было чем поживиться.
Боец красногвардейского отряда К.И. Мельников вспоминает. Небольшой группой кавалеристов мы к вечеру въехали в село Павловку. (Ни формы, ни знаков отличий у красногвардейцев не было. Как впрочем, ни устава, ни регламента действий. Всё строилось на революционном сознании). Ничего не подозревая, местный поп раскрыл перед нами все военные тайны. Через два часа в Павловку вступил отряд Баулина. Поп был немедленно арестован. Зажиточные крестьяне схватились за оружие, защищая своё имущество. Что было дальше, узнаём из телеграммы в Саратов: «Павловская белая гвардия погибла в бою, некоторых расстреляли. Производим тщательный учёт в уезде и собираем контрибуцию».
4 апреля хвалынский совет посылает делегата от крестьянской секции в пределы уезда для проверки действий николаевской красной гвардии. Как они производят учёт и реквизицию хлеба, взыскание контрибуции с капиталистов населения Хвалынского уезда. Кого они называли в деревне капиталистом можно только догадываться.
А уже 7 апреля рабочая секция хвалынского совета постановила не допускать николаевскую красную гвардию по учёту продуктов и продовольствия, и потребовала немедленно отозвать таковую из уезда и окончить в уезде означенный учёт собственными силами.
Приведу рассказ делегата губернского крестьянского съезда: «В апреле и начале мая Советы начали производить реквизиции и налагать контрибуции, чтобы поддержать товарищей бедняков. Реквизиции шли планом во всех волостях. С горечью должен отметить, что среди красной гвардии к нам присланной оказались нехорошие люди и вместо того, чтобы водворить порядок в уезде, они сделали обратное во всех сёлах, где они побывали. Грабилось ими имущество и тайно и явно, брали взятки и прикарманивали имущество, как то: брюки, часы, сапоги. /…/ были среди неё и честные люди, но они позорились тёмными элементами. И комиссары, которые стояли во главе отрядов красной гвардии, допускали большие несправедливости. Они, не зная как наложить контрибуцию, держали тех, кого допрашивали по целым ночам и говорили, что посредством плёток мы возьмём до 10 тыс. Товарищи бедняки не могли указать у кого можно взять контрибуцию и за это были биты плетьми. В уезде среди бедноты доверие подорвано, и они так же с недоверием относятся к красной армии, и, когда она проезжает по уезду, население бежит в леса, в овраги».

6. Чьи же красногвардейцы были настоящие Кузнецкие или Хвалынские?
Постановление хвалынского совета подтолкнула Баулина выйти за пределы уезда где его попросили больше не самовольничать.
8 апреля отряд Баулина вступил в село Неверкино Кузнецкого уезда, где им была по его же словам восстановлена Советская власть. Допросив пленных, он приказал за убийство и зверские издевательства над советскими людьми расстрелять 6 человек, а 6 человек направили под арестом в тюрьму города Хвалынска.
Через две недели Хвалынский уездный совет рапортует в Саратовский губернский совет. «В Неверкино был наш отряд, обезоружил Кузнецкую Красную гвардию, которая действовала не в духе Советской власти. Преступные действия Кузнецкого отряда ликвидированы, отобран пулемет. Сегодня туда прибыли члены нашего совета для выяснения положения и просьбой оказать содействие коммунистической партии, борющейся с саботажниками».
Но 28 апреля из Кузнецка в Саратовский военный отдел приходит сообщение, в котором все выглядит по-другому: «отряд Баулина сделал и продолжает делать невероятные ужасы. Отряд этот своими действиями покрыл мраком позора советскую власть. По сведениям от неверкинских беглецов и сообщений из соседних сёл в Неверкине ограблены и расстреляны мирные жители. Убито 12 человек кузнецких красноармейцев во главе с военным комиссаром».
Из Неверкино николаевские красногвардейцы погрузили подводы с хлебом и отправились в Хвалынск. А оттуда в родной Николаевский уезд. Кузнецким же красногвардейцам суждено было остаться в неверкинской земле.

6. Кровавая пасха в Кузнецке.
К тому времени вокруг Пудовочкина - хвалынского рабочего, посланного комиссаром с отрядом Баулина сформировался отряд из жителей Хвалынского уезда, которые воодушевленные происходящим решили двинуться дальше.
Очевидцы описали деятельность отряда так. «Хвалынск послал в Кузнецк для организации здесь «настоящей» советской власти отряд Красной Армии из голодных крестьян Хвалынского уезда. Это всё было бы хорошо, но, к несчастью руководитель отряда, всем памятный Пудовочкин попался не из хороших. Советскую власть он стал «вводить» нагайкой. В городе он без всякого плана начал производить конфискацию имущества буржуазии, чем страшно разжег аппетиты голодных солдат. Последние зашли далеко, начав задевать и мещанские массы так, что руководители не могли сдержать уже их. Население взволновалось».
Развязка наступила в предпасхальное утро, в субботу 4 мая. «Бойцы отряда Пудовочкина, расквартированные по два, по три человека в обывательских домах, безмятежно спали. Вдруг где-то в городе гулко ахнул миномет, и тотчас же все колокола залились тревожным перезвоном. Набат! Недоумевающие, всполошенные красногвардейцы повыскакивали из домов. Но немногим удалось пройти хотя бы несколько шагов. Колокольный звон разбудил и поднял самую страшную и жестокую стихию, — стихию озверевшей обывательщины. Всё было обдумано и подготовлено заранее. Удары топоров, вил и гирь обрушились на головы сонных или полусонных бойцов пудовочкина отряда. В течение нескольких минут было умерщвлено, вероятно, не менее сотни красногвардейцев. За остальными началась охота. Били на дворах, на улицах, на площадях. Били холодным оружием, били из винтовок, револьверов, охотничьих ружей. Уже павших мёртвых кромсали на куски, топтали ногами, обливали горящим керосином... Затем, словно эхо, затукал пулемет со станции. Прибыл сызранский отряд железнодорожников... Хвалынцы очутились между двух огней. В конце концов, оставшиеся пудовочкинцы были вынуждены сдаться прибывшему отряду. Только это и спасло их от поголовного уничтожения... Свыше 300 трупов — таковы были результаты кровавой пасхи».

7. К уборке урожая с пулемётами и винтовками.
К новому урожаю уезный совет хорошо подготовился. 5 июня Лоснов доложил о том, что Исполнительным комитетом был послан отряд красноармейцев в Барановскую и Телятниковскую волости для обмолота хлебов. Оказалось, что все богатые граждане так же приготовились и вооружились. В селе Баевке они открыли огонь по красногвардейцам. В ответ пулеметчик Афанасьев тоже открыл пулеметный огонь. По словам красноармейцев со стороны восставших были жертвы, но не выяснено сколько, а потому они не произвели обмолот хлеба, лежавшего в скирдах.
Постановлено: Немедленно приступить к организации добровольной крестьянской Красной гвардии для посылки в Барановскую и Телятниковскую волости для обмолота имеющегося в копнах хлеба. В каковую назначить энергичного комиссара, который мог бы на правильных основаниях расправиться с кулаками и обмолотить хлеб. Председатель крестьянской секции Скворцов.
Так в Хвалынском уезде претворялась в жизнь практика посылки вооруженных уборочных отрядов для изъятия хлеба прямо с поля, минуя хозяйские амбары.

8. Кто же всё-таки руководил уездом?
На заседании губернского исполкома Представитель Хвалынского исполнительного комитета 28 июня раскрывает причину неурядиц Хвалынского исполнительного комитета. Он заявил, что там господствует банда под именем коммунистов, которая и дезорганизует работу сознательной части совета и наводит панику среди населения ложными слухами о приближении врага. Представитель потребовал посылки в Хвалынск следственной комиссии и назначения в совет истинных партийных работников. Было постановлено послать в г. Хвалынск следственную комиссию в составе Иванова-Павлова, Раевича и ещё одного члена от партии коммунистов. Комиссию, однако, выслать не успели.

9. Первый приход белых из Самары.
2 июля в Вольске, а 8 июля и в Самаре были разогнаны советы, и власть перешла к комитету учредительного собрания – Комучу, который по сути являлся эсеровским. Вскоре эсеровские восстания вспыхнули в Москве, Ярославле и др. городах. В Поволжье восстание поддерживал чехословацкий корпус.
14 июля в 3 часа утра речная флотилия белых в составе 10 пароходов подошла к Хвалынску. Впереди шёл разведчиком пулемётный пароходик, за которым следовали три больших парохода с орудиями. Разведка с точностью установила местонахождения советских орудий, по которым и была открыта орудийная стрельба. Одновременно два отряда пехоты высадились выше города около Фёдоровки и ниже около Ивановки. С северной части города наступление повёл небольшой отряд чехословаков, с южной – отряд вольских фронтовиков, тоже небольшой численности – человек 200-250.
Советские орудия стреляли очень плохо и мало, и через полчаса после начала боя совершенно замолчали.
Белая пехота продвигалась чрезвычайно быстро, не встречая на пути даже намёка на сопротивление. Красногвардейцы ушли, не принимая боя. К 3 часам дня белая пехота вошла в город.
Военный комиссар Стёпин, который дал приказ отходить, объяснил свои действия тем, что излишняя задержка могла привести к полному разгрому отряда. Навстречу шла отнюдь не беззащитная крестьянская секция, которую он угрожал стереть с лица земли.
На Кодошечной горе хвалынские красногвардейцы остановились и наблюдали, как белые занимали город. Дальше они решили пробираться к Вольску.
19 июля по городу был расклеен приказ № 1 Особоуполномоченного комитета членов всероссийского учредительного собрания. В котором законно избранный 12 ноября 1917 г. член учредительного собрания К. Буревой сообщал, что: Советскую власть в городе и уезде считать упраздненной. Всех комиссаров Советской власти отрешить от должностей, подвергнуть их задержанию и немедленно начать подробное следствие о всех совершенных ими преступлениях.
Он приказал восстановить органы местного самоуправления: Городскую Думу, уездные и волостные Земства. Все ограничения и стеснения в свободах, введенных большевистскими властями, отменить и восстановить свободу слова, печати и собраний.
В уезде народ так же ощутил свободу. Так чрезвычайное крестьянское собрание Барановской волости 18 июля постановило арестовать бывшего председателя волостного Совета и красногвардейцев, которые производили насилие над жителями волости во время взыскания контрибуции, принимая преступные меры.
25 июля городская комиссия по выдаче реквизированных и конфискованных бывшим Советом вещей, при разборе обнаружила не только вещи, представляющие из себя известные ценности, но и вещи малоценные и даже ничего нестоящие. Так например, с золотыми вещами очень ценными найдены несколько старых запонков для пристёгивания воротничков и один сломанный металлический ковш. С золотыми серьгами, очевидно награбленными в уезде, обнаружены дёшевые металлические кольца с разными стеклянными глазками. Вместе с серебряными ризами, святотатственно содранными с икон, найдены граммофонные пластинки и две копилки детские с надписью: «копилка ВАЛИ», «копилка ШУРЫ». С теми же граммофонными пластинками найдены два псалтиря, очень древние. Ценные вещи исчезли безвозвратно.
31 июля после восстановления советской власти в Хвалынске на заседании губернского исполкома Сергеев и Ходакова знакомили собрание с ходом следствия по делу о событиях в городе. Следственной комиссии не удалось выяснить вполне причастность тех или иных лиц к событиям, которые произошли в Хвалынске.

10. Второй приход белых из Самары.
Красные отряды, посланные в конце июля губисполкомом из Саратова для освобождения Хвалынска не являлись регулярной армией способной вести реальные боевые действия.
3 сентября эти слабо дисциплинированные части, стоящие под Хвалынском, беспорядочно отступили при налете небольшого отряда белогвардейцев, которыми руководил полковник Махин.
Стараясь выйти из-под удара белых, не принимая боя, они быстро уходили по направлению к Вольску. Белые под командою полковника Махина перешли в наступление по правому берегу Волги. На второй день удачным ночным налетом двух рот, в деревне Апалихе был взят в плен целиком отряд красных в 600 штыков и сабель, вместе со всеми комиссарами, которых выдали сами же красноармейцы.
Больше значительных сил у красных на этом направлении не было, и полковник Махин со своим отрядом беспрепятственно двигался вперед, прикрытый на своем левом фланге речной флотилией белых, состоявшей из нескольких вооруженных пушками буксирных пароходов. Не встречая никакого сопротивления, он быстро продвигался по следам уходившего противника. 6 сентября в 20 часов вечера красные оставили Вольск.
Красные командиры признавались, что ощущался недостаток в вооружении, снаряжении, деньгах, командном составе. Резервов не было, фланги отступали по приказу сначала организовано, затем тоже бежали. Так оставили Вольск, Воскресенское и остановились в Баронске.
Ободренный успехом в боях против красных полковник Махин решил переправиться в Николаевский уезд. Отряд белых на баржах был перевезен на другую сторону реки в находившееся там село Духовницкое. Но на левом берегу Волги белые потерпели неудачу. Утром, 8 сентября красные превосходящими силами, как живой силой, так и артиллерией, перешли в наступление. 9 сентября пароходами перевезена в Хвалынск половина обоза, около 200 чехов разных рот и 50 человек Николаевского добровольческого отряда.
Около двух дней гремела с обеих сторон реки артиллерия противников, не причиняя друг другу никакого вреда. Пострадал только один Хвалынск. От попадания снарядов красных загорелась и сгорела его небольшая южная часть, лежавшая вниз по Волге, и в некоторых районах города были сильно изуродованы деревянные тротуары.

10. Возвращение в город красных.
В сентябре на вольский фронт стали прибывать хорошо вооруженные части, состоявшие из петроградских и московских рабочих, латышских и китайских стрелков. Поступали патроны, снаряды. В красных частях, укреплялась воинская дисциплина. Высшее командование решило начать решительное наступление против белогвардейцев. Под Вольск были стянуты четыре полка, которые должны были освободить Вольск, а затем Хвалынск.
12 сентября в 12 часов дружным натиском красных войск минимум троекратно численно превосходивших силы белых и при энергичной поддержке флотилии Вольск был взят. Части народной армии в полном беспорядке отошли к Хвалынску. Не встречая на своем пути сколько-нибудь серьезного сопротивления красная Вольская дивизия днем 16 сентября заняла Хвалынск. Руководивший боевой работой белых частей полковник Махин был вторично ранен в шею, и это сильно ослабило группу.
Во всех пунктах, занятых красными восстанавливалась советская власть и вместо советов организовывались комитеты бедноты.

11. Волжские флотилии
В срочном порядке большевики оснастили часть волжских пароходов орудиями и использовали их при штурме Вольска, Балаково и Хвалынска.
Флагман красного флота Цыганков чувствовал, что справится с флотилией не в состоянии, так как имел слабость и страсть к выпивке. Он по нескольку дней не являлся к флотилии с берега и был очень малограмотный. Все приказы по флотилии редактировались Коржевиным, а Шарыгин их печатал или писал от руки, прочитывали их Цыганкову и тот их скреплял своей подписью.
Красная флотилия приняла один из боев под селом Алексеевкой 5 сентября. После этого боя, ночью, в селе Апалиха, белые захватывают красные отряды врасплох, там возникает паника. Паникёры бросились к Волге в надежде на флотилию. Это событие было донесено до флотилии разведкой. В это время Цыганков – флагман – двое суток не являлся к боевым судам и был на берегу в Балакове, находясь в запое.
Трусы, бросившие свои товарищей под Апалихой, бежали вдоль берега и кричали и махали руками боевым судам, прося их принять на лодки. Но суда белых не давали это сделать.

12. Визит Троцкого
Население Хвалынска, узнав о приезде Троцкого, все от малого до старого вышли к пристани. Оцепление из красноармейцев еле сдержало толпу.
18 сентября в 6 часов вечера под звуки «Интернационала», исполненного духовым оркестром с пристани о-ва «Самолет», пароход вождем революции подошел к пристани Хвалынска, где были выставлены до самого подъема на берег части Балаковского полка в пешем и конном строю, держа одни винтовки, другие – шашки на караул. На пристани Троцкого встречали начальник Вольской дивизии Гаврилов, командир полка Шкарбанов и другие члены командного состава. Торцкий поздоровался с встречавшими должностными лицами дивизии. Он выразил им благодарность за взятие Вольска и Хвалынска, поздравив с блестящей победой, причем командира отряда Яшвили, особенно отличившегося в последних боях, расцеловал. ...Балаковский полк назвал «одним из лучших полков Российской Советской Рабоче-Крестьянской Красной Армии», и которому в знак высшего отличия по ходатайству начдива и командарма даруется от имени Всероссийского Исполнительного Комитета Революционное знамя. Согласно постановления того же Комитета, тов. Троцкий заявил, что в виде подарка товарищам красноармейцам решено выдать премию в размере месячного оклада, т.е. по 250 рублей. Речь была закончена под громкие крики «Ура!» призывом к окончательной победе над белыми.
Из города в 18 часов тов. Троцкий с командармом и членом реввоенсовета отправился на автомобиле на линию фронта Вольской дивизии в расположение Интернационального полка в селение Поповка, что в 25 верстах от Хвалынска.
Интернациональный полк представился построенным по-батальонно, с флангов стояла артиллерия с конными разведчиками. Особенность этого полка – его колоссальная разновидность наций: здесь есть русские, немцы, австрийцы, венгры, румыны, сербы, поляки и проч. Не смотря на разнообразие языков в полку, он вполне согласованно выполнял боевые задания и храбро сражался с белыми. Тов. Троцкий в речи указал, что он видит и радуется, как, не взирая на разновидность наций в полку, пролетарий нашел один общий язык и стремится с оружием в мозолистых руках опрокинуть своего врага – буржуазию всего мира…
В 22 часа тов. Троцкий и сопровождавшие его, возвратились на пароход и отбыли в Саратов.

11. Третий приход белых.
В середине сентября советская власть мобилизовала все свои готовые силы, и армейские, и чисто большевистские. Началось пополнение частей по мобилизации. А главное, в войсках начали энергично водворять дисциплину и порядок в частях, всеми мерами повышать авторитет командного состава и устранять сумбур в управлении действующими частями, царивший доселе. Зачатки порядка уже имелись, численность превосходила восставших в несколько раз.
Под Сызранью, Хвалынском, Николаевском, шли бои с переменным успехом. Красные везде, проявляли активность, после неудач скоро оправлялись и снова продвигались вперед. Под Сызранью и Николаевском чешские части заметно начали сдавать. Они не проявляли прежней активности, обороняться им было все труднее.
Тем не менее, попытки военного реванша белых продолжались. 28 сентября Хвалынск был оставлен большевиками в третий раз. Красные войска отступили от Хвалынска всего на 25 вёрст до Алексеевки. Но это сделано было всего на 18 часов. Утром 29 сентября Хвалынск снова был занят прибывшими небольшими подкреплениями и остатками Вольской дивизии. На этом попытки Народной армии занять Хвалынск закончились.
30 октября журналист саратовской газеты пишет: «По въезде в Хвалынск видишь разрушенные, полуобгоревшие дома, изрытые мостовые – свидетели ужасов белогвардейского налета. Буржуазия бежала из города, закрыты магазины, зато бойко торгует магазин комиссариата социального обеспечения, где продаются конфискованные у бежавшей буржуазии товары. Вещей очень много, а продают их дешево, поэтому у магазина постоянно видишь «хвост» приехавших за товаром крестьян из окрестных деревень. Жизнь в городе налаживается».

13. Организация «нормальной» советской власти
13 октября Хвалынскому революционному комитету предписано Саратовским Исполнительным комитетом в 2-недельный срок созвать съезд для организации в городе и уезде нормальной Советской власти.
18 ноября на заседании Губисполкома сообщается, что в Хвалынском уезде арестована чрезвычайная комиссия и говорят, что предполагается арестовать исполком.
14 декабря уже из газет мы узнаем, что в Хвалынске арестована контрольная рота и Чрезвычайная комиссия, обвиняемые в преступлениях по должности, вымогательствах и бесчинствах. Для выяснения дела в уезд командированы 2 члена следственной комиссии.
29 декабря был принят проект раскладки по уездам Саратовской губернии чрезвычайного революционного налога в 400.000.000 руб. Хвалынский уезд должен был собрать 27 миллионов. Но об этом в следующий раз.

Послесловие
Как мы видим, что спустя год после октябрьского переворота советская власть в Хвалынске и уезде существовала далеко не в том виде, как этого хотелось вождям революции. Отсутствие кадров, прошедших отбор и соответствующую подготовку, имеющих четкое понимание своих целей и задач имело тяжелые последствия для региона. И дело, наверное, не в том, что Хвалынск был далёкой провинцией. А в том, что любая революция неизбежно пробуждает к деятельности в том числе и не самые лучшие слои общества. В период, когда старый государственный аппарат разрушен, а новый ещё не создан, власть слаба. В этот период неизбежно попираются права личности, происходит разгул преступности и сплошь и рядом допускаются перекосы в деятельности вновь созданных структур власти. И за всё это платит своими жизнями простой народ, именем которого и свершаются революции.

версия для печати

 
Использование материалов сайта,
только с разрешения правообладателя © Old-Saratov.ru
Яндекс.Метрика
Rambler's Top100