Статьи Фотогалерея Библиотека Генеалогия Интересное Карта сайта
Поделиться с друзьями:

Книга автора сайта "Пролетарская революция, какой мы её не знаем"

Рассказы о домах и людях старого Саратова.
Города


Люди

Издательский дом "Волга"



23 декабря 2012 (1588 дней 5 часов назад)

Немецкая мина у Порт-Саида и судьба саратовского мальчишки.

Четверть века назад, мой дедушка – Андрей Петрович Кумаков, которому уже было под девяносто, показывая старинный семейный фотоальбом, рассказывал мне разные истории о своих родителях и их предках. Спустя несколько лет после смерти дедушки я решил проверить в местном архиве, что в его рассказах было правдой, что вымыслом. В результате было написано более десятка статей в исторических сборниках, вышла и первая книга, а в интернете появился мой сайт. Но многие сюжеты пока ещё ждут своего места на страницах будущих изданий. Вот одна из них.
Часто в дедушкиных рассказах фигурировал его прадед Виктор Антонович Шомпулев, у которого Андрей бывал в гостях в начале ХХ века. Эти встречи оставили в его памяти неизгладимый след. Ещё бы. Старика навещали саратовские губернаторы, включая Столыпина, архиепископы, музыканты, актёры и писатели. Он мог рассказать о встречах с четырьмя императорами, поездках в Европу, кавказской войне, где получил «георгия» и многое другое. И как рассказать!
Но на подростка явно производило впечатление и то, что с восьмидесятилетним дедушкой жила красивая женщина намного моложе Виктора Антоновича. В семье её называли итальянкой. Хотя в действительности Александра Петровна Рентшке – так звали эту женщину, была обрусевшей немкой, певшая арии из итальянских опер на языке оригинала. Последние два десятка лет она была верной спутницей моему прапра, который именно в эти годы написал свои замечательные мемуары, которые автор этих строк готовит к изданию. Но не обо всём Виктор Антонович успел написать.
В 1904 г. в письме В. А. Шомпулева к М. Н. Галкину-Врасскому в Петербург, где последний был членом Государственного совета читаем: «… у меня на душе лежит тяжёлое бремя, это мой воспитанник – сирота, родной племянник Александры Петровны Ваня Рентшке, он православный, ему 17 лет и первый ученик 5-го класса реального училища. Мальчик высокоразвитый и до крайности умный. Жаждет быть моряком, полюбившим море во время неоднократных поездок своих в Баку к родной тётке, вдове кавказского полковника. Но я не знаю, в какое морское (но не речное) учебное заведение его можно определить на казённый счёт, так как платить мне за него трудно. Ваня сын умершего прокурора и отец его был незаконнорожденный, почему и получил лишь привилегированное звание только по образованию… В морской кадетский корпус определяются только дети потомственных дворян и моряков, но кажется в Кронштадте существует второстепенное морское училище. Не может ли он попасть туда и что для этого я должен сделать?».
Вскоре в интернете нахожу следующие сведения: Рентшке Иван - артиллерийский офицер 1- го разряда (1916). Православный, холост. В службе с 1906 года. Корабельный гардемарин – 1909. Окончил Морской Корпус 10-м по успеваемости (437.5 баллов), получив звание мичмана, приступил к службе в составе 1- го балтийского флотского экипажа. Находился в плаванье на крейсере «Богатырь», затем на броненосном крейсере «Рюрик» (1910). Получил Орден Святого Станислава 3-й степени (6.4.1914) и мечи с бантом к нему (18.1.1916).
В документах попалась и такая неприятная история: 14.07.1910. Матрос Трушков застрелился на койке мичмана И. И. Рентшке. Перед этим матрос застрелил выпускника Морского Корпуса Панютина Дмитрия Дмитриевича в каюте Учебного Судна "Адмирал Корнилов". Сейчас это называют «дедовщиной». Тогда эта история тоже попала под прицел демократической прессы. Но речь не об этом.
В письме 1917 г. Александры Петровны к племяннице В.А.Шмпулева Е.А.Ивановой нахожу: «что-то Ванечка давно не пишет». А причина Ванечкиного молчания была трагична, о чём я узнал из сборника выпущенного российскими генеалогами «Российский некрополь в Египте».
22 декабря 1916 года в 10 милях к северу от Порт-Саида на немецкой мине подорвался российский броненосец «Пересвет». Часть палубы и крыша носовой башни были снесены, подбашенные отсеки разрушены и мгновенно затоплены водой, личный состав, находившийся в них, погиб... Корабль, быстро оседая носом, неудержимо кренился. Спасение экипажа происходило в полном порядке, был даже использован спущенный на воду и еще остававшийся под парами катер. Корабль перевернулся и затонул спустя 17 минут после взрыва, и до полной темноты, в продолжение четырех часов, союзные конвоиры и паровой катер «Пересвета» подбирали людей. Из 815 членов команды погибли 96 человек. Удалось спасти 18 офицеров, девять кондукторов, пять гардемаринов и 705 матросов. Шестеро матросов уже в английском госпитале умерло от ран. В числе погибших старший артиллерийский офицер лейтенант И. И. Рентшке. Тела 27 российских моряков, которые удалось обнаружить, были похоронены на греческом кладбище в Порт-Саиде.
В 1991 году у монумента морякам с "Пересвета" (он был сооружен Министерством обороны СССР в 1954 году) были установлены две мемориальные доски. Одна - с именами похороненных на кладбище, другая - с именами почивших в морской пучине.
Вы спросите, что делало российское судно в Средиземном море во время Первой Мировой войны? Здесь история о Ване Рентшке открывает нам страницу в истории российского флота начала ХХ века.
Корабль, на котором погиб Иван Рентшке был построен в 1901 г. и был направлен в печально известный Порт-Артур. Во время обороны крепости 7 декабря 1905 г. после повреждений, полученных от попаданий артиллерийских снарядов японцев броненосец «Пересвет» был затоплен экипажем, а в ночь на 2 января 1905 года накануне капитуляции Порт-Артура по приказу командования дополнительно подорван. Тем не менее 29 июня 1905 года судно было поднято японскими спасателями и в 1909 году после восстановительного ремонта под названием "Сагами" в качестве броненосца береговой обороны 1-го класса включен в состав ВМС Японии.
В январе 1916 года между Россией и Японией было подписано соглашение, что за полновесное золото - пять миллионов за один корабль - японцы продадут России бывшие российские броненосцы, ходившие десять лет под флагом Страны восходящего солнца: «Сагами» («Пересвет»), «Танго» («Полтава») и крейсер «Соя» («Варяг»).
22 марта во Владивостоке на кораблях были спущены японские флаги. Команда «Пересвета», собранная с разных кораблей Балтийского флота, прибыла во Владивосток 25 марта 1916 г. Старшим артиллерийским офицером «Пересвета» являлся самый молодой из корабельных специалистов 28-летний лейтенант И.И.Рентшке.
10 мая «Пересвет» первый раз вышел и море под Андреевским флагом… Вечером того же дня корабль следуя в тумане сел на мель. Несмотря па объединенные усилия японских спасателей и специалистов Владивостокского порта, полуразобранный корабль сняли с камней лишь 25 нюня 1916 года. 14 июля «Пересвет» окончательно вышел из Владивостока. И только 5 октября (остальные корабли в это время находились уже в Гибралтаре) «Пересвет» из японского порта Майдзуру, где прошёл ремонтные работы, вышел в плавание на юг. Что было дальше, мы уже знаем.

версия для печати


Поиск по сайту:  

23 декабря 2012 (1588 дней 5 часов назад)

Немецкая мина у Порт-Саида и судьба саратовского мальчишки.

Четверть века назад, мой дедушка – Андрей Петрович Кумаков, которому уже было под девяносто, показывая старинный семейный фотоальбом, рассказывал мне разные истории о своих родителях и их предках. Спустя несколько лет после смерти дедушки я решил проверить в местном архиве, что в его рассказах было правдой, что вымыслом. В результате было написано более десятка статей в исторических сборниках, вышла и первая книга, а в интернете появился мой сайт. Но многие сюжеты пока ещё ждут своего места на страницах будущих изданий. Вот одна из них.
Часто в дедушкиных рассказах фигурировал его прадед Виктор Антонович Шомпулев, у которого Андрей бывал в гостях в начале ХХ века. Эти встречи оставили в его памяти неизгладимый след. Ещё бы. Старика навещали саратовские губернаторы, включая Столыпина, архиепископы, музыканты, актёры и писатели. Он мог рассказать о встречах с четырьмя императорами, поездках в Европу, кавказской войне, где получил «георгия» и многое другое. И как рассказать!
Но на подростка явно производило впечатление и то, что с восьмидесятилетним дедушкой жила красивая женщина намного моложе Виктора Антоновича. В семье её называли итальянкой. Хотя в действительности Александра Петровна Рентшке – так звали эту женщину, была обрусевшей немкой, певшая арии из итальянских опер на языке оригинала. Последние два десятка лет она была верной спутницей моему прапра, который именно в эти годы написал свои замечательные мемуары, которые автор этих строк готовит к изданию. Но не обо всём Виктор Антонович успел написать.
В 1904 г. в письме В. А. Шомпулева к М. Н. Галкину-Врасскому в Петербург, где последний был членом Государственного совета читаем: «… у меня на душе лежит тяжёлое бремя, это мой воспитанник – сирота, родной племянник Александры Петровны Ваня Рентшке, он православный, ему 17 лет и первый ученик 5-го класса реального училища. Мальчик высокоразвитый и до крайности умный. Жаждет быть моряком, полюбившим море во время неоднократных поездок своих в Баку к родной тётке, вдове кавказского полковника. Но я не знаю, в какое морское (но не речное) учебное заведение его можно определить на казённый счёт, так как платить мне за него трудно. Ваня сын умершего прокурора и отец его был незаконнорожденный, почему и получил лишь привилегированное звание только по образованию… В морской кадетский корпус определяются только дети потомственных дворян и моряков, но кажется в Кронштадте существует второстепенное морское училище. Не может ли он попасть туда и что для этого я должен сделать?».
Вскоре в интернете нахожу следующие сведения: Рентшке Иван - артиллерийский офицер 1- го разряда (1916). Православный, холост. В службе с 1906 года. Корабельный гардемарин – 1909. Окончил Морской Корпус 10-м по успеваемости (437.5 баллов), получив звание мичмана, приступил к службе в составе 1- го балтийского флотского экипажа. Находился в плаванье на крейсере «Богатырь», затем на броненосном крейсере «Рюрик» (1910). Получил Орден Святого Станислава 3-й степени (6.4.1914) и мечи с бантом к нему (18.1.1916).
В документах попалась и такая неприятная история: 14.07.1910. Матрос Трушков застрелился на койке мичмана И. И. Рентшке. Перед этим матрос застрелил выпускника Морского Корпуса Панютина Дмитрия Дмитриевича в каюте Учебного Судна "Адмирал Корнилов". Сейчас это называют «дедовщиной». Тогда эта история тоже попала под прицел демократической прессы. Но речь не об этом.
В письме 1917 г. Александры Петровны к племяннице В.А.Шмпулева Е.А.Ивановой нахожу: «что-то Ванечка давно не пишет». А причина Ванечкиного молчания была трагична, о чём я узнал из сборника выпущенного российскими генеалогами «Российский некрополь в Египте».
22 декабря 1916 года в 10 милях к северу от Порт-Саида на немецкой мине подорвался российский броненосец «Пересвет». Часть палубы и крыша носовой башни были снесены, подбашенные отсеки разрушены и мгновенно затоплены водой, личный состав, находившийся в них, погиб... Корабль, быстро оседая носом, неудержимо кренился. Спасение экипажа происходило в полном порядке, был даже использован спущенный на воду и еще остававшийся под парами катер. Корабль перевернулся и затонул спустя 17 минут после взрыва, и до полной темноты, в продолжение четырех часов, союзные конвоиры и паровой катер «Пересвета» подбирали людей. Из 815 членов команды погибли 96 человек. Удалось спасти 18 офицеров, девять кондукторов, пять гардемаринов и 705 матросов. Шестеро матросов уже в английском госпитале умерло от ран. В числе погибших старший артиллерийский офицер лейтенант И. И. Рентшке. Тела 27 российских моряков, которые удалось обнаружить, были похоронены на греческом кладбище в Порт-Саиде.
В 1991 году у монумента морякам с "Пересвета" (он был сооружен Министерством обороны СССР в 1954 году) были установлены две мемориальные доски. Одна - с именами похороненных на кладбище, другая - с именами почивших в морской пучине.
Вы спросите, что делало российское судно в Средиземном море во время Первой Мировой войны? Здесь история о Ване Рентшке открывает нам страницу в истории российского флота начала ХХ века.
Корабль, на котором погиб Иван Рентшке был построен в 1901 г. и был направлен в печально известный Порт-Артур. Во время обороны крепости 7 декабря 1905 г. после повреждений, полученных от попаданий артиллерийских снарядов японцев броненосец «Пересвет» был затоплен экипажем, а в ночь на 2 января 1905 года накануне капитуляции Порт-Артура по приказу командования дополнительно подорван. Тем не менее 29 июня 1905 года судно было поднято японскими спасателями и в 1909 году после восстановительного ремонта под названием "Сагами" в качестве броненосца береговой обороны 1-го класса включен в состав ВМС Японии.
В январе 1916 года между Россией и Японией было подписано соглашение, что за полновесное золото - пять миллионов за один корабль - японцы продадут России бывшие российские броненосцы, ходившие десять лет под флагом Страны восходящего солнца: «Сагами» («Пересвет»), «Танго» («Полтава») и крейсер «Соя» («Варяг»).
22 марта во Владивостоке на кораблях были спущены японские флаги. Команда «Пересвета», собранная с разных кораблей Балтийского флота, прибыла во Владивосток 25 марта 1916 г. Старшим артиллерийским офицером «Пересвета» являлся самый молодой из корабельных специалистов 28-летний лейтенант И.И.Рентшке.
10 мая «Пересвет» первый раз вышел и море под Андреевским флагом… Вечером того же дня корабль следуя в тумане сел на мель. Несмотря па объединенные усилия японских спасателей и специалистов Владивостокского порта, полуразобранный корабль сняли с камней лишь 25 нюня 1916 года. 14 июля «Пересвет» окончательно вышел из Владивостока. И только 5 октября (остальные корабли в это время находились уже в Гибралтаре) «Пересвет» из японского порта Майдзуру, где прошёл ремонтные работы, вышел в плавание на юг. Что было дальше, мы уже знаем.

версия для печати

 
Использование материалов сайта,
только с разрешения правообладателя © Old-Saratov.ru
Яндекс.Метрика
Rambler's Top100