Главная / Мои корни / Ивановы / Личные архивы В.А. Шомпулева и Е.А. Ивановой в ГАСО

Личные архивы В.А. Шомпулева и Е.А. Ивановой в ГАСО

Как мы знаем, одной из статей пополнения коллекций СУАК были дарения граждан. Помимо предметов, в комиссию поступали и личные архивы известных людей Саратовского края, главным образом её же членов. Среди прочих личных архивов в фонде СУАК хранятся, и документы известного общественного деятеля Виктора Антоновича Шомпулева,  а также некоторых членов его семьи. Судьба этих документов иллюстрирует, как стечение обстоятельств и участие той или иной личности помогло в своё время спасти от забвения уникальные страницы истории.

Не буду пересказывать биографию Виктора Антоновича, который начал службу в 1846 и вышел в отставку в 1902 году, приняв на различных постах губернских и уездных учреждений участие во всех реформах, проходивших в то время в стране. Личность его сегодня интересна, прежде всего, благодаря его подробным воспоминаниям о событиях, в которых он участвовал. Но кроме воспоминаний он оставил после себя большое количество интереснейших документов.

Личный архив Виктора Антоновича дошёл до нас благодаря участию его племянников — Дмитрия и Елизаветы Ивановых, поскольку последние годы свой жизни Виктор Антонович прожил в доме своей сестры  Екатерины Антоновны по мужу Ивановой, умершей за год до него. Это было связано с тем, что Шомпулев уйдя от жены, последние годы жизни прожил в гражданском браке с Александрой Петровной Рентшке ‑ женщиной намного младше себя и к тому же певицей немецкого происхождения, исполнявшей партии на итальянском языке. Отношения Виктора Антоновича с детьми были натянутыми. Кроме того, Шомпулев пережил своего сына, который мог бы быть наследником его имущества и архива в том числе. В результате, после смерти Виктора Антоновича в 1913 году его личные вещи и документы оказались в доме его племянников, которые, к нашему счастью, понимали ценность такого наследства. В том же году Дмитрий Алексеевич  передал в СУАК все награды и большое количество документов своего знаменитого дяди. Последние были систематизированы и обобщены в семь отдельных дел, включивших в себя более ста документов.

Кроме документов о самом Шомпулеве в СУАК попали и документы о его предках по материнской линии. Когда и кем были переданы в комиссию бумаги, являвшиеся семейной реликвией пока неясно. Это документы, связанные со службой деда Виктора Антоновича — Степана Григорьевича Долгово-Сабурова, бывшего в своё время адъютантом А. В. Суворова. А также несколько бумаг конца восемнадцатого – начала девятнадцатого века об имениях, доставшихся матери Шомпулева от её отца С. Г. Долгово-Сабурова и деда Ф. А. Быкова. Эти документы так же составили несколько дел в фонде СУАК.

Необходимо сказать несколько слов и о семье сестры Шомпулева – Ивановых. Это была высококультурная семья, с хорошим достатком. Со своим шурином Алексеем Петровичем Ивановым, несмотря на большую разницу в возрасте, Виктор Антонович имел долгие и близкие отношения.  Алексей Петрович был младшим сыном в большой семье Петра Ивановича Иванова, который приехал в Саратов в конце восемнадцатого века полковником в отставке, получил здесь 3000 десятин в Аткарском уезде. Поступив на службу по соляной части, он дослужился до должности советника соляной конторы. О материальных выгодах, приносимых этой должностью, можно догадываться по биографиям сослуживцев Петра Ивановича — Устинова и Панчулидзева. Иванов был известен в Саратове роскошным образом жизни. Он построил в 1811 году один из богатейших домов в городе, в котором в 1837 останавливался цесаревич Александр. Пётр Иванович скончался в 1820 году и о его жизни, к сожалению, известно немного.

Алексей Петрович в возрасте семи лет уехал в Петербург, где получил сначала среднее, а потом и высшее образование. Там же он начал службу и прожил в столице в общей сложности двадцать восемь лет. Став в 1849 году единственным наследником отцовского имения, вернулся в Саратов и женился на Екатерине Антоновне Шомпулевой.

Вместе с имением к нему перешли и все документы о земле, полученной отцом по высочайшим рескриптам, и о крестьянах в разное время приобретённых родителем.

Алексей Петрович скончался в конце 80-х годов, и Екатерина Антоновна с тремя детьми стала наследницей всего имущества и личного архива покойного. Единственный сын Дмитрий Алексеевич по совету своего дяди  В.А.Шомпулева занялся общественной деятельностью, и вершиной его карьеры стало участие в третьей государственной думе депутатом от Саратовской губернии. Старшая дочь Анна вышла замуж и жила в семейных заботах. А вот младшая – Елизавета Алексеевна, прожила сложную и богатую событиями жизнь, в течение которой, будучи одинокой, имела обширную переписку, вела дневники и бережно сохраняла документы о памятных ей событиях.

После смерти Дмитрия Алексеевича в 1922 году в доме Ивановых на правах уже квартиросъёмщика осталась одна Елизавета Алексеевна, которую новые власти не тронули. Таким образом, все документы семьи Ивановых оказались в комнате Елизаветы Алексеевны, которая скончалась в 1929 году. Из бумаг, оставшихся после её смерти и было сформировано двадцать ёмких дел, которые были систематизированы в 1984 году О.Б.Киселёвой. Дела очень ёмкие и изобилуют подробностями из жизни Елизаветы Алексеевны и её окружения.

Очевидно, что судьба личных архивов Шомпулева и Ивановых определилась по двум причинам: во-первых, отсутствием прямых наследников сохранившихся документов; во-вторых, ответственным отношением родственников к этим документам.

Отметим, что в фонды СУАК не попали документы, связанные с семьёй жены Шомпулева, хотя её племянник Михаил Викторович Готовицкий был членом-учредителем Архивной комиссии.  Скорее всего, это связано с тем, что к 1917 году в семье Готовицких здравствовало много представителей в зрелом возрасте. Судьба самого Михаила Викторовича неясна. Он, имея в Саратове прекрасный особняк и обширное имение в Камышинском уезде, имел мало шансов на благосклонность Советской власти. А вот его сын Николай Михайлович с фронта первой мировой войны попал в ряды Красной армии и сделал успешную карьеру, став у истоков организации военной разведки Красной армии. Он имел прямые контакты с Лениным и Троцким и вряд ли был заинтересован в обнародовании своего происхождения.

Близкие отношения у Шомпулевой были и с её младшим братом Хрисанфом Михайловичем который, в 1919 году, как бывший полицмейстер  Саратова, был вместе со своими двумя сыновьями арестован. Младший – Константин был расстрелян как заложник, а средний — Михаил, используя свои связи, наработанные за долгие годы общественной деятельности смог продлить свою жизнь только до 1937 года. Сомнительно, чтобы эти люди заботились о сохранности своих архивов, которые с первых дней советской власти изучались сотрудниками ЧК.

Супруга Шомпулева была близка с двумя известными в Саратове семьями, с которыми находилась в двоюродной степени родства: Тюльпиных и Образцовых.

Дядя Шомпулевой – Пётр Фёдорович Тюльпин умер задолго до основания СУАК. Он имел несколько детей, и из бумаг его семьи сохранилась лишь малая толика благодаря Адольфу Андреевичу Тилло, который был женат на внучке последнего Аглаиде Тюльпиной.

В семье Образцовых, так же было несколько наследников. Часть архива если он и был (Хрисанф Иванович умер в 1847 году), очевидно, осталась у супруги Хрисанфа Петровича Образцова, умершего в 1909 году, которая дожила до 1917 года. Следов этих документов в коллекции СУАК не имеется.

Анализируя результаты поисков личных архивов родственников В.А.Шомпулева можно сделать некоторые обобщения. Первое — вероятность попадания домашних архивов известных личностей в СУАК до 1917 года, определялась более всего наличием, вернее отсутствием прямых наследников, а так же пониманием родственниками исторической значимости таких собраний документов. Второе – после 1917 года вероятность сохранности домашних архивов, которые являлись, по сути, компроматом на их хранителей, падала с каждым годом новой власти. Поэтому наличие в фонде СУАК личных архивов подобных, оставшегося от Е.А.Ивановой, большая удача для историков.

В заключение хочется отдать дань уважения тем архивным работникам, которые в конце 20-х годов прошлого века взяли на себя смелость принять архив Елизаветы Ивановой, содержавший массу документов о бытовых подробностях из жизни тех слоёв населения, которые были признаны классовыми врагами существовавшему тогда строю.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *