Главная / Библиотека / XIX век / История заселения Саратовского края. Хованский Н.Ф.

История заселения Саратовского края. Хованский Н.Ф.

Поместья служилых людей.

С 1681 г. жалуются из «диких поль» поместья и вотчины боярам и служилым людям, за службу. Служилые лю­ди сами отыскивали себе прозжие земли и били челом об отводе им, причем в Казанском дворце писали так: «била челом (имя рек), приискали де они порозжие земли по 000 четь в поле, а в дву по томуж), со всеми угодьями… и велено послать… и про тое землю сыскать со сторонними людьми и буде в сыску окажется та земля порозжа в никому не отдана, отказать ее такому-то…». (Четь земли = 40 саж. дл. и 30 саж. шир.; 25 четв. в поле да в дву по томуж = 75 четв. или, по-нынешнему, 371/2 дес.).

Отвод земель сопровождался злоупотреблениями, вызвавшими в 1713 г. повелите взять в казну поместья и вотчины, розданный разным лицам «по пометам дьячим, но без указа великого государя».

В 1691 г. дворцовые земли, охватывавшие границы трех нынешних губерний — Рязанской, Тамбовской и Саратовсвой, по р. Цне, Вороне, Хопру, Медведице, Терсе и Елани, пожалованы были боярину Л. Б. Нарышкину. В 1694—95 г.г. Нарышкин жаловался царю Петру I на самовольно селящихся на пожаловавных ему землях людей разного звания и на то, что служилые люди испрашивают себе в приказе Казанского Дворца дачи в этих зем­лях и поселяют на них своих кр-н. В 1697 г. кн. Голицын запретил давать кому-либо земли в вотчинах Нарышкина.

При «версташи» служилых людей „порозжими землями» всякая не па­хотная земля, среди пашни, не принималась в рассчет и поступала в дачу тому, кому намеривалась. Так, Шахматовым, получившим по грамоте 600 четв. пашни и сенокоса (3000 копен), в натуре отведено было 16000 дес.

Получившие землю не торопились заселять ее, а большею частью сдавали в аренду разным промышленникам и крестьянам.

Пожалование душ и земель разным особам.

Открьте саратовскаго наместничества, с которым связывалось представление о водворении на месте гражданских порядков, породило желание приобрести владения в новом крае. Множество лиц из Петербурга осаждало письмами саратовсваго и кавказсваго генерал-губернатора П. С. Потемкина, облеченного с 1785 г. особыми полномочиями. Из сохранившихся писем к нему обращают на себя внимания следующие строки кн. С. Ф. Голицына: «В саратовском наместничестве нынче мода просить земель… прошу мне побольше и получше оной отвести», и княгини В. В. Голицыной: «Если не останутся земли за нами, тогда я с вами более не знакома»… Были письма к Потемкину от С. Н. Голицыной, Д. В. Голицына, Н. А. Столыпина, А. А. Столыпина, С. С. Апраксина, Н. М. Шеве­левой, Н. И. Плещеевой…

1780-1797

До 1797 г. получили:

гр. Д. А. Зубов — 89802 дес,

гр. Н. Шереметьев — 38185 дес,

ген.-пор. П. С. Потемкин — 21070 дес,

гр. А. А. Безбородко — 18450 дес, тайн. сов.

О.С. Судхенко — 20000 дес,

д. с. с Львов — 14505 дес,

по — 12000 дес. супруга графа И. Г. Чернышева и кн. А. А. Вяземскй,

11993 дес. — граф П. И. Салтыков,

10007 дес. — дети кн. Голицына,

8222 дес. — А. Беклемишев,

7080 дес. — кн. В. Голицына,

6338 дес. — ген. И. И. Поливанов, первый саратовский наместник,

6000 дес. — супруга ген. Е. А. Наумова,

5500 дес. — тит. сов. Подгурский,

5448 дес — кн. Куракин,

5154 дес. — д. с. с. А. П. Мельгунов,

4241 дес. графиня Салтыкова,

4231 дес. — надв. сов. Левашов,

3759 дес. — И. П. Вешняков,

по 3000 д. — кол. ас. П. Иванов и кол. сов. Федоров,

3157 дес. — секунд-майор Юматов,

2100 дес. — ст. сов. П. Новосильцев;

по 2000 дес. — кол. ас. Я. Аплечеев и его жена,

1622 дес. — г-жа Аршеневская,

1616 дес. — тит. сов. А. Панчулидзев,

по 1500 дес.- девица П. Потемкина и майор П. И. Чекмарев,

1325 дес. — кн. Г. Гагарин,

800 дес. — надв. сов. П. Тихменев,

500 дес. — кол. рег. Соболева и, наконец,

тайн. сов. Попов неиз­вестно сколько.

Именными рескриптами пожаловано:

государств, казначею Васильеву 1500 душ в Вольском у. (с.с. Белогродня, Рыбная Слобода, Морд. Ключ и Ближ. Чернавка),

полк. Богданову 200 душ в том же уезде (с. Вязовый Ключ),

ст. сов. Данаурову 250 душ в Сарат. у. (с .Синенькие и д. Богдановка),

тайн. сов. Сушкову 400 душ в Вольск, у. (с. Бор. Ключ, д. Чернавка. Сосновка и Поддомасовка);

статс. даме Ливен 1624 души в Вольском же уезде (с. Терса).

Тайн. сов. Попов в 1803 г., вместо отведенной в Саратовсвой губ., получилъ землю в Симбирской губ.

Многие изъ получившихъ земли не спешили фактически вступить во владение ею; по несколько лет пожалованная земля оставалась не обмежеванною и планов на нее не получалось.

Тайный сов. Судиенко, вместо 20000 дес, оказался впоследствии вла-дельцем лишь 5000 дес. в Петровском у. Дело в том, что Потемкин назначил в одном и том же районе (по р.р. Елани и Байке) и Судиенко, и Мельгунову, и графу Салтыкову, и жене графа. Споры об этих дачах доходили до Сената. Так как на участках, отведенных г. Судиенко, оказались уже в 1798г. хутора крестян, принадлежавших фельдмаршалу гр. Салтыкову, то, вместо недостающих 15000 дес, в царствование Павла I пожаловано Судиенко 7000 дес. в смежности селами Салтыкова, Бор. Полянщина и Сластуха.

Д. с. с Н. А. Львов стал хлопотать об утверждении за ним пожало­ванной в 1785 г. земли лишь в 1797 г. До этого времени она находилась в распоряжении пахотных солдат г. Петровска из оброка. В виду неимения у местной администрации права исключать землю из оброка, дело о земле г. Львова пошло в Сенат. А в Сенате, в свое время, разсматривалась уже тяжба о землях, прилежащих к г. Петровску, между жителями этого горо­да и г. Вешняковым. О ходатайстве г. Львова было доложено императору Пав­лу I. Он положил такую резолюцию: «Ежели оная земля не нужна г. Пет­ровску и может отдана быть Львову без уменьшения городских выгод, то просителя удовлетворить, а если служить может она на пользу городскую, то отказать». Последовал запрос из Петербурга в Саратов, не нужна ли земля г. Петровску. Губерн. правление объяснило, что живущие в городе Петровске купцы, мещане, пахотные солдаты, однодворцы, пушкари, воротники и черносошные утверждают, что земля пожалована им и показывают, что владели ею до опекунского межевания, когда часть отобрана в казну, но тем ее менее они из оброка держали ее от казенной палаты и не знают, почему она отдана Львову; есть живущее на ней обыватели лет до 70 и более; горо­жане Петровска добавляли к этому, что им по 4 и 5 ревизиям не было нарезки и они хлопочатъ о таковой. На справку была выведена и история: приведено указаше грамоты о томъ, как в 1699 г. по Государеву указу ве­лено Кондратию Булгаку ехать в город Петровск и осмотреть места, где бы построить слободы и, описавъ их, сделать чертеж, и Булгак описал около Петровска круглых 1600 верст. В конце ковцов в 1803 г. губ. землемер отвел из земли, пожалованной Львову и уже отмежеванной ему, некоторую часть петровцам, а вместо неё прирезал г. Львову из дач с. Камышенки.

Земля, пожалованная кн. Вяземскому (в Вольск, у.), была не обмежевана к 1805 г., между тем князь к этому времени умер и межевание совер­шилось при его наследниках.

Земля, назначенная в 1785 г. кн. Зубову, оказалась приписанною к Ахтубинскому шелк. заводу (входя в число 94364 дес), а в 1805 г. велено было отвести ее солевозчикам.

О землъ ген. поруч. И. И. Поливанова в Сердоб. у. хлопотали в 1799 г. его братья Евг. и Ник. Поливановы, они просили о вводе их во владение. По справке оказалось, что земля, пожалованная в 1785 г., обмежевана была до 1788 г., при чемъ во владении Поливанова находились с. Козьмодемьнское (Голицыно тож) и д. Чадаевка.

Земля, отведенная ст. сов. И. П. Вешнякову, находилась у него до 1805 г. не на праве собственности, а из платежа оброка в казну. Об утверждении за ним пожалованной ему земли он хлопотал еще в 1798 г., когда началось дело по его ходатайству, оказалось, что земля, ему отведенная, находятся в оброке у разных лиц и сдана на разные сроки по различной цене, причем нельзя добиться, у кого какое место и на сколько лет кому сдано, ранее же сдачи в оброк земля эта была во владении г. Петровска. Дело за­тянулось. Петровские пахотные солдаты предъявили претензии на земли. Мало этого, по описке писца, в бумагах, поданных в Сенат, число десятин,  к отводу г. Вешнякову, было ошибочно увеличено и пришлось провести проверку. Всему присутствию сарат. казен. палаты объявили выговор от Сената за беспорядки. Вешняков умер пока велось дело, наслед­ницы его в 1802 г. запродали землю надв. сов. Ненарокомову. Последний поселил на ней крестьян   в   числе 84 душ и в 1804 г. земля, пожалованная Вешнякову, была утверждена за г. Ненарокомовым.

С пожаловаными по рескриптам 1785 г. г-дам Аплечеевым вышло недоразумение. Земля кол. асс. Як. Гавр. Аплечеева и жены его Праск. Гавр. Аплечеевой была обмежевана в 1786 г., но о выключке её из оброка Аплечеевы просили лишь в 1801 г. Саратовская каз. палата сделала соответствую­щее представленное в Сенат, а там заметили разницу в количестве десятин: казенная палата обозначила одну цифру, а Межевой Департамент дру­гую. После некоторой переписки, обнаружившей, что при первом межевании все солонцы были почислены в неудобность, а при генеральном межевании 3 дес. солонцов приняты за 1 дес. удобной, сделано было распоряжение пере­числить в казну излишнее количество: у г. Аплечеева 134 дес., а у г-жи Аплечеевой 107 дес.

А. Д. Панчулидзев, получивший по рескриптам 1785 г. землю по р.р. Медведице и Озерках в Саратов, у., хлопотал об утверждении за ним пожалованной земли в 1799г.; из дела усматривается, что его участок (1616 д. удоб. и 446 д. неудоб.) входил в число 8036 дес, которые сдавались в аренду на сроки с 1797 по 1801 г., причем все 8036 дес. арендовал дворовый человек того же Панчулидзева по цене 110 р. в год.

Земля девицы Потемкиной была за Волгой и взята до 1805 г. для казенных солевозчиков.

У кн. Гагарина пожалованная земля (1325 д., а по генер. межеванию 1470 дес.) долго находилась в оброке, а не на правах собственности; также и у кол. рег. Соболевой.

Об укреплении земли, пожалованной д. т. с. А. П. Мельгунову, хлопотал попечитель его сына генерал-фельдмаршалъ Салтыков.

Пожалованная кол. ас. П. Иванову земля находилась у него же до 1804 г. из оброка в сумме 89 р. 50 к. В 1802 г. П. Иванов вел тяжебное дело о земле с майоршей А. Ф. Казариновой; он жаловался, что часть его земли, полученной по рескриптам 1785 г., отмежевана г-же Казариновой; в свою очередь, г. Казаринова (по-крестьянски Казариха), прося об исключении из оброка намежеванной ей на прибылые по 5-й ревизии души 4750 дес, заявляла, что земля, отведенная г. Иванову, принадлежат ей и возвращена де ей после опекунского межевания. Из дела этого, между прочим, видно, что в смежности с Казариновой были владения ст. сов. Щербинина, что тут же пред­полагалось отвести 1567 дес. надв. сов. Юнгеру, но не обмежевали и оставили в казен. владении; поселившемуся же вблизи, на казенной земле, помещику Огареву, образовавшему здесь д. Алексеевку, велено было снести эту деревню.

Г. Федорову земля была отведена в Петров, у., по рр. Медведице и Палатовке; о выключке этой земли из оброка хлопотала бригадирша Арсеньева, купившая ее у Федорова.

1797

В 1797 г. пожаловано:

ген. лейт. П. X. Обольянинову 2000 душ в Камышин, у. (сс. Мордово, Ахмат, Н. Добринка и д. Студенка);

д. т. с. Волкову 940 душ в том же уезде (с. Верх. Добранка и д. Грязнуха) и 60 душ в Вольском у. (д. Плетневка);

кол. сов. Львову — 544 души в Ка­мыш, у.-(с. Резанов Брод);

графине Миних 300 душ в том же уезде (д. Топовка);

ген.-лейт. А. В. Уварову 299 душ в том же уезде (дд. Бобровка и Топовка);

шт.-ротм. Безобразову 150 душ;

ст. сов. Магницкому 100 душ в Вольск. у. (д. Багай);

кол. сов. Пшеничному 57 душъ в Сарат. у. (д. Несветаевка);

надв. сов. Сомову и бригадиру Наротморцеву по 1500 дес.;

шт.-ротм. Мещенкову 150 душъ Вольск. у. (с. Труев. Маза).

Ген. Обольянинов получил во владение 2000 душ дворц. кр-н вместе с землей и угодьями; селения, пожалованные ему, составляли целую волость.

У кол. сов. Львова с пожалованием 544 душ оказалось во владении 12000 дес. (а по генер. межеванию 14470 дес), но до 1805 г. он должен был платить в казну оброк за эту землю.

Ген. Уваров пожалованные ему души с землею вскоре продал В. И. Агреневу.

Шт.-ротм. Безобразову, получившему 150 душ, отмежевано было впоследствии 5641 дес.

Ст. сов. Л. И. Магницшй (Известный М. Л. Магницкий, сын его, в 1830 г. подписывал свои статьи в «Радуге» так: М. Простодумов, помещик с. Спасского, Сарат. губ.) в 1805 г. жаловался на неправильное размежевание его дач, на которых находится д. Багай с 100 пожалованными ему душами. Из дела, возникшего по этой жалобе, видно, что земля Магницкого была в смежности с поместьями д. с. с. А. Е. Васильева, т. с. Н. М. Сушкова и др.; д. Багай прежде числилась в двор-цовой Малыковской вол., и все земли были межеваны в 1701 г.

Земля надв. сов. Сомова была за Волгой и взята была около 1805 г. для надобностей солевозчиков.

У А. Ниротморцева земля была на Ахтубе и отошла вскоре к солевозчикам.

1798

В 1798 г. пожаловано 150 душ в Вольск. у. (Труев. Маза) хирургу надв. сов. Эбелингу — с землями и угодьями.

1799

В 1799 г.:

обер-гофмаршалу Нарышкину отданы 255454 дес, взятые у него при опекунском межевании для поселения колонистов;

пожало­вано 5000 дес. сенатору Митусову;

по 3000 дес. получали обер-прокурор Н. П. Резанов, действ. ст. советники П. М. Духовницкий и Пущин, тит. сов. Маваров и бригадирша Аршеневская;

по 2000 дес. — об. прок. Аверин, стат. советники Голиков, Радофиних, Сперанский и Столыпин, а также ген.-м. П. Беляков;

1199 дес. статсв. сов. Бурнашев;

1387 дес. шт.-кап. Запольский

988 дес д. с. с. Резвый.

О Нарышкине надо сказать, что он отыскивал свои права на вдвое большее количество земли, но «за темнотою и древностью» грамот и книг утвердить его в правах на все им отыскиваемое оказалось невозможным и Павел I назначил ему половину просимого, пречем определено «все дела и иски на владеемые другими помещиками и селениями земли навсегда пре­кратить». Вскоре после получения Нарышкиными этой огромной дачи, возникло тяжебное дело между Нарышкиными и их зятем — графом Головкиным. Дело в том, что за дочерью Нарышкина, графиней Головкиной, были даны в 1784 г. в приданое, до опекунского межевания, слободы Красавка и Еловатка, причем в завещании отца сказано, что слободы эти отданы ей «с теми землями, коими крестьяне владение ныне вмеют». При опекунском межевании от этих слобод были отрезаны земли и осталось при них лишь 48527 дес. По возвращеши Нарышкиным отрезанных при опекунском меже-вании земель, граф Головкин предъявил право на часть, бывшую при слободах Красавка и Еловатка, именно на 85000 дес. Нарышкины доказывала, что графиня Головкина, по смыслу завещания, получила слободы с тем количеством земель, которое было при них в момент завещания, возвращение же земли, отрезанной при опекунском межевании, последовало в пользу рода Нарышкиных, а не Головкиных. А Головкин, со своей стороны, основывал свое право на словах указа «возвратить земли к тем селениям, от которых оные отрезаны». Сл-дам Красавка и Еловатка следовало бы возвратить, как видно из другого дела, 66631 дес, а не 85000 дес.

Обер-прокурору Духовницкому в 1802 г. отмежевано в Хвалынск, у. 3333 дес; разрешееие об исключении из оброка этой казенной земли последо­вало от Сената в том же году.

Обер-прокурор Пущин в 1804 г. выразил желание, вместо земли, получить денежное вспомоществование и был удовлетворен в размере 6000 р., т. е. по 2 р. за десятину.

Вдове бригадира Ю. С. Аршеневской пожалованные ей 3000 дес. отвели в Новохоперском у., входившим тогда в состав Саратовской губ. Впо­следствии, при генеральном обмежевании, у Аршеневской оказался излишек в 434 дес. Однодворцы с. Верхового (Калмык тож) заявили, что эта земля, излишне прирезанная г-же Аршеневской, находилась у них под огородами. Так как при пожаловании Аршеневской 3000 дес. императором Павлом I было оговорено дать ей участок в месте, удаленном от селений, или где селения не нуждаются в земле, то обнаружившийся излишек, в виду заявления одводворцев, неминуемо подлежал изъятию из владения Аршеневской. Последняя вошла с ходатайством к Александру I о том, чтобы повелено было оставить за ней те 434 дес., на которые претендуют однодворцы, так как эти десятины входят в число пожалованных ей Павлом I и она дорожит ими, как памятью о почившем царе, и предоставляла отрезать, если это нужно, оказавшийся излишек в другом месте, из полученных еще при Потемкине 1622 дес.

К. Г. Голиков при пожаловаши ему от Павла I 2000 дес владел уже по купчей от Обольяниаова 2000 дес. и 1000 дес. от Шульгина. В 1805 г., когда Голиков был обер-прокурором межевого департамента Сената, пред­писано было отвести ему в число пожалованных Павлом I часть по его избранию, а часть из отсужденной от помещиков Еовошвина и других. Голиков, внеся 200 руб. пошлин, т. е. по 10 коп. за дес, просил отвести ему 500 дес. по р. Терешке и 1500 дес. около с. Черного Затона.

Т. с. Сперанский пожалованную ему землю получил лишь в 1819 г. в Хвалын. у., отвели ему отрезанный от помещичьих селений — с. Знаменского и д. Селитьбы — 350 дес. пашни и 768 дес. лесу.

Столыпин получил землю в 1809 г.

Интересно отметить, что хотя указом Павла I в 1797 г. было повелено неотмежеванные земли по рескриптам 1785 г. отобрать в казну и «раз­дачу оных остановить», но, напр., на прошении д. т. с. А. А. Щербачева об утверждении за ним земли, данной ему ген.-губернатором Потемкиным и не отмежеванной, в Аткарском у., в 3-х местах, в числе 15383 дес, положена была в Сенат такая резолюция: «До времени оставить, отказав». Была, значит, надежда, что времена переменятся. Прямой отказ, по силе указа 1797 г., последовал от Сената в 1798 г. на прошение кол. ас. И. В. Улыбашева об отводе ему назначенных Потемкиным 2000 дес. в Сердобском уезде в смежности с владениями Огарева, Маурина, Орлова и Варыпаева.

1800

В 1800 г. пожаловано:

10000 дес. д. т. с. сенатору Свистунову,

по 5000 дес. тайным советникам Корнееву, Леонтьеву, Тарбееву и Алябьеву, военным генералам Арбузову, Корсакову, Левшину, Ханыкову и Яковлеву, сенаторам Глинке, Мертваго, Кожину и Кропотову, д. с. с. Аленину, статс. советникам Порошину и Бислову, камер-фурьеру Прудникову;

по 2000 дес д. с. советникам Вешеру, Леонтьеву, Фуксу, Хотяинцеву, Шетневу, камергеру кн. Львову, камер-фуръеру Крылову, обер-прокурорам Рындину, Можайскому и Фенину, кол. ас. Фохту;

2500 дес. вол. сов. Россохину;

по 2000 дес тайн. сов. Ананьевскому, статс. советникам Богаевскому, Ж. Васильеву, камер-фуръерам Бендерскому и Шмакову, полицмейстеру Щпицбергу, воен. советникам Белянихину, Безродному и Панову, обер-секр. Титову, полковникам Воронину и Козодаеву, надв. советникам Дольскому и Павленовскому, кол. советникам Искрицкому, Бовошвину и Плюскову, кол. ас. Дружинину и унтер-шталм. Посникову;

по 1500 дес. надв. советнивам Демину и Федоро­ву, кап. Попкову, кастеляну Панову, штаб-лекарю Робеко и кол. сов. Ракову;

по 1000 дес. камердинерам Долгополову и Ширгорцу, част. коммис. Шуль­гину и Павловскому и надв. сов. Толмачеву.

Д с. с. Резвый вновь получил 200 дес, а

ст. сов. Бурнашев — еще 612 дес. 1142 саж.

Сенатор Свистунов продал 800 дес. пожалованной земли в Вольском у. г-же Злобиной.

Тайн. сов. Зах. Корнеев, минский губернатор, обращалъ внимаше П. X. Обольянинова на свое бедное состояеие; владея всего 170 душами, он имеет 15000 руб. долгов, и просил исхлопотать ему свободные казенные деревни в Минской губернии, причем приложил к своему письму и список совершенно свободных, т. е. еще не пожалованных никому, казенных де­ревень. Но вместо Минской губ., ему назначили землю в Саратовской губ. В 1801 г. г. Корнеев, находившийся, очевидно, в хороших отношениях с Обольяниновым, просил его похлопотать, чтоб межевой департамент отвел землю в лучшихъ местах.

Т. с Леонтьев былъ президентом медецинской коллегии и получил землю в воздаяние необычайной заслуги — «за уменьшение цены на аптекар­ские материалы при торгах», произведенных в коллегии.

Следующие лица, получившие земли в 1800 г., оказываются гатчински­ми чиновниками: кол. сов. Рассохин, полицймейстер Шпицберг, исправник Демвн, штаб лекарь Робеко, кастелян Панов, землемер Раков, част. коммис. Павловский и надв. советники Толмачев и Федоров.

Сенатор Д. Б. Мертваго, не имея людей для поселения на пожалованной ему земле и нуждаясь в деньгах, исхлопотал себе вместо земли на­граду деньгами.

Г. Кислов, служивший в Эрмитаже в Петербурге, вскоре по восшествии на престол Александра I, обратился к нему с ходатайством — приказать, вместо пожалованных ему Императором Павлом в Саратовской губ. 500 дес, отвести такое же количество земли в Петербургской губ. И после­довало распоряжение дать ему землю в Шлиссельбургском уезде.

Д. с. с. Леонтьев в 1806 г. исхлопотал себе, взамен назначенных ему 3000 дес. в Саратовской губ., такое же количество в Нижего­родской губ.

Кн. Львову, камергеру, служившему в Прав. Сенате, пожалована была земля в виду того, что он отягощен долгом в 15000 р., имеет лишь 160 душ и должен содержать 2-х незамужних сестер.

Д. А. Порошину пожалована была земля за службу его брата.

От Л. Н. Шетнева в 1805 г. пожалованные ему 3000 дес. приняты в казну обратно с выдачей вознаграждееия в 6000 р.

Г. Искрицкому земля была назначена из отрезанных от Кокошкина и кн. Урусова на луговой стороне Волги, но от Искрицкого никто не явился, отмежеваеием ему остановились и о вызове его делали публикацию в «СПБ. Вед.». В 1819 г., за неявкою Искрицкаго и нерозыском его, земля, ему назначенная, обращена была в казну. В 1827 г. объявился отст. подпол. Искрицкий и сталъ ходатайствовать о вознаграждении его за отобранную в казну землю его наследодателя. Местная администрация, на запрос из Петер­бурга, донесла, что отводъ земли Искрицкому был произведен в свое время и что, кроме Искрицкого, в «СПБ. Вед.» были тщетные вызовы еще 6-ти особ, которым пожалована земля в Саратовской губ.

1801

В 1801 г. пожаловано:

5000 дес г. Соболевскому и

2000 дес. братьям Бабичевым,

сколько-то десятин получил станционный смотритель гатчинского полка Григорьев.

Григорьеву земля была отведена в Хвалынском у.; в 1835 г. директор почтов. департамента Булгаков сообщал Д. В. Дашкову, что Григорьев умер, оставив жену и детеи, между тем пожалованная ему Павлом I земля находится во владении купцов Волковойных и дело об этой земле надлежит передать в суд. Есть известие, что дело Григорьевых с Волковойновыми решено 9 декабря 1835 г., но чем — неизвестно.

Бабичеву с братьями земля  пожалована «в уважение службы предков их и их самих». Поведано было отдать им землю в Кузнецком у., оставшуюся за удовлетворением мордовских и татарских поселян, в числе 2984 дес, без взыскания положенных пошлин. 9га  часть Кузнецого у., отошла впоследствии в пределы  Городищенского у., Пензенской губ. На этой земле, отведенной Бабичевым, существовал корабельный лес. Отвод земли Бабичевым был сделан с обязателством владельцев, согласно закона, не рубить этого леса. Но с таким обязательством Бабичевы отказались принять землю. В 1804 г. дело это дошло до Государя и он приказал Се­нату взять на замечание и не оставить без взыскания тех членов, которые первоначально сделали нарезку земли, несообразную с казенною пользою.

Г. Соболевский в конце 1820-х продал 1000 дес. в Вольском у., в луговой стороне Волги, кригс цальмейстеру Столыпину (Д. № 1567 Губ. Прав.).

1802

В 1802 г. получил:

10000 дес. — д. с. с. бар. Ф. М. Колокольцов,

3000 дес. — тайн. сов. Рачинскй,

2500 дес — подп. Д. Пестов,

по 2000 дес. — д. с. со­ветники 3. Муравьев и Федоров, флотили офицер Ахматов,

1000 дес. — надв. сов. Креват.

Избранная Колокольцовым земля оказалась сданною в оброчное содержание кирсан. купцу Гр. Селиванову, а пред тем сдавалась на 12 лет се­кретарю опекунской конторы иностр. поселенцев тайн. сов. Бвятковскому, как част огромного пространства (219000 д.), сдаваемого в аренду этому же Бвятковскому.

Г. Кревату земля дана в уважение заслуг его во время турецкой войны и убытков, понесенных от неё. Г. Креват, представав пошлины, просил об отводе ему пустопорожней земли около с. Богородскаго (Юнгеровки тож) и д. Борок, Сарат. у. Свободной земли имелось в этом месте 2820 дес. От г. Кревата требовалось точное указание, какое место он избирает, и, по неизвестности его местожительства, пришлось разыскивать его публикацией в «СПБ. Вед.». Он нашелся уже в то время, когда; около с. Юнгеровки и Борок произошла отрезка разным владельцам и отставным нижним чинам. Тогда г. Креват выбрал себе землю в Вольском у. Об отводе ему в этом уезде 1000 дес. последовало распоряжеше в 1811 г. Но в 1813 г. вольский купец Барышников, как поверенный г. Кревата, просил об отводе земли г. Кревату в Уральской степи по р.р. Б. и М. Кутуму. В 1817 г. отвели ему землю смежно с пожалованною кол. сов. Доливо-Добровольскому и надв. сов. Чеботареву. В 1820 г.г. как земля г. Чебышева, так и владение г. Еревета, перешли в собственность вольского купца Злобина.

1804

Отставному подполк. Пестову отвели землю в Балашов, у. при с. Тро­стянке и в 1804 г. Сенат разрешил исключить эту землю из оклада. Чрез 2 года после этого от Пестова получилась жалоба в Сенат на казен. палату, заключившую контракт с дворовым человеком девицы Пестовой о сдаче этой земли на 9 лет в оброк за 207 р. 81 в. в год. Пестов просил об уничтожении этого незаконного контракта.

Д. с. с. Муравьев избрал себе место в Сердобском у., в 5 вер. от Сердобска. Избранная им земля оказалась сданною в оброк: 1000 дес. мейору Ножневу, а 1000 дес. унт.-офицеру Лодыженскому. Кроме того, по донесению казенной палаты, земля, находившаяся на оброке у майора, назначена под выгон г. Сердобску. По указу 1791 г., при существовании в контракте с аренатором соответствующей оговорки, сданную землю можно было ото­брать и передать кому она пожалована с переводом на помещика соразмерной части оброка. Сенат предписал отвести г. Муравьеву землю, арендованную Лодыженским, а вместо назначенной под выгон Сердобску отвести Муравье­ву из других свободных земель. Но г. Муравьев не пожелал получить землю в разных местах и просил отвести ему 2000 дес. в Сердобском у. по р. М. Кистиндее. Так и сделано было, причем палата донесла, что в этой части Сердобского уезда, за намежеванием 3000 дес. помещикам Норовым и 2000 дес. г. Муравьеву, остается еще 1000 дес. свободных казен. земель.

В 1803 г. пожаловано 600 дес. надв. сов. Куткину.

В 1804 г. пожаловано:

по 3000 дес. ст. сов. Толстому и македон. дворя­нину Димаки,

по 2000 дес. кол. сов. Иванову и г. Брониц (для разведения овец).

Димаки получил землю в Хвалынском уезде. Этот участок земли был взят в казну от д. с. с. Пущина. В 1805 г. одним из сыновей Димаки земля была подложно продана г. Паниной. Между Паниной и вдовой Димаки началось тяжебное дело. В 1810 г. решением палаты часть земли, приходившаяся на долю продавца Мих. Димаки, оставлена за девицей Паниной. В 1812 г. это решение обжаловано Хр. Ив. Димаки. В 1814 г. Сенат утвердил решение палаты об оставлении ¼ части владения за Паниной, а 3/4 за вдовой 3. Димаки и её сыновьями — Хрис. и Федором. Впрочем, Хр. Димаки еще в 1817 г. продолжал вести дело с Паниной, но исхода его мы не знаем.

1805

В 1805 г. пожаловано:

госуд. канцлеру и брату его ген.-от. инфант, графам Воронцовым 10538 дес;

2545 дес. — г. Гаврилову;

по 2000 дес. обер-прокурору Голицыну, ген. Репину и полк, лейб-казачьего полка П. Чернозубову;

по 1000 дес. майору Зейпу, подполк. Козловскому;

по 500 дес. поручикам Мавромати, Фотескюлю, надв. советнивамъ Чеботареву и форшмейстеру Финку.

О земли гр. А. С. Воронцова известно нам, что до 1805 г. состоялось Высочайшее повеление 800 дес. его владения отмежевать на удовлетворение однодворцев сс. Свинухи и Разсвазанв, затем 2500 дес, находившихся в Новохоперском у., состояли в ведении Адмиралтейской Коллегии.

Отстав. майор И. И. Зейн доверил хлопоты об отводе ему земли кол. асс. М. А. Устинову, желая получить из отсужденных от помещиков Кокошкина и других в Хвалынском у. — в Сосновской и Еашанской вол. Однако, г. Устинов никакой просьбы по доверенности не подал и об отводе земли г. Зейну сведений нет.

Ген. Репину отведена земля после 1810 г.; именно в этом году сарат. губернатор доносил в Петербург, что в Аткарском у. есть свободных 2000 дес. для ген. Репина из того запаса земель, который был заготовлен для поселения на правах однодворцев отставных нижних чинов, так как вместо 1000 чел., пожелало поселиться только 9 чел.

Отстав. поручику II. Мавромати отвод земли, повидимому, не состоялся, так как даже Сенату не было известно его местопрабывание.

Неизвестно, в каком именно году, но, во всяком случае, до 1805 г-получили земли:

кол. сов. Батурин 1221 дес. в Сарат. у.;

ст. сов. А. А. Щербинин 5654 дес.;

кол. ас. И. Куткин 1000 дес. в Аткар. у.;

граф А. Р. Воронцов 4000 дес. в Балашовском у.;

Н. и И. Огаревы 10.000 д.,

ген.-м. П. А. Соймонов 11338 дес,

Б. Огарев 4218 дес.,

ген.-м. Д. С. Кошев 7000 дес. — все в Петровском у.;

д. с. с. А. П. Мельгунов в дополнеше к отведенным ему 5154 дес, еще 5757 дес,

кн. Г. С. Голицын сперва 400 дес, потом еще 924 дес. — в Сердоб. у.;

тайный сов. А. В. Нарышкин 12000 дес. в Царицын. у.

К 1805 г. было вообще пожаловано в Сарат. крае 492538 дес, при­читалось уплатить за них пошлин 49253 р. 841/2 к., взыскано 24610 руб. 6172 к. и осталось взыскать 24643 р. 23 к.

1806

В 1806 г. пожаловано:

5638 дес. г. Котлубицкому,

3000 дес. вдове кол. сов. Кивиной и

500 дес. надв. сов. Чулкову.

Г. Кикиной земля отведена в Аткарском у., при дер. Юнгеровке, земля тут находилась в оброчном содержаши у сарат. купца Шадрина всего 11151 дес. из платежа 578 р. в год по контракту с 1802 по 1814 г. В 1807 г. сенат разрешил отведенную Кикиной землю исключить из казеннаго оклада.

Чулков подучил землю в Хвалынском у., близь с. Сухая Терешка. В следующем же году он продал ее кап. Дурову. Об укреплении этой земли за Дуровым было дело в Сенате в 1825 г., причем министр финансов, ссылаясь на закон 1820 г., коим в нагорной стороне (по Волге) всякая раздача земли прекращена, не соглашался на укрепление земли за Ду­ровым, но общее собрание Сената, имея в виду, что г. Дуров купил землю у Чулкова до издания закона 1820 г., постановило оставить ее за ним.

1807

В 1807 г. пожаловано:

1000 дес. ст. сов. Шуйстомскому и кол. сов. Трифонову,

500 дес. отст. капитану командору Беллингу или, вернее, вдове его, Катерине Борисовне.

Шуйстомский, советник сарат. казенной палаты, избрал себе землю в Хвалынском у. из отсужденных, за излишеством, от татарских деревень по р. Терешке. Отводъ фактически состоялся черезъ 2 года.

Вдова Беллинг (урожденная Пестель) сделала заявление, что покойный муж её, коему пожалована была земля в Таврической губ. в 1795 г. стал хлопотать об отводе ему земли в Саратовской губ., его желание было испол­нено, но он умер, не вступив во владение; так как после него остались 2 дочери, то она, вдова, просит межевую контору отвести ей 500 дес. в Хвалынск, у. из отсужденных в казну от помещика Кокошкина и друг., неправильно присвоенвыхъ ими. Вдову Беллинг удовлетворили землей лишь в 1822 г., дав из отрезанных от г. Кузнецка земель. Здесь же и в том же 1822 году отвели землю г. Трифонову, бывшему кузнецкому городничему.

1808

В 1808 г. пожалованы:

2000 дес. д. с. с. А. И. Арсеньеву;

по 1000 дес. кап. 1-го ранга Овсянникову и инспектору сарат. врачебной управы Рейнгольду;

800 дес. цариц. городничему Долгово-Сабурову;

700 дес. надв. сов. Александро­вичу;

по 500 дес. тит. сов. Гильмерсу, майору сарат. инвал. роты Овсянникову, кол. ас. Рожнову и губ. секр. Степанову;

по 300 дес. майору Еремину, тит. сов. Ларкшову, кол. секр. Яснопольскому, кол. ас. Шпиналь;

250 дес. поруч. Бокову.

Обоим Овсянниковым, а также Рейнгольму, цариц. исправнику Рожнову Гильмерсу, Степанову, Яснонольскому. майору Саратовсвой инвалидной роты Еремину, Шпиналю в Ларионову и поруч. царицынской штатной команды Бокову дана земля по представлению сенатора Козодавлева в вознаграждение за труды по прекращению в Саратовской губ. заразы. Майор Овсянников из пожалованной ему земли несколько сот десятин продал ген.-м. В. А. Русанову и надв. сов. Веберу, от которых земля перешла потом к казенн. кр-нам с. Краишевки, Аткар. у.

Г. Долгово-Сабурову дана была земля за службу его и для поддержашя его бедного состояния с большой семьей. Он избрал себе участок в Кузнецком у., вымежеванный в казну, как излишний, около с. Трахианотова, у кн. А. Г. Белосельского, в количестве 730 дес. До отвода этой земли Долгово-Сабуров умер и получила землю вдова его, которая затем ходатайствовала о даче ей недостающихъ 70 дес. (до 800 д. пожалованных) в Аткарском у., между с.с. Каракозовкой и Варыпаевкой.

Г. Арсеньев, получив землю в Балашовск. у., не дожидаясь окончательного утверждения её за ним, продал в 1818 г. участок балаш. купцу И. Ковалеву и в конце концов Сенату приходилось утверждать землю за Ковалевым. Это дело вызвало разногласие в Сенате. Ковалев заявил, что купил у Арсеньева в одном месте 608 дес, а в другом 561 дес, всего 1169 дес, во второй участок в 561 дес. оставлен в казенном ведомстве для крестьян с. Дурвикино (Вислое тожъ), а предоставлено право избрать столько же в другом месте. Ковалев просил утвердить за ним участок в 608 дес. и отмежевать недостающие 561 д. по рч. Еловатке. По справке ока­залось, что в 1815 г. в счет пожалованных г. Арсеньеву 2000 дес. казен. палата отвела лишь 830 дес, а в отводе остальной земли в указанном г. Арсевьевым месте отказала, но затем в 1818 г., по просьбе г. Ковалева, палата отмежевала ему 608 дес. в одном месте, а 561 дес. в другом; этот последний участок оказался яужаыя крестьянам с. Дураикина. Уча­сток по рч. Еловатке в 561 дес. был уже ранее того отмежеван д. с. с. Магницкому. Министр Финансов, принимая во внимание, что законом 1820 г. прекращена раздача земель в нагорной стороне Волги, высказался за отказ в утверждении за Ковалевым 608 дес. Но министр юстииции присоединился к большинству голосов в Сенате об удовлетворении просьбы Ковалева и 608 д. были утверждены за ним.

Царицынский исправник Рожнов получил землю в Царицын., и Петровском у., т. е. в 2-х местах; он продал землю до утверждения в Петров, у. царицынскому помещику г. Полякову. Последний в 1815 г. просил об отмежевании купленной им у Рожнова земли в Петровском у. около д. Кондоль. Казенная палата не удовлетворила его просьбу, а обратила этот участок в казенное ведомство. Поляков, затративши труды и деньги, владиевший уже участком 5 л., ходатайствовал перед Сенатом об утверждении за ним это­го участка. Дело разбиралось в Сенате в 1826 г. Министр финансов опять остался при особом мнении, ссылаясь на законъ 1820 г. Но г. Поляков возра­жал — указывая на доследовавния уже в Сенате вопреки этого закона, утвержде в 1822 и 1823 г.г. пожаловании на нагорной стороне за гг. Козловским, Свистуновым (10.000 дес. в Аткарском у., у селе Алексеевки и До-рофеевки, и в Саратовском у., у с. Лох), Федоровым (3000 дес. в Петров. у.), Дружининым, Руновским, Быховцом, Сухоярудским, Нарышкиным, Трифоновым (в Кузнец. у. 1000 д.) и Белангом. И в общем собрании Сената решено утвердить участок за г. Поляковым.

1809

В 1809 г. пожаловано 1000 дес. советнику сарат. угол, палаты ст. сов. Ищекину в уважение его 40 летней службы. Отмежевали ему землю в Аткарск. у., близ с. Юнгеровки. Земля тутъ находилась в оброчном содержании у сарат. купца В. Шадрина, в количестве 8490 дес. из платежа 422 р. 50 к. в год. Срок аренды истекал в 1814 г. Г. Ищекину отвели 1000 дес. в 1811 г. с обязательством платить в казну 60 р. в год оброка. О выключке отведенной ему земли из оброка Ищекин хлопотал в 1815 г.

1811

В 1811 г. пожаловаво 4000 дес. ген. В. А. Русанову в уважение его заслуг и ран, полученных в сражениях.

Ген. Русанов в 1812 г. начал хлопотать об отмежевании ему пожа­лованной земли и вместе с тем об укреплении за ним купленных в Вольском уезде у кол. сов. Алексеевой и майора Овсянникова 500 дес., но соседний с этими землями помещик Апраксин предъявил жалобу на неправильное межевание, и дело отвода земли Русанову затянулось. В 1819 г. требовалось вав то   справки по этому делу    из Москов. губ. правления, но последнее ответило, что в 1812 г. неприятелем все    бумаги сожжены и справки оно сделать не может.

1814

В 1814 г. пожаловано 1000 дес. медику кол. сов. Гарри. Он избрал в Аткарском у. 584 дес. из излишка, намежеванного кол. сов. Тихменевой (с. Пески), 50 дес. из излишка, намежеванного кн. Несвицкому (Безобразовка), 686 дес, намежеванных излишне к д. Палатовке помещицам Ивановой, Мальцевой и Поповцовой по рр. Медвидице и Лаурзе. Оказалось, однако, что у кн. Несвицкаго 755 душ и не только нет излишка, но ощущается недостача по разсчету 15 дес. пропорции; из излишка Тихменевой уже намечено к отводу 460 дес. надв. сов. Александровичу и Тахменева распоряжеше это обжаловала; из излишка, оказавшегося в дачах д. Палатовки, уже отмеже­вано 430 дес. обер камергеру Нарышкину. В результате представилось возможным отвести г. Гарри лишь 124 дес. в одном месте и 380 дес. в другом. В 1817 г. Сенат, которому представлено было все дело, определил отмежевать Гарри отсужденные у Тихменевой 585 дес, а остальное коли­чество из других свободных земель. Сарат. межевая контора нашла возмож-ным отдать г. Гарри 840 дес. близь с. Пескова и д. Палатовки, а затем предоставить ему избрать недостающее до 1000 количество десят. из других свободных земель. В 1822 г. кол. сов. Н. Ханенев вошел с ходатаиством в казен. палату о выключке из оброка проданныхъ ему г. Гарри 840 дес. за которые он заплатил 15000 руб. И неожиданно г. Ханенев узнает в палате, что из купленной им земли 742 дес. отчислено окрестным казенным крестьянам на число душ по 7-й ревизии. Палата, кроме того, объявила ему о законе 1820 г., по которому раздача земли в нагорной части губернии прекращена. Г. Ханенев возразил, что земля намежевана г. Гарри ранее закона 1820 г. и сослался на примеры уклонения от закона 1820 г. относи­тельно земель, пожалованных Нарышкину и проданных им кол. сов. Шмидту, сенатору Кожину и д. с. с. Арсеньеву, проданныхъ кол. рег. Кова-ленкову и ст. сов. Поглмновскому, а от последних перешедших в тит. сов. Лятошинскому и полк. Чернозубову, а от него к Гродницкому. Дело о землях г. Гарри пошло опять в Сенат, в котором министр финансов, основываясь на том, что указ 12 марта 1820 г. распространенъ на все отводы земель, до издания его сделанные и еще не утвержденные, полагал оставить спорные земли в казенном ведомстве (для наделения каз. крестьян до 15 дес. пропорции), а г. Гарри предоставить избрать себе участок на лу­говой стороне Волги. Но большинство сенаторов высказалось за утверждение 840 дес. земли за г. Гарри, а по продаже от него, за г. Ханеневым. И в 1824 г. такое утверждение послодовало.

1817

В 1817 г. пожаловано 5000 дес. барону Биберштейну и 1000 дес. командиру Сарат. гарнизоннаго батальона — полк. фон-Гартонгу.

Первый выбрал место в Аткар. у. в количестве 3819 дес, которые оказались отрезанными в казен. ведомство от сс. Варыпаевки и Каракозовки; тут был лес.

Фон-Гартонг хлопотал еще с 1808 г. о пожаловании ему в вечное и потомственное владение земли по р. Белгазе в Аткар. у., каковую он держал на оброке. И просьба его была удовлетворена в 1817 г.

1817-1820

В какое именно время — не знаем, но ранее 1820 г., получили в Са­ратовской губ.: кн. Горчаков 6000 дес. в Камышин. и Аткар. уу., по р. Медведице, ген.-леит. Н. Абразанцев 3000 дес. въ Сарат. у., но земля была отобрана от него для кол. ??? Ягодная Поляна; гвардии полк. Бистром 3000 дес. в Аткар. у. (д. Головина, Заверниха тож) и в Сердоб. у., по р. Елани; полк. Роль 3000 дес. в Камышин, у.; полк. Краснокутский тоже 3000 дес. в том же уезде, по рр. Сухой и Мокрой Макаровкам; по 2000 дес. получили полк. Елистратов, д. с. с. Пермани и г. Левандовский, по 1000 дес. бар. Б. Б. Кампенгаузен, д. с. советники Сухопрудский и Быховец, бывший ниже-городский губернатор Руновский и обер-камергер Нарышкин.

Бар. Кампенгаузен получил землю, отрезанную в казну из владений Путиловой и Тяпкиной. Г. Быховцу отвели часть из земель, отрезанных от г. Кузнецка; г. Быховец пожалованную землю вскоре продал купцу Козыреву. Гг. Сухопрудский и Руновский продали свои земли г-же Злобиной, а Нарышкин — тит. сов. Соколинскому.

Неизвестно когда получили и сколько д. с. советники Вейдемейер и Крюковский, ст. сов. Журихин, кол. сов. Алексеев и Штейн. Из пожалованных Вейдемейеру земель 690 дес. по р. Мокрой, в Аткарском у., находи­лись в управлении Г. А. Щербинина, потом перешли к г. Веденяпину, а земля в Цариц. у. его же, Вейдемейера, на правом берегу Волги перешла к помещику Данилову, кроме того, часть земли Вейдемейера купили кр-не г. Чернозубова (д. Кологривовка). От г. Крюковского 300 дес. перешли к кол. сов. Устинову. Журихин продал 137 дес. в Сердобском у., по рч. Елшанке, А. А. Шиловскому. У г. Алексеевой землю купили госуд. Кр-не с. Краишевки и кр-не г. Волкова (Н. Добринка, Камыш, у.).

В 1837 г., в Сенате рассматривалось прошение сенатскаго регистратора П. Т. Полеводина об утверждении за ним земель, пожалованных разным лицам и купленных им в разное время. Возбужден был в Сенате принципиальный вопрос о том, распространяется ли на Всемилостивейшия по­жалования земель земская давность, так как в 1835—34 г.г. Полеводин купил 9 тыс. дес. у лица, которое об отводе пожалованной земли не хлопотало более 10 лет. Полеводин объяснил, что затратил деньги на покупку прав на землю, а за ним ее не утверждают, между тем ему известно 20 случаев, в которых пожалованные земли утверждались за вла­дельцами несмотря на пропуск ими трех 10-ти летних давностей.

Из дела Полеводина видно, что он приобрел земли у наследников шталмейстера Посникова (2000 дес), причем продал пожалованную землю (конечно, не без барыша для себя) казен.  крестьянам д. Липовки;  у ген.- майора Панова (2000 д.), у кап. Штейна (1000 д.) у полк. Левандовского и полк. Елистратова (по 2000 дес) и у д. с. с. Пертнв (2000 дес). Земли Посникову, Панову, Штейну и Левандовскому пожалованы в Саратовской губ.

В Сенате было решено установить земскую давность на будущее время, но к Полеводину ее не применять.

Нарезка 15 дес. пропорции на прибылые души.

Кроме пожалования по рескриптам, земля приобреталась и владения дворянского класса увеличива­лись иным способом: нарезкою на прибылые души при генер. межевании, если где не хватало помещичьим крестьянам до 15-ти дес. пропорции на душу. (В инструкции межевой сказано: „ко всем владельч, едениям, кои посе­лены по старинным дачам и крепостям, а смежны с казенными порожними землями, намеривать известную по тем дачам меру, а коим из них по крепостям на число положенных в тех селениях по 5-й рев. душ по 15 дес. на душу доставать не будет, таковым намеривать вышеописанную пропорцию). За эту нарезку взималось по 1 р. за десятину без леса и по 2 р.— с лесом. Но сведенний о всех нарезках у нас не имеется.

При Потемкине, графу А. С. Воронцову, для его крестьян в Сердобском и Новохоперском уу. нарезано было по его просьбе 9261 дес.

В 1805 г. нарезаны недостающие на часло душ кр-н г-жи Петрово-Солововой 515 дес. к её селу Архангельскому (Сиаановка тожь), Аткарск. у.

Адмиралу Мордвинову в 1806 г. было повелено отвести недостающие до 15 дес. пропорции на число душ 7442 дес. из пустопорожних казенных земель в Саратовской губ. В 1808 г. казен. палата отвела Мордвинову это количество десятин в Аткарском у., причем пошлин принято 14885 руб. А так как земля эта состояла в оброчном содержании у экономич. кр-н с. Браишевки вместе с другой землей (всего 16030 дес. из платежа оброка 550 р. в год), то о выключке 7442 дес. из казен. ведометва было сделано представление в Сенат и он дал указ о выключке в 1809 г.

В 1808 г. намежевано было генералу Я. Д. Мерлину и его супруге на число душ по 5-й ревизии в Балашов. у., в с. Зубриловке, и в Аткарск. у., всего в количестве 498 дес., за каковые они внесли 498 р. О выключке этой земли из казны Сенат дал указ в 1810 г.

Есть дело о наделении до 15 дес. пропорции кр-н г. Загряжского, родственника гр. Кочубея, по дд. Натальиной и Никольской.

В свое время было отрезано от д. Сорочей, Петр, у., принадлежавшей лейб-гвардии шт.-кап. Запольскому, свыше 1500 дес. и сдано в оброк над. сов. Ханеневу, но в 1800 г. эта земля (743 дес. уд. и 759 неуд.) была пожалована г. Запольскому (д. № 11 — 1800 Губ. Пр.).

В 1800 г. возвращены майорше Казариновой, (с. Троицкое, Глядковка тож, и дд. Федоровка и Ивановка), отрезанные у нее в свое время под поселение иностранцев и оставшиеся незаселенными.

Налог на незаселенные владельчесские земли.

В 1803 г. Высочайше повелено: оставить в спокойном владении те из пожалованных помещикам земель, по рескриптамъ 1785 г., на коих сделаны водворения, а с тех земель, кои не заселены, взимать 5 коп. подать (с 30 дес. пропорции) до тех пор, пока заселятся, так как с заселением подать эта обращает­ся уже в подушный оклад.

Местной администращи пришлось собирать сведешя о незаселенных землях и делать рассчет. В 1805 г. губернатор Беляков представил необ­ходимые сведения, из коих оказалось, что только в 2-х уездах — Кузнецком и Хвалынском не было пожаловашй по рескриптам 1785 г. В ведо­мости Белякова значилось 40 дач в количестве 188 765 дес., но сюда входи­ло Заволжье и еще Новохоперский у. Наибольшее число дес. пожалованной зем­ли приходилось на у. Петровский (68 550 дес.) и наименьшее на Новохоперский (2 500 д.). По количеству пожалованиых особ занимал первое место Сердобский у. Незаселенных земел показано 93 597 дес. Между прочим кол. ас. П. Иванов на 3000 дес. имел всего 9 душ, у ст. сов. Щербинина на 6000 дес. было 36 душ, у т. с. Нарышкина на 12000 дес. приходилось 66 душ. Более или менее значительное населеше было у гр. Салтыкова с суп­ругой — 943 души на 16047 дес, у кн. Безбородко — 763 души на 19 418 дес.., у Н. и И. Огаревых 399 душ на 10 000 дес, у кн. Вяземскаго 365 душ на 12 721 дес, у Б. Огарева 350 душ на 4358 дес, у гр. Воронцова 252 ду­ши на 9193 дес. и у ген. Соймонова 233 души на 11335 дес.

В свое время в Госуд. Совете, по поводу предположения обложить 5-ти коп. податью помещичьи земли в Саратовской губ., было подано противное мнение: «Поощряя в 1780 г. заселение мест диких и необитаемых в Сара­товской губ. правит-во не предполагало взимать какую-либо за сии земли пла­ту; в продолжении 12 лет о сем не помышляли; пример Новороссийской губ. не может быть основанием, ибо там берется плата взамен подушной, а в Саратовской губ. помещики, получая земли по рескриптам, платят на равне с другими». Но мнение это не прошло.

Генеральное межевание, начавшееся в нашем крае с 1798 г., породи­ло споры, благодаря, между прочим, разнице земельных мер прежнего времени и принятой во время межевания. Татары, а также и многие русские жалованы были в XVII и начале ХVIII в. не десятинами, а четями. Губер­натор Беляков, представляя ведомость о пожалованных по рескриптам 1785 г. землях, сделал замечание, что по генеральному межеванию оказались по 35 дачам излишки против прежнего на 13176 дес. Это он объяснял тем, что при генеральном межевании ??? часть солонцов принималась за удобную землю, а прежде землемеры все солонцы клали в неудобность. Из ведомости Белякова, между прочим, усматривается, что излишков оказалось у кол. рег. Соболевой 22 дес, у кол. ас. Куткина 831 дес, у кол. ас. Иванова 197 дес, у кол. сов. Батурина 86 дес, у кн. Безбородко 7418 дес, у кн. Вяземского 721 дес, у сенатора Судиенко 151 дес, у г.г. Огаревых 116 дес, у г. Аплечеева 134 дес, у кол. сов. Львова 2470 дес, у г. Кошева 899 дес.

Ни есть основание считать, что зачисление солонцов в неудобность было не единственной причиной оказавшихся у многих излишков против того, что на самом деле пожаловано. Есть известие, что, сильные люди всячески оттягивали земли у соседних дворц. крестьян и эти захваты трудно было за давностью оспаривать. Примеров таких захватов было много, судя по возникавшим тяжбам о владениях.

Масса мелких помещиков и помещиц заселились около Саратова, боль­шею частью на городской земле, образовав ссёла и деревни: Губаревку, Увековку, Шир. Буерак, Морчич. Буерак, при Мокрой Гуселке, Озерки, Токмаковку, Подгорную, Идолгу, Быковку, Вязовку, Усть-Курдюм, Алексеевку, Буркин Буерак, Подлесный Ерик, Вязовые Ключи, Карабулак, Содом, Бере­зовку, Голодяевку, Резановку, Латрицкие Вершины, Семеновку, Бурцовку, Бе­резовку (Трубетчина тож), Долгий Буерак, Гундаревку (Чечуйка тож), при Сухой Гуселке, Сосновку, Свинцовку, Ханеневку (Долгобозанъ тож), Нееловку, Поповку, Лапшиновку, Любозину, Крюковку, Арбузовку, Александровское (Чардым тож) и др. Все эти селения существовали уже в начале XIX ст. и в 1810 г. при производстве набора, в них насчитывалось помещичьих крестьян 2871 душа.

Земельное богатство Саратова разжигало аппетиты множества людей. Так напр., кол. сов. Тихменева в 1794 г. просила казенную палату о переводе её крестьян из Аткарского уезда в Саратовский — в д. Ильиновку близ Сара­това и, не ожидая распоряжения палаты, поселила 18 своих крестьян под Саратовом. Но майор А. И. Родионов заявил спор: это земля его. Пала­та, разобрав этот спор, нашла, что у г. Тихменевой заведения нет ника­кого, а все «завладеемое» ею издавна принадлежитъ г. Родионову. Г. Тихменева пожаловалась на палату в Сенат. Последний в 1800 г. вынес такое решение: и Тихменева, и Родионов имеют поселение не на крепостной, а на городсвой земле, и у них одинаковые права на межевание по душам при нынешнем генеральном межевании и они могут получить узаконенную пропорцию «в рассуждение множества городской земли»…

История заселения по уездам.

Аткарский уезд.

Часть уезда, как двор­цовая земля, отдавалась, в виде разного рода угодий, еще в 1622 г. дворцовым кр-нам Шацкого уезда, а в 1691 г. эти земли были пожалованы Л. К. Нарышкину. Несколько лет спустя, при расследовании жалоб г. Нарышкина о самовольном заселении отведенной ему земли, оказалось, что еще до 1691 г. некоторые дачи начальством здесь были отведены разным лицам, и такой же отвод, по неизвестности границ Нарышкинских владений, производился затем и после 1691 г. Но и самовольное заселение имело тут место. Владевшие по формальным актам завели споры о владении с Нарышкиным. Из 777 ухожаев в 104-х оказались владельцами люди, которым эти земли пожалованы до 1691 г. Прибывшее на место, для расследования жалоб На­рышкина, командированное особое лицо нашло, что в с. Елани и др. местах существуют поселения разных помещиков и местных крестьян и есть, между прочим, мельница близь Елани на р. Терсе.

Еткарская слобода, превратившаяся в 1780 г. в гор. Аткарск, осно­вана была по правительственному почину в 1699 г.; в ней в 1725 г. было 190 душ м. п., в 1745 г. — 389 душ, а по 3-й ревизии 659 душ. Сюда скры­валась люди от солдатчины, от бояр и находили убежище разные преступ­ники из мест заключения. Местность была лесистая, в ней имелись укромные приюты от набегов татар, киргиз и др. кочевников. Нев Садовников, в свое время захваченный из Саранска Пугачевым в певчие, бежал от него в скрылся в Еткарской слободе; по его словам, около неё в его время была устроена на вершине высокого дуба кровать (погост), на которой помещался караул, предупреждавший о появлении вблизи кочевников.

В Киселевско-Чемизовской вол. помещечьи деревни Богдановка и Барановка возникли вскоре после 1-й ревизии, а с. Киселевка (Никольское) до 1725 г. принадлежало кап. С. С. Киселеву, за которым считалось 37 душ. Тут же имели владения Нижегородский монастырь (Аронский) и кн. И. С. Волконский, переведший сюда своих кр-н из пензенских вотчин. Самое с. Чемизовка заселено кр-нами г. Чемизова во 2-й половине ХУШ в. из Влади­мирской губ. и перешло во владение А. И. и Н. И. Киселевых.

Д. Петровка населена кр-нами г-на Балашова, переведенными им в 1824 г. из Калужской, Рязан. и Моск. губ.

В с. Лисичкине (Березовской вол.) в 1723—25 гг. былъ одинъ только помещик — петровский подъячий М. С. Зевакин с 25 душами и 2 однодворца, старика 89 и 90 л., а чрез 20 л. имелось 2 помещика — преображенский солдат Озеров (тесть Зевакина) и пор. Бартенев, купивший кр-н у капитана Радилова. Впоследствии помещиком здесь сделался II. С. Подъяпольский. В конце ХУШ в. в Лисичкине считалось 118 дворов, стало еще увеличивать­ся, но ко времени освобождения кр-н было всего 122 двора. Во 2-ю рев. (1742 г.) в Палатовке были помещики: прокурор Обухов, гг. Каракозов, Тавеев и Мошинский, а в Березовке — граф Апраксин и г. Дубасов. Кр-не г. Обухова переселены им из Нижегор., Владим. и Симбир. губ.

С. Варыпаевка (вол.) возникло в 1-й половине ХУШ в. и принадлежало С. А. Варыпаеву; он приобрёл здесь землю в 1743 г. от А. Н. Неклюдова в количестве 100 четей. Впоследствии помещицей была Л. Я. Киселева.

В Галаховской вол. старейшее селение Козьмодемьянское — Маматовка (Белгаза тож); оно заселено разными выходцами и имело церковь уже в 1770 г., ее построил помещик Маматов, убитый потом во время Пугачевского бунта. В 1779 г. в Маматовке было 4 помещика, владевшие 1171 дес. при 49 душах муж. п.; были здесь и госуд. кр-не, вла??е в числе 27 душ 620 д., но в 1801 г. они уже значились крепостными наследников Маматова; «задались» сами. Дело в том, что их, живших особыми поселками, обижали солдаты и чиновники и они переселились в Белгазу под защиту помещика. Он сначала брал с них лишь по 1 р. с души, потом стал приневоливать к работам на себя, а его наследники уже ввели среди них настоящую барщину. Стали хохлы искать воли, но «господа задарили суд» и добивавшихся свободы хохлов «наказали плетьми»… В 1799 г. в Белгазе было 54 двора с 466 жителями, в 1840 г.—184 двора и 1802 жителя, а к 1861 г. оказалось 240 дворов с 2857 жит. От наследовавшей Маматову помещицы А. А. Куткиной малоросияне отыскивали свободу. Они писали, что Куткина считает их своими крепостными противузаконно и ссылались на инструкцию к переписи и указы 1763 и 1783 г.г., из коих ясно, что малороссийский народ имел всегда право на вольный переход с места на место, всюду, без всякого препятствия. Сенат, куда дошло это дело, запрашивал ме­жевой департамент, признана ли земля, на которой живут просители за Кут­киной или за казной.

Д. Воеводчина населена одновременно с Маматовкой воеводой Зиминским, у котораго она была куплена пом. Карповым; последний перевел сюда кр-н из других уездов губерний.

С. Баланда (вол.) образовано в 1680 г. малороссами из Черниговской и Харьковской губ., но земля, где они поселились, как и многие смежные с нею пространства, была пожалована графу Шереметьеву в ХУШ ст. и все поселившиеся здесь вольные сделались его крепостными. Уже в начале ХУШ в. здесь было до 500 дворов, а в 1860 г. число их возросло до 1024. Д. Федоровка в Баландинской вол. заселилась тоже в 1-й пол. XVII в. и принадлежала сначала Троицко-Сергиевой Лавре, а потомъ гр. Шувалову.

С. Б. Ольшанка (вол.) создано в 1-й полов. ХУШ в. вольными поселен­цами из Тамбовской и Пензенской губ., которые были потом закрепощены за гр. Шереметьевым.

С. Голицыне (вол.) с деревнями образовалось в самом начале ХУШ в. из крестьян, выделенных Нарышкиными из Сердобских его вотчин, как брачное вено дочерям, вышедшим замуж одна за кн. Голицына, другая за кн. Бушникова. Переселенные сюда помещиком кр-не пользовались первое время льготами от барщины и других повинностей, за что должны были очищать местность от леса для постройки барских и своих домов и для пахоты. В 1800 г. в с. Голицыне было 164 двора, в 1830-х г.г. 3172 души, в 1860 г. считалось 377 дворов. Село и часть деревень перешли по­том от кн. Голицына к кн. Куткиным и г.г. Меркуловским, а от кн. Бушникова — к М. А. Устинову. Население здешнее делится и ныне на 3 общества: Меркуловское, Бушниковское  и Устиновское.

С. Салтыковка (вол.) основано в 1-й половине ХУШ в. гр. Салтыковым, от которого перешло к кн. Шаховским. Все селешя в волости принадле­жали разным помещикам, кроме с. Монастырскаго (Покровскаго), крестьяне которого были в ведении какого-то монастыря, а затем переведены в госу­дарственные.

С. Безобразовка, Салтыковской вол., по словам кр-н, возникло ранее Баланды; владел тут пом. Мосолов. В Ковыловской волости старейшие селения — д. Неклюдовка, существо­вавшая уже в 1744—47 г.г., и с. Юнгеровка (Богородицкое). Многие деревни этой волости принадлежали М. А. Устинову, как и нынешнее волостное село Ковыловка.

С. Рельня (Богоявленское) — вол. — основано в пол. XVIII в. и постоянно росло; в начале XIX в. в нем считалось 245 дворов и 1840 жителей, а в 1861 г.— 473 двора с 4362 жит. Владела тут помещица Храповицкая. Село это с д. Александровкой до Храповицкой принадлежало г.г, Ханеневым, которым при генеральном межевании на число душ по узаконенной пропорции нарезано было казеаной земли 11667 дес.

С. Сосновку (вол.) основалъ пом. Варыпаев, купивший здесь землю в 1743 г. от Б. С. Неклюдова. Рост селения представляется очень шатким. К началу XIX в. в нем было 260 дворов и 1669 жителей, а в 1840 г. количество жителей понизилось до 1287 чел. и к 1860 г. насчитывалось в селе всего 191 дворъ и 1427 жителей.

С. Б. Дмитриевка (вол.) возникло на земельном владении Нарышкина в первой пол. XVIII в.; в 1800 г. в селе имелось уже 240 дворов, а в 1861 г.— 593 двора. От Нарышкввых село перешло к кн. В. П. Кочубею. В настоящее время это имение г. Дурново.

С. Копены (вол.) образовалось около 1720 г. вольным поселением кр-н, но земля оказалась Нарышкивским владением и перешла от него к гр. Гурьеву, а ныне привадлежитъ кн. Голицыну-Прозоровскому. В 1820 г. в селе имелось 277 дворов, в 1840 г. — 347 и в 1861 г.— 362 двора.

С. Широкий Карамыш (вол.) зародилось не позднее конца XVII или начала XVШ в. тоже на земле Нарышкина, отъ котораго перешло къ вн. Кочубею. Ростъ села: въ 1800 г. было 160 дворовъ, а въ 1861 г. цифра эта поднялась до 271.

С. Лопуховское (Никольское) — вол. — основано в 1-й пол. XVIII стол. В 1794 г. в селе было 183 двора и 1156 жителей, в 1840 г.— 420 дворов с 2697 жителями, но в 1860 г. число дворов сократилось до 409, а жи­телей числилось 2998 чел. Здесь былъ пом. Кашвнсв. Одновременно возник­ли и селения этой волости: Кочетовка, Щербиновка и Белгаза. В с. Белгазе было по 5-й ревизии 68 дворов и 552 жителя, в 1840 г.— 212 дворов и 1677 жителей, но к 1860 г. уменьшилось число дворов до 206 и жителей до 1570. В д. Щербиновке в 1794 г. было 70 дворов и 387 жителей; в с-це Кочетовке имелось в тот же год 96 дворов и 572 жителя.

Селения Лысогорской вол. основали во 2-й пол. XVIII в. беглые, «задавшиеся» потом под защиту помещика. Так основал село Ст. Бахметьевка (Ивановское) пом. Н. И. Бахметьев. К 1800 г. в нем было 95 дворов и 631 житель. Вскоре помещик переселил сюда еще несколько своих кр-н из Симб. и Рязан. губ. и в 1840 г. было уже 143 двора и 1139 жителей; однако, ко времени освобождения последовало уменьшеше числа дворов до 134, а жителей оказалось лишь 961 чел. С. Лысые Горы, на р. Медведице  основано в 1-й пол. ХУШ в. Владельцами этого села были стольники И. М. Чаплыгин и Боборыкин, потом П. В. Грязнов, ген. майор Гр. Ив. Орлов, отец известного любимца Екатерины II; после кр-нами владели Н. А. Щепотин, И. Я. Салманов и В. Л. Есипов. Кр-не д. Шаховской в этой же волости, бывшие на оброке у г. Прокофьева, в 1823 г. стали свободными хле­бопашцами.

С. Шереметьевка (вол.) было вначале вотчиной гр. Шереметьева, но затм перешло в другие руки; в 1820 г-х был пом. И. П. Ниротморцев. Д. Воробьевка этой волости уже в 1794 г. заключала в себе 61 двор и 356 жителей, все были из бетлых, и основателем деревни считается какой-то «Воробей», к которому присоединились другие; «задались» потом под защиту гр. Шереметьева и им были закрепощены.

Широко-Уступская вол. заселена графом Воронцовым после 1788 г. малороссами из Воронеж, губ. и великороссами из Московской, Владим. и Пензен. губ.; от Воронцова кр-не перешли к гр. Шуваловым вместе с частью Нарышкинских деревень. С. М. Дмитриевка, при р. Баланде, образо­вано вольными переселенцами, но впоследствии они закрепощены.

Софьинская вол. образовалась на обширных в 28992 дес. владениях кн. Кочубея и жители её тоже сначала были вольными, а потом за­крепощены.

В Александровской вол. есть с. Князевка, основанное в 1-й половине ХУШ в. Самая слобода Александровка образована князем Оболенским, поселившим здесь малороссов из Харьковской и Полтавской губ. в 1779 г.

С. Кологривовка (вол.) основано в 1-й пол. ХУШ в.; владельцем был, между прочим, П. С. Слепцов; в 1800 г. в селе было 77 дворов, в 1840 г.— 175, а в 1860 г.— 261. С. Корякино (этой волости) образовалось в то же время; помещицей здесь была Е. Н. Лихачева; в 1800 г. числилось 96 дворов, в 1840 г.— 213, а в 1860 г. уменьшилось до 144.

С. Колено (вол.) основано тоже в 1-й пол. ХУШ в. и имело в 1800 г. 1391 жителя, в 1840 г.— 4628 чел., а в 1860 г.—5168 чел., причем дворов было в этот последний год 547. По преданию, первым поселенцем был кр-н Степан, поставивший себе шалаш на горе, к нему при­соединились другие; жители с. Аркадака (Балаш. у.) почему-то разорили их шалаши, но Степан вскоре же построил новые, а соседей у него еще при­бавилось. Затем какой-то сенатский переплетчик А. И. Протодьяконов заявил свои права на заселенную Степаном землю и всем поселившимся предложил, свою защиту. Тогда поселенцы решились, вместо шалашей, по­строить лачуги на правом берегу р. Аркадака. Пахать было вольно, все места кругом пустовали. С легкой руки Протодьяконова, явились друпе помещики, которые переселяли сюда своих крестьян. По именам этих помещиков село Колено и сейчас делится на части: Аблесимовскую, Фреймановую, Агишевскую, Евгалычевскую, Воскобойникова, Крымскую, Минховсвую и Сафоновскую. Старики коленские повествуют о бывших в окрестных местах разбойничьих шайках; ведут в село с зажженными холстами на дрожках и крикнут: с те ворошась!» — и берут что им нужно. Многие копенские жители участвовали в этих шайках. На горах у разбойников имелись маяки, которыми они переговаривались между собою. Дорога тутъ была опасная. Кто благополучно проедет, бывало, эти места, то служит молебен, что «Бог пронес». Разсказывают, что кр. с. Колена по фамилии Синев, пахавши землю, нашелъ разбойничий клад — чугун с серебряными деньгами, и на эти деньги откупился от пом. Богданова и сталъ зажиточным человеком. Говорят, что были и помещики, укрывавшие грабителей — «до суда было далеко, да и суд то был с руки ворам». До 1812 г. владычествовал здесь пом. Викторов, державший шайку наездников, а потом вт елав были Подъяпольский и Рахманинова — Дер. Кондрашевка и Студенка в этой вол. были у пом. кн. Енгалычева местом ссылки порочных кр-н. Д. Богохранимовку основал в 1813 г. пом. Слесарев. Д. Шумаковка (Орловка) заселена свободными хлебопашцами. Д. Елизаветину (Березовку) заселила г. Е. Путилова в 1826 г. кр-нами, купленными в с. Колене. Д. Каменка основана г. Ознобишиным в 1800 г. Земля, где теперь находится д. Осиновка, подарена была владельцем Л. А. Нарышкиным воему Овчинникову, а последний продал ее г. Крымскому. Д. Шубинку купил у г. Нарышкина г. Сварятин и продал г. Сатину. Тот же Сварятин вупил д. Биркаловку, подаренную г. Нарышкиным своему управляющему.

Д. Киселевка (Алексеевка) основана въ 1810 г. ген. А. И. Киселевым, куплена у него графиней Лаваль, от которой в 1850-х г.г. перешла к её дочери — гр. С. И. Борх.

В Даниловской вол., на вольной земле, начали селиться в 1-й пол, ХVIII в.

С. Лопуховка образовано свободными хлебопашцами, которые переселены сюда г-жею Федосеевою из Ст. Лопуховки. Д. Ивановка (Игнатьевка, Пестряковка) образовалась из выселенных в 1810 г. из с. Белгазы и в 1850 г. из с. Ртищева кр-н гг. Куткиных.

Д. Шинку (Сластух. вол.) основали, вывезенные г. Логвиновым кр-не из Тульской, Калуж., Пензенск. и Тамбовской губ. в XIX в.; он сделал их в 1844 г. свободными хлебопашцами с наделом в 1515 дес.

В Переездинской вол. селения появились в половине ХVIII в.; здесь нашли себе место и государ, и помещичьи кр-не. В с. Переезде считалось по 5-й рев. 585 чел. об. п. Д. М. Екатериновка населена кр-нами, вывезенными гр. Воронцовым в 1812 г. из Владамирской губ. С. Мерлино-Воскресенское и д. Еткара образовались переводом г. Мерлиным кр-н из разных мест; на прибылые души, по сердобской его вотчине, нарезали ему при 5-й рев. здесь землю из свободных казенных.

С. Б. Екатериновка (вол.) вместило в себя кр-н гр. Воронцова, переведенных из Воронеж, губ. в 1800 —1810-х гг. К 1860 г. здесь оказа­лось 618 дворов.

Еланская и Терновская вол., на земли г. Нарышкина, стали заполняться в начале XVIII в. хуторами малороссов; основывался всякий где пожелал; к малороссам присоединились русские; жили семьями, а после группами семей. Из людных хуторов образовались потом села и деревни, существовала уже в 1744 г. Жители отпущены на волю 1803—19 г.г. в числе 2973 душ, на условии взноса 614 р. в банк, где были они заложены.

С. Колокольцовка (вол.) заселено г. Колокольцовым в 1800 г. кр-нами Воронеж, губ. на пожалованной ему земле. Село потом перешло к Муравьевым, а от них в удел.

С. Шклов (вол.) с деревнями заселено кр-нами г.г. Владыкина и Мар­тынова в конце XVIII в. В 1800 г. из Турков, Балаш. у., г. Вышеславцев выселил в эту волость своих кр-н, назвав селение Турковкой.

В Таловской вол. часть земли, за выделом здесь госуд. кр-нам, по­ступила кн. Воронцову и Горчакову, которые перевели сюда кр-н из других губерний.

Балашовский уезд

Пожалованные в 1691г. Л. К. Нарышкину земли входили и в Балашовский у., и на них, также как и в Аткарском, скоро оказались самовольные поселенцы. Напр. в д.д. Щербединах и Мелике поселилос несколько помещиков и ясашные кр-не. Значительное количество селений в уезде образованы Нарышкиным и гр. Разумовским. На их степях охотно селились крепостные беглецы от помещиков внутрен­ней России. Много бежало сюда кр-н малороссов от польских помещиков. О гр. Разумовском, времени Елисаветы Петровны, существует такой рассваз: Управляющей доложил ему о бегстве из его вотчины кр-н и сделал замечание о неблагодарности их в отечески пекущемуся о них ба­рину, Граф ответил на это: «Батька-то хорош, да матка — свобода в тысячу раз лучше… Молодцы хлопцы! Я сам на их месте бежал бы!» В вотчину гр. Чернышева добровольно переходили люди из вольных в крепостные; «очень, говорят, вольготно было жить за графом Чернышевым». Бродяги, ввиду преследования их, охотно «задавались» за влиятельных помещиков.

В 1723 г. отписаны были по р. Хопру земли ген.-майору Чернышеву, поруч. И. Г. Постельникову и прапор. И. Я. Гвоздеву.

В 1735 г. П.Засецкий и друие просили Вотчинную Коммиссию о даче им порожней земли из диких полей, по обе стороны р. Хопра. И дано им всем 4450 четвертей, да на усадьбы 222 и на покосы 112 дес., а при этом сказано: «а в лес въезжать по р. Хопру вообще».

В 1745 — 47 г.г., при 2-й ревизии, в Балашовском у. селении было очень немного; вся восточная часть его представляла, пустыню. Есть сведение, что в 1790-х годах кр-не гр. И. П. Разумовского платили оброк в размере 3 р. в год.

В 1767 г. малороссиянам, не пожелавшим быть за помещиком сенатором Соймоновым, нарезано, на основании 14 пун. указа 1765 г., особою межею по 15 дес. на душу.

К 1850 г. в уезде было 9 слобод, 58 сел и 206 деревень, кроме того, несколько купеческих и других частных хуторов. Потом. дворян считалось 56 чел. м. п. и 54 ж. п., помещичьих кр-н 103356 чел. и дво-ровых людей 2620 чел.

С. Аркадак (Никольское) — вол. — заселено на земле А. Л. Нарышкина около 1721 г. великороссами из Тамбов., Тульской и Московской губ.; они были закрепощены владельцем. Селом владели впоследствии кн. А. А. Гагарин, женатый на гр. Е. А. Канкриной, в 1830-х гг.— А. В. Абаза, а потом кн. Вяземский. В волости всего 3 селения; главенствует владельче­ское хозяйство, широко поставленное.

В Репьевской вол. поселения явились в конце XVII стол. С. Репьевка (Архангельское, Тамала) имело владельцем фельдмаршала Н. И. Репина.

О заселении двух соседственных волостей — Усть-Щербединской и Бо­былевской существует предание, подтверждаемое в некоторых чертах име­ющимся судебным делом, доходившим до Сената. По этому преданию, из разных мест явились и поселились здесь вольные люди, но через не­сколько десятков лет приехал какой-то барон Л. и властно сталъ выбирать себе в подданство то тех, то других кр-н. В Усть-Щербедине и Пинеровке (это уже не соседственная волость) кр-не дали выкупныя за себя по 400 р. ас, а Бобылевские не могли дать выкупа и была закрепо­щены. Из архивного дела узнаем о стычках из-за земли между кр-нами д. с. с. Н. А. Львова и усть-щербединскими. В 1798 г. бурмистр г. Льво­ва заявил, что его господину пожаловано в вотчину дворцовое село Резанов Брод (Бобылевка), а удельные кр-не с. Усть-Щербедина (Шатаевка), явившись скопом, плугами начали распахивать ковыльную землю при Бобылевке, заявляя, что эта земля при генеральном межевании 1797 г. объявле­на принадлежащею им; служащие в вотчине г, Львова стали препятствовать крестьянской пахоте, но усть-щербединские избили их. По расследовашю удостоверено, что запаханное усть-щербединцами место признано при межевании землемером спорным, но львовсие кр-не, подбиваемые своим вотчин-ным начальством, в отместку, вспахали землю, оставшуюся за усть-щербедивцами. Последние с дубинами набросились на бобылевских кр-н, загна­ли к себе их скот и отобрали телеги. Из дела видно, что при генеральном межевании заседатель обязал бобылевских кр-н не выезжать, на спорную землю, но львовские (бобылевские) кр-не гуртами овец привели в негодность на спорном месте сенокос, кроме того, вотчинные начальники то и дело загоняли усть-щербединский скот и требовали выкупу по 1 р. за голову, при невыкупе держали скот без корма взаперти. Чтоб не нести убытков, удельные кр-не вынуждены были снимать за дорогую цену покос на стороне. В суде усть-щербединцы объяснили, что с 1756 г. мирно владели землей и покосами, но с пожаловашем г. Львову вотчины его крестьяне все время стараются распространить своя владения в их часть в рас­пахали уже более 300 дес. Судом было установлено, что в захваченном крестьянами г. Львова месте имеются следы хутора, стоявшего 20 или более лет тому назад и принадлежавшего щербединскому кр-ну М. Кабанову. Решением суда спорная земля предоставлена была усть-щербединским, а крестьян г. Львова постановлено привлечь к суду за насилие. Г. Львов жа­ловался губернатору, объясняя, что решешем суда дана потачва усть-щербе-динским кр-нам, а его кр-не просто оклеветаны. Далее г. Львов изоб­разил, как заседатель поступил с его кр-нами: собрал их в одно место — до 700 чел., изнурял голодом сутки, заковал некоторых и бил бесчеловечно. От такого неправосудия кр-не его потерпели убытку до 30000 руб. Дело пошло по инстанциям, но везде кончалось не в пользу г. Львова. Наконец, в 1808 г. Сенат дал заключение, что решение спора о принадлеж­ности земли подлежит сделать межевому департаменту, но так как уста­новлено давнее владение усть-щербединцев спорной землей, то хлеб и сено с этой земли должны быть отданы им, а г. Львов получит возможность взыскивать стоимость этого хлеба и сена только тогда, когда спорная земля будет законно утверждена за ним, а убытки от ожидания развязки спора г. Львов должен отнести к вине своих кр-н, которые, вопреки запрещению суда, вступились в спорную землю, посеяв на ней хлеб и скосив сено.

Урочище на р. Хопре, где теперь волостное с. Перевесенка (Трехсвятительское), отказано было в 1723 г. ген.-майору Г. II. Чернышеву. Заселение и образование с. Перевесенки произошло при сыне его графе И. Г. Чернышеве: «задались» за него русские крестьяне из разных губерний — из Московской, Владимирской и Ярославской и малороссы (черкесы) из Шевского, Сумского и других полков. Впоследствии вотчина графа перешла к г. Кошелевой, урожд. кн. Волконской, а в 1790 г. к кн. П. А. Волконскому. О заселении с. Перевесенки известно кое-что из одного судебного дела, доходившего до Сената. Доверенный жителей, кр. К. Павлов, хлопотавший о вольности для себя и доверителей от кн. Волконского, писал, что до 2-й ревизии в Балашовском уезде селились в диких полях по р. Хопру, на пустопорожней казенной земле служившие в разных украинских полках черкесы и малороссы и образовали с. Перевесенку. Вместо службы, они исправляли разные на казну личные и вещественные повинности, были и лопатникими (т. е. копали), и фурщиками, платили на разные полки подъемные деньги. Кн. Волконский получал около с. Перевесинок на своих крепостных по 15 дес. земли и вздумал поработить и их, малороссов. Но в суд представлены были, с другой стороны, документы, из которых оказалось, что по 1-й ревизии (начавшейся в 1719 г. и конченной около 1727 г.) перевесенцы были записаны за графом Чернышевым. После того происходили про­дажи и разделы Чернышевской вотчины, против которых-де просители не протестовали своевременно, и перевесинцы дошли к кн.   Волконскому. Установлено было, что указ 1783 г., коим было разрешено записывать малороссов за помещиками, если они окажутся на помещичьей земле, застал их уже на помещичьей земле. Балашовский суд, на основании этих данных отказал перевесинцам в вольности. На решение балашовского суда перевесинцы принесли жалобу в палату, добиваясь вольности, ссылаясь, главным образом, на указы 1742 и 1843 г.г., по которым малороссиян запрещено записывать за кем-бы то ни было в подданство. Далее они заявляли, что они и до сих пор не ведают, когда они были и кому отказаны или проданы, не знают о переходе имения от гр. Чернышева к Шепелевым и кн. Волконскому. Дело в палате залежалось до 1812 г. и кр-не на по­ездки в Саратов и проживание в городе издержали много денег. Они жаловались на это министру юстиции. В 1815 г. кн. II. Волконский, в поль­зу которого решилось дело, жаловался в Сенат на губернское начальство, что оно не приводит в должное послушание его крестьян с. Перевесенки.

В Самойловской вол. земля была, говорят, пожалована малороссийскому гетману Самойловичу, но без ведома его заселена была малороссами из Шевской и Полтавской губ. Узнав о поселенцах, гетман послал сюда своего подъячего Ф. И. Шапарева, чтобы установить и собирать оброк с кр-н, но хохлы не согласились платить и уговорили Шапарева занять у них место пи­саря. Гетман начал было с поселенцами тяжбу, но тяжба затянулась, а тем временем казна обратила жителей Самойловки в соляных возчиков, отдав им в пользование занятую землю. Но есть другое сообщение, что Самойловку (Три Острова) основал какой-то барин Самойлов, записывавший за собою всех беглых, меняя им фамилии: после его смерти имение, как выморочное, перешло в казну, а кр-не обращены в солевозчиков.

В Тростянской вол. некоторые поселения образовались ранее, чем зем­ля отведена была П. Засецкому с товарищами, т. е. ранее 1735 г. Поселившиеся тут малороссы (образовавшие сл. Хоперскую) вели тяжбу с наследни­ками П. Засецкого, считавшими, что малороссы должны принадлежать им, как поселившиеся на заведомо помещичьей земле. В 1783 г. балашовский суд вынес решение, коим признана земля, на которой поселились малороссы, ка­зенною, а не помещичьеюо, а следовательно, малороссы не должны почитаться крепостными. Решение было обосновано на обстоятельствах дела: после отвода г. Засецкому, делался в 1767 г. отвод земли еще Соколову, Вячеславову, Мокринским и за всеми этими отводами оставалось казенной земли 16322 д. Но в Саратове, куда дело перешло по аппелящи помещика, признали малороссов крепостными г-жи Безобразовой, наследницы Засецкого. В департа­менте Сената в 1802 г. сенатор Саблуков взял сторону Безобразовой и высказал, что по межевой инструкщи утверждалось за каждым бесспорное до 1765 г. владение, а малороссы до 1765 г. не спорили, и следовательно право помещика над собой признали. Общее собрание Сената не разделило взгляда. г. Саблукова. Но Безобразова подала просьбу на Высочайшее имя, и дело пе­решло в Госуд.  Совет,   который нашел, что тяжущиеся малороссы по 2-й ревизии показаны за помещиком, поселились в 1742 г. на земле г. Засцкого, а потому и должны принадлежать г. Безобразовой.

С. Зубриловка (Архангельское) — вол.— заселилось в первой половине ХVIII в.; тут было в начале поместье В. И. Дмитриева-Мамонова, а потом генерал-аншефа кн. Голицына. В 1733 г. было 104 двора. Кроме В. И. Дмитриева-Мамонова здесь было еще 4 помещика. Крестьяне переселены были сюда из Владимирской, Казанской и Пензенской губерний.

С. Потьма (Никольское), Сестренской вол., образовалось в первой половине ХVIII в. из помечщичьих кр-н, переведенных сюда из Симбир­ской, Владимирской, Костромской, Нижегородской и Тамбовской губерний; помещиками в старину были Хрущев, Шишов, Головачев, Рагозин, Сурмин, Чилиндин. Село Ключи (Архангельское) этой вол. имело в 1-й пол. ХVIII в. 16 помещиков.

С. Алмазов Яр (Трехъяровское) — вол.— было поместьем генерала Засецкого. В этой же волости имеется д. Безобразовка, названная, очевидно, наследницей Засецкого, от которой искали по суду свободы малороссы. Кр-не переведены из Нижегородской, Новгородской, Черниговской и Ярославской губ.— Д. Никольская в этой волости заселена кр-нами Владимир. губ., пере­веденными сюда помещиком Телегиным. В с. Алмазовъ-Яр этот же помещик поселил много крестьян, скупленных в разных губершях и затем продал ихъ гг. Устиновым.

С. Турки (Богородское), называвшееся ранее Рыеьим — вол.— при р. Хопре, основалось до 2-й ревизии; в 1723 г. отказано здесь было из диких поль подполк. Н. И. Нестерову, майору Г. М. Сафонову, подъячему И. А. Протопо­пову; по преданию, первым поселился майор Степ. Богданов, а за ним стали селиться и другие, на жалованную землю; в начале ХVIII в. насчиты­валось 29 помещиков, в том числе Г. Д. Никифорова, кн. Енгалычевы, Скрипицын, Ф. И. Дураков. Кр-н было 818 душ, из них часть госу­дарственные. Потом сошлось более 100 мелкопоместных помещиков и владение оказалось запутанное и чересполосное. Очень долго межевание по спорам владельцев ни к чему не приводило. В 1822 г., напр., балашовский суд истребовал планы и межевые книги на дачи однодворцев с. Турков в количестве 1775 дес, но все присутствующие в суде оказались сами турковскими владельцами и дело разбором затягивали. В 1827 г. однодворцы жа­ловались, что во время производства землемером размежевания помещики толпою останавливали его работу. Помещики, со своей стороны, жаловались на однодворцев, что не допускают их убирать на их земле хлеб. Помещиками тогда были — подп. Н. Г. Апушин,подп. А. А. Лачинов, кол. ас. А. М. Ченыкаев, кол. ас. Д. П. Лачинов, шт.-кап. И. И. Апушин, пор. П. В. Эссенгаузен, подп. А. П. Лачинов, подп. А. Я. Драгомилов, кол. секр. Д. М. Евсюков, поруч. П. П. Гаврилов, поруч. М. С. Лашматов, кн. И. А. Енгалычев, губ. секр. И. А. Лачинов, губ. секр. С. А. Струков и др. В 1870 г. было размежеваше чрез казенного землемера и при проверке оказалось, что не хватает земли на 200 слишком бывших помещичьих душ. Были розыски и все-таки некоторым общинам пришлось владеть в 60—70 местах. В Турковской вол. есть с. Бабинки (Ивановский пос), образо­ванное до 2-й ревизии разными помещиками, среди которых называется кн. Лобанов-Ростовский; кр-не из Нижегор., Тверской, Московской, Полтавской, Владимирской и др. губерний.—Есть еще с-цо Трубетчино (Никольское), воз­никшее в 1-й половине XVII в.; поселены здесь кн. И. Ю. Трубецвим кр-не Нижегор., Яросл., Рязан. губерний.

С. Боцманово образовано помещиками М. II. Извольским; в 1737 г. в поселении их было более 50 дворов, кр-не переведены были сюда из Ни­жегородской губ.

С. Баклуши (Знаменское) — вол.— основалось до 2-й рев. 3 помещиками; кр-не были из Владимирской и Пензенской губ. В волости находится с. Журавка (Козьмодемьянское) — владеше кн. Лобанова-Ростовскаго и кн. Адуевскаго; кр-не из разных губерний.

Сл. Романовку — вол.— основали вольные выходцы из Ижевской губ., садившиеся на землю, пожалованную гр. Воронцову и платившие ему вначале оброк 15 к. ас. с ворот; оброк этот со временем увеличился.

С. Пады — вол.— главное селение вотчины Л. Б. Нарышкина; в свое время издано подробное естественно-историческое описание Падов; обследование всего пространного имения в 85000 дес. сделано спецалистами своего дела.

С Красное Колено — вол.— заселено помещичьими кр-нами из Орловской губ.; составляло поместье г. Сатина.— С. Михайловка, Крас.-Коленской вол., заселено распоряжением помещика кн. Волконского и перешло потом к кн. Гагарину. — Д. Рязанка населена кр-нами Рязанской губ. и принадлежала баро­нессе Боде.

Макаровская волость заселена в 1-й пол. XVIII в.; с. Бельщина этой вол. принадлежало А. А. Бельскому.

Красавская вол. заселилась во 2-й половине XVIII в. В имении г. Хар­ламова — дер. Низовка —поселены были кр-не из Калужской, Тульской, Ор­ловской губ. и несколько чухонцев из Петербурга.

Львовская вол. заселена разными помещиками, между прочим с. Без­лесное имело их несколько, кр-не были русские из Калужской губ. и хо­хлы из Черниговской губ.; последней владелицей с. Безлесного была гра­финя А. К. Толстая, от неё село перешло в удельное ведомство.

В Терновской вол. сл. Михайловку заселил граф Воронцов с 1800 кр-нами из Воронежск. губ.

В Благовещенской вол. в 1812 г. появились мещеряки, перевезенные кн. Васильчиковым из Лебедянского у., Тульской губ.

С. Котоврас — вол.— основано кр-нами, выходцами из средней России, и потом перешло к Л. А. Нарышкину. По вызову последнего, заселен был Б. Мелик этой волости кр-нами из Тульской губ.

С. Казачка вол. — принадлежало г. Чихачеву, который в 1817 г. купил и перевел к-н из Рязанской губ., образовав дер. Аннино. У него же было селение, названное Ницой. Есть тут же с. Чихачевка. Переселял г. Чихачев в эту волость на свои земли кр-н из Тамбовской, Рязанской и Пензен­ской губ. до 1850 чел.

Вольский уезд

Первыми возникли поселения монастырей. Это Малыковка и Терса, принадлежавшие Новоспасскому мон., сюда он перевел крестьян из своих московских вотчин. Но еще до монастырского почина существовали отдельные жилища и зимовницы по берегам Волги вольного люда беглецовъ дезертиров и других, промышлявших на Волге. Вслед за монастырями получают в уезде земли бояре. Появляются владения князя С. Б. Голицына, боярина Ф. А. Головина. Помещикам же потом передаются правительством дворцовые, синодские и монастырские кр-не.

С. Малыковка было пожаловано Петром I. кн. А. Д. Меньшикову а, после конфискации, все его имущества переходит опять в дворцовое ведом­ство.

В 1813 г. считалось в уезде помещичьих крестьян 22245 душ, а всех платеж. душ было 53374.

В 1820-х гг. производятся большие переселения государ, кр-н из Тамб., Пенз., Кур. и Харьк. губ. В 1826 г. в одну только волость пересе­лено 1510 душ. С 1826 г. по 1834 г. переселено в уезд 8645 душ (но надо сказать, что Вольский уезд простирался тогда и на левый берег Волги).

В 1829 г. было распоряжение об отрезке земель из владения г. Воль­ска и передаче их во владение министерства финансов для заведения госуд. крестьян из малоземельных губерний. Сверх того передана часть отведенной Вольску земли в собственность лицам, заселившим и застроившим ее, на условии или единовременной уплаты некоторой суммы в пользу Вольска, или за ежегодный оброк.

Екатерина II пожаловала госуд. казначею А. Я. Васильеву 4 селения — Рыбное, Ключи, Белогродня и Верх. Чернавку, от него эти села перешли к дочери — гр. Орловой-Денисовой. С. Черкасское отдано было кн. Черкасскому. Павел I пожаловал с. Терсу кн. Ливен, бывшей мамке Николая I.

В 1818 г. удельные крестьяне, смежные с владениями графини Ливен, красногорские (Алентьевские, Кикино) жаловались на имя Цесаревича Кон­стантина Павловича, что крестьяне г. Ливен отняли у них их землю, ту самую, которую департамент уделов уже раз отобрал у терсинских кр-н и отдал красногорским.

В Терсинской волости есть с. Девичьи Горки, население которого в старину было вольное, но при Екатерине II закрепощено. Местные крестьяне-старообрядцы говорят: «Екатерина за услугу дарила господам крестьян».

О с. Воскресенском — вол.— основанном в 1660-1670-х гг., есть любопыт­ное народное предание. При путешествии Петра I Волгою вместе с супругой Ека­териной последняя, говорят, недалеко от Змиевых гор, к которым прилегает село, разрешилась от бремени и поэтому случаю Царь заповедал, чтобы никто с. Воскресенским не владел. В 1812 г. от кр-н поступали жалобы на притеснения, чинимые им в земельном владении помещиками, в том числе гр. Апраксиными они отбирали от них лучшие земли в число пожалованных им.

В Кикинской вол. находилис в 1-й половине ХVIII в. владения Г. А. Аблязова и его родственника А. П. Радищева, а также майора В. Т. Пилюгина. В 1736—39 г.г. в д. Пилюгиной (Гусиная Лапа) было 43 двора.

С. Балтай — вол.— заселилось в начале XVIII в. беглыми кр-нами — гос­подскими, монастырскими, архиерейскими, синодскими; поселившееся здесь первыми пензяки вытеснили, говорят, отсюда татар, которые и ушли в Уфимскую губ. Никто не нес никаких повинностей, но когда началась пе­репись, масса людей разбежалась; некоторых вернула их помещикам; не помнящих, чьи они — отдали в солдаты; в перепись, однако, попало не более 300 душ. В 1760-х г.г. в селе насчитывалось около 2000 душ. В 1810 г. близко у села жил разбойник Ермошка, господский дворовый человек; грабежами и убийствами он наводил страх на всех; наконец, был убит в Балтае женщиной, напоившей его пьяным.

С. Новосильцево (Качелай) — вол.— принадлежало в 1-й половине ХVIII в. т. сов. сенатору В. Я. Новосильцеву; до 1738 г. было 100 дворов. В Новосильцевской волости есть с. Б. Караваевка, составлявшее вотчину ассесора Д. А. Кузьмина-Караваева.

С. Стригай — вол.,— заселилось до 1725 г. пахотными солдатами и одно­дворцами, к ним присоединились потом беглые крепостные, укрывавшиеся до этого на р. Хопре. В 1799—1804 г. поселились здесь ясашные кр-не, называвшее «лашманами»: на них была возложена повинность возить лес из Вятской губ. для постройки судов. По Х-й переписи считалось здесь 1905 чел. В Стригайской вол. есть село Старая Жуковка, на р. Карбулак. Земля здесь, говорятъ, была куплена помещиком И. М. Жуковым у мордовскаго князя Ергая за 80 руб. и красные онучи, но такая же покупка приписывается царе­вичу имеретинскому Вахтангу. Поселенцы на эту землю явились с разных сторон. Имение здешнее переходило по родству в руки г.г. Гладкова, Богда­нова, Струкова и др., наконец, к Виноградскому и Ветчинину.

В Барановской волости имеется с. Белый Ключ, находившееся в начале ХVIII в. во владении бояр Милославских, а потом перешедшее к племянникам Бахметьевым и по наследству от них доставшееся ветерану 1812—1814 г.г.  П. И. Бекетову.

В той-же волости есть с. Куриловка, на р. Казанле; оно возникло на месте прославившейся в губернии своим бунтом Самородинки; здесь устроил своих крестьян из других губерний г. Столыпин, но седьмая часть самородинсках крестьян досталась кн. Урусовой, а от неё перешло к до­чери, вышедшей замуж за Панина. После смерти II. Г. Столыпина имение досталось брату его — В. Г. Столыпину, женатому на сестре бывшего астраханского губернатара Бахметьева. Близ села ест бугор «Мор», бывш. будто-бы в старину притоном разбойников, а напротив него другой бугор, где тоже бы­ли разбойники; с вершин бугров разбойники вели между собою переговоры. Д. Новое Сарайкино с казенными кр-нами в начале XIX ст. обменялись землею в количестве 37 дес. с помещиком Гладковым; обмен этот утвержден Госуд. Советом в 1811 г.

С. Новая Жуковка — вол. — на р. Казанле, образовано на мордовской земле; кр-не переселены сюда помещиком частью из Старой Жуковки, частью из Нижегород., Симбирской, Пензен. и из разных уездов Саратовской губ. ???е сначала принадлежало Н. П. Гладкову. У г. Гладкова была суконная фабрика, на которой в 1814 г. было до 100 чел. рабочих. Последним владельцем был г. Рейнвальд.

С. Белогродня — вол.— было в XVIII с. дворцовым и пожаловано гр. А. И. Васильеву, а затем перешло, как приданое за дочерью, во владение к графу В. В. Орлову-Денисову, наказ. атаману Войска Донск., умершему в 1845 г. В волости есть с. Рыбное, бывшее тоже дворцовым и пожалованное г. Васильеву.

С. Мордовский Ключ (Ключ), Ключевской вол., было вначале дворцовым, жила здесь мордва, потом село пожаловано гр. Васильеву, а от него перешло к гр. В. В. Орлову-Денисову. В волости есть с-цо Большая или Верхняя Чер­навка, тоже бывшее дворцовым и пожалованное А. И. Васильеву, от которого перешло к гр. Орлову-Денисову. В 1802 г. здесь числилось жителей 604 чел.

С. Черкасское (в старину «Камышлейка) или Знаменекое пожаловано бы­ло Екатериной II кн. Черкасскому, который пригласил селиться здес всяких вольных людей и к нему шли со всех губерний, даже из Сибири; многие в селе называются и сейчас «Сибиряковыми». Глушь была здесь. Много собралось под защиту князя людей, преследуемых за веру. От кн. Черкасского село перешло по родству к гр. Шереметьеву, а потом к гр. Разумов­скому и, наконец, к гр. Уварову. Граф Уваров, задумав устроить винокуренный завод, выбрал для него заселенное место и выселил часть крестьян на другое и из переселенцев образовалась нынеш­няя дер. Усовка.

С. Сосновка — вол.— основано в конце XVII ст. выходцами из соседнего с. Алая; это были дворцовые и ясашные кр-не. В 1797 г. село пожаловано сенатору Н. М. Сушкову, причем он принял 15 дворцовых и 505 ясашных кр-н. В Х-ю перепись считалось в селе 1957 жителей об. п. и все они показаны госуд. кр-нами.

С. Улыбовка (Улыбашево) — вол.— существовало уже в 1786 г.; в нем в это время считалось 342 жителя об. п. В 1797 г. владельцами были майор Н. П. Юрьев и надв. сов. Улыбашев, а в 1806—1815 г. — К. В. Злобин, в 1828—1834 гг. подп. В. Д. Улыбашев и затем княгиня С. С. Щербатова. В волости сущеетвуетъ село Кряжим, заключающее в се­бе частью удельных, а частью помещичьих кр-н, именно Богданова, Яков­лева и Виноградскаго.

С. Царевщина (Дмитриевское) — вол.— при р. Алай, основано было в начале ХУШ в. и было пожаловано в 1728 г. гр. Скавронскому, в 1745— 46 гг. здесь было 459 рев. душ. Впоследствии это было имение ген.-прок. А. А. Вяземского; затем поместье куплено гр. Нессельроде. В крепостное время были построены здесь и работали 2 больших винокуренных завода, около них, во время работ, стоял такой шум, что населееие назвало это место «адом». Экономия владела, кроме того, многими тыс. овец.

В Покровской вол. есть дер. Липовка, о которой рассказывают, что здесь был помещик, от которого часть кр-н решила уйти искать лучшей доли и пошла на Аму-Дарью, но — вспоминают старики – дали им там бучу, они и разбились; вернулись домой, а тут помещик высек: чего вы искать бегали?

Камышинский уезд

Колонизация началась лишь во 2-й пол. ХVIII в., причем первыми поселились бежавшие из внутренних губерний крепостные, де­зертиры, раскольники.

Земли, пожалованные в 1691 г. Нарышкину, входили частью и в Камышинском у., и на них производились, как и в других уездах, само­вольные поселения.

В 1763 г. начинают водворяться вызванные манифестом Екатерины II немцы. Поселение их повело к столкновениям со старыми русскими жителями. Расслдование этих столкновений выяснило, что жившие в Саратове и в другихъ местах (в том числе в г. Дмитриевске) дворяне, купцы и прочие разночинцы содержали зимовья и при них пашни и крестьян на землях, на которые нввавих крепостей не имели.

Дворяне саратовские и неведомо какие малолетки, захватив лучшиее земли по р. Медведице, Хопру, и Дону показывали эти земли  принадлежащими к их имениям.

Разсматривавший незаконные претензии на землю граф Г. Г. Орлов назвал эти притязания очень естественными на степной украине, но сделал заключение, что их терпеть нельзя. Граф Орлов, доносил, что «от некоторых селений по Хопру предъявлены данные им на земли купчие в записи от таких людей, которым те земли не мало не принадлежат, а отведены продавцами из свободных государственных земель; присутственные же места совершают купчие без всяких справок, а некоторым и вновь произ­водит из диких поль. Живущие за помещиками малороссияне, по причине отягощения от помещиков, просят об отмежевания им особо земли.»

Сенат в 1765 г. сделал было такое определение: «Всем владельцам, которые безъ дач и крепостей поселились в определенной для иностранцев окружности, отмерить, наравне с иностранцами, на каждую семью по 30 д. и сделать дачу, а которые имеют указанную дачу и крепости, тем по ним и владеть; если же по числу поселившихся кр-н этой дачи недостаточно, то домеривать по числу душ, а хотя по межевой инструкции надобно бы с тех владельцев взять в казну по 10 к. с дес., но так как в манифесте о зазыве иностранцев даны им земли без всякого платежа, то подать её Императорскому Величеству доклад с таким мнением, что несогласно было бы с её милосердием, когда выходящсе иностранцы станутъ селиться на пространных и изобильных землях без всякого с них платежа, а поддан­ные её императорского величества будутъ платить, умалчивая о том, каковая от этого у тамошних старых жителей можетъ вкорениться зависть к иностранцам».

Но против этого определения было подано особое мнение одного сенатора непозволительности допущения присвоения самовольством земли, о несправедливости обогающихся таким порядком освобождать от сборов. И конец доклада об освобождении от сбора был отброшен.

Поселение в Камышинском у. помещичьих кр-н относится к XIX в.; переводили их сюда из внутренн. губерней до 1840-х г.г. Земля, окружаю­щая гор. Камышин, по обеим сторонам р. Мокрой Ольховки, смежной с дачами д. Перещипной, Мокрой Ольховки и сл. Красного Яра, в 1820-х г.г. была куплена разными лицами, между прочим, шт.-капитаншей А. Г. Скура­товой, но по решешю Гос. Совета отсуждена в казну. Между тем, до этого решения Гос. Совета г. Скуратова продала из намежеванных ей на число душ 90 дес. за 5000 р. малороссу сл. Кр. Яра Г. И. Ковалеву, не ожидая утверждения за нею отвода. Ковалев успел затратить на купленную у Ску­ратовой землю более 10000 р., устроив разные заведения. По условиию прода­жи, Скуратова обязалась заплатить Ковалеву все убытки в случае, если кто вступится в проданную ему от неё землю. Саратовская казенная палата в 1824 г., снисходя к бедственному положению г-жи Скуратовой, вошла с ходатайством к министру финансов об оставлении 90 дес. земли за Ковалевым. Но министр финансов нашел представление палаты неоснова-тельным.

Для истории заселения Камышинского у. характерно следующее дело кр-н Л. А. Нарышкина из с.с. Краснаго Яра и Ильмень. Они в 1797 г. сняли на 4 года в аренду отрезанную же из его, Нарышкина, владений, землю в количестве несколько тысяч дес., внесли деньги за год вперед и произвели посев, но оказалось, что казенная палата заключила уже ранее контракты на те же участки земли с ясашными кр-нами с.с. Матышева, Аткарскаго у.? Ольховка, Царицынсваго у., и Гнилого Протока, Камышинскаго у. И ясашные кр-не присвоили себе засеянный нарышкинскими хлеб, стали свозить нако­шенное сено, а хохлов ловили и били, собираясь толпами с оружием. Так описывал дело в своей жалобе обер-шталмейстер Нарышкин императору Павлу. Но по разборе этой жалобы выяснилось следующее: генерал-губернатор Чертков распорядился в свое время, чтобы при торгах отдавать пре­имущество казеннымъ кр-нам, и в контракте с Нарышкинскими крестьянами — делана была оговорка, что если сданная им земля потребуется для удовлетворения казенных или помещичьих кр-н, то им придется отступиться от земли до окончания срока контракта. Казенная палата представила Сенату, что у Нарышкинских кр-н один участок из 3 сданных остается, а из 2-х, которые они сняли, по Высочайшему рескрипту еще в 1785 г. назначено 5546 дес. казенным кр-нам с. Гнилого Протока и Бурдука, Камышинекаго у., а 2895 дес. кр-нам с. Матышево (Терсы), Аткарского у.; ввиду того, что поверенные этих последних кр-н подали просьбу об отводе им этой земли, их ходатайство в согласии с распоряжением генерал-губернатора и удовлетворено.

Часть кр-н с. Красного Яра и других селений этой и соседней волости в 1809 г. приобрели землю, пожалованную в 1786 г. сенаторам Н. М. Сушкову и И. Г. Розанову, заложенную в сохранной казне; земли было 8725 дес; уплатила за нее 40.000 руб. ас., каковые деньги кр-нам, как солевозчикам, были ссужены соляной конторой и отработаны. Земля эта принадлежитъ 20 селениям Красноярской и Тарасовской волостей.

В 1840-4 гг. из владений кр-н Красноярской вол. отрезана была Голиковская степь и роздана казачьим офицерам.

С. Красный-Яр — вол.— образовалось на Нарышкинской земле из малороссов, явившихся сюда при Петре после бунта Мазепы и расселившихся хуторами; платили Нарышкину вначале 8 к. с дыма, а потом посредством увеличения оброка были закрепощены. Впоследтвии слобода эта была дана в приданое за дочерью Нарышкина — графу Люйомиревому, а часть кр-н пе­решла к Панину. В 1805 г. красноярцы казною выкуплены со всею зем­лею по 200 р. за душу и обращены в казенные солевозчики, а по упразднении казенной обработки Элтона сделались госуд. крестьянами.

С. Ахмат — вол.— основано выходцами из Вольского уезда (с. Воскресенского) в 1740 г. Крестьяне были дворцовыми, но вся волость пожалована была при Павле I генерал-прокурору Обольянинову, а впоследствии перешла к гр. Олсуфьевой. Есть в волости еще с. Мордово, оно возникло до 1750 г. После Обольянинова пместьем этим владели гг. Всеволожские. Д. Студенка существовала уже много лет до Пугачева.

С. Таловка основано в 1812 г. государ. кр-нами из Калужской губ., помещичьими г. Нарышкина малороссами из Тамбов. губ. До 1846 г. была вольная пахота. Жителей в 1860 г. было 1639 чел.

С. Ниж. Добринка — вол.— заселено помещичьими кр-нами из Пензенской губ. до Пугачева; помещицами были Чебышова и Прыженцева. В волости есть с. Жирное, составившееся первоначально из бедых помещ. кр-н Сер-добского у., г. Куракина, и мордвы; земля тут принадлежала Нарышкину. Поселившимся было предложено или выселиться или платить оброк владельцу; они согласились на последнее, а по накоплении недоимок приневолены были отрабатывать что барину требовалось и под конец закрепощены. С. Жирное делится и до сих пор на Жирное и Куракинское. По Х-й ревизии счита­лос в селе 1395 душ об. п. Есть судебное дело, из которого усматривает­ся, что в с. Жирное явились в 1760 гг., между прочим, крестьяне, бежавшие из Петровского у. от помещика Б. Щербачева из с. Зиновьевки. И несколько лет они проживали в вотчине Нарышкина, потом объявили себя беглыми, надеясь, что их примут по манифесту 1782 г. в казенное ве­домство. Саратовская воеводская канцелярия так и распорядилась, но на беглых заявили претензии и Нарышкинская вотчина и наследовавий г. Щербачеву — полк. Колошин. Дело дошло до Сената. В 1810 г. Сенат определил признать кр-н, огромную семью в несколько десятков душ, по фамилии Мещеряковых-Тарутиных, принадлежащими полк. Колошину. Но обер-прокурор Столыпин высказалъ мнение, что кр-не эти должны быть оставлены в казенном ведомстве. Общее собрание Сената нашло, что манифест 1782 г. не дает истцам права на свободу от помещика, как беглецам, так как кр-не Тарутины имели постоянное пребываеие и в ревизских сказках зна­чились помещичьими, что производство саратовской воеводской канцелярии сгорело и было-ли решение объявлено обеим сторонам — неизвестно, что указом 1754 г. поведено: «таковых, которые в первую и вторую перерепись за кого приписаны и в подушный оклад положены, оставлять за такими владельцами, и явившихся из бегов отдавать им же», а в указе 17 августа 1815 г. это положение о действительности записи в 1-ю и 2 ю ревизии повторено. И решено оставить Тарутиных за Колошиным. Но кр-не, несмотря на решение Сената, продолжали добиваться свободы. Саратовский губернатор кн. Голицын в 1829 г. дал отзыв, что кр-не Тарутины едва-ли бы начали домогаться свободы, если бы не были побуждаемы к тому камышинским уезд. стряпчим Ребровским и тит. сов. Березиным, сочинившим им просьбу. С. Меловатка, этой же вол., на р. Медведице, образовалось на месте бывших в старину землянок и воровских городков. Земля была г. На­рышкина. Около 1750 г. здесь селились солдаты, а в 1757 г. поселились малороссы из южных губерний. Они вытеснили русских. С 1818 г. кр-не стали удельными.

С. Рудня — вол. — основалос ва земле Нарышкина же; при разследовании по его жалобе о разселившихся обнаружен был здесь построенный в 1761 г. желез. завод купчихи Морозовой. От Нарышкина заселившиеся перешли, как крепостные, к кн. Четвертинеким, а от них проданы в удел. — С. Митякино этой вол., бывшее Нарышкина, перешло во владеше гр. Гурьевой.

С. Топовка — вол. — заселено около 1710 г.; первые поселенцы — беглые — нашли здесь дикую лесную глушь — топь; до 1740 г. начальство не ведало об этом поселении. Потом, по указу имп. Елизаветы Петровны, топовцы были зачислены в дворцовые кр-не, но в 1793 г. пожалованы гр. Миниху, от которого стали переходить из рук в руки к Хомутову, Андрееву, Шомпулеву, гр. Рюмину. В 1860 г. в Топовке числились 2367 чел.

С. Верх. Добринка — вол. — заселено в конце XVIII в. помещичьими кр-нами г. Волкова, от которого перешли в 1840-х гг. к Поляковым. В волости есть с. Грязнуха, старинное; кр-не принадлежали г. Готовицкому, от него перешли к Бурковой и Шомпулевой. «Веревкин хутор» образовался в половине ХУШ в. из кр-н, бежавших от помъщиков Нижегор. и Пензен. губ.; они сделались удельными.

Кузнецкий уезд

 При пожаловании разным лицам земли нередко давались, наряду с рабочим скотом, и крепостные. Так, предкам некоего Аксёна Еналеева в переписных книгах 1646 г. записано: в д. Исенских Поля-нах кр-н 45 душ; в разборных книгах 1680 г. значится пожалован­ными Усману: «231 четв. с осьминою, кр-н 2 двора и лошадь.

Намеренные четвертями дачи от чуваш и татар, при случаях их ухода на юг, покупались их соплеменниками, а большею частью русскими помещиками. В 1727 г. был издан указ о воспрещениии таких продаж, но они совершались невозбранно и земли переходили из рук в руки за ничтож­ные цены или даже пропивались.

В 1692 г. Петром I были пожалованы огромные пространства Гр. Аф. Аблязову. Затем отказаны были дачи и другим лицам.

У инородцев обнаружился даже недостаток земли. Так, татары дд. Верх., Сред, и Ниж. Елюзань в числе 304 душ в 1803 г. вынуждены бы­ли хлопотат о переселении их на Оренбургскую линию и о записи их в казаки. В бесспорном владении их оказалось 10396 дес. удоб. земли, а со спорными — 17122 дес. Мурз и простых татар было 1659 душ, да владельческих 181, итого 1840 душ, полагая по 15 дес. на душу, не хватало 10447 дес. Кузнецкая администрация донесла, что жителями Верх. Елюзани недостаетъ по 131/2, дес. на душу и владъше ограничивается I1/2 дес, но и об этой земле производится тяжба с гг. Зубовым, Селивачевым и Митковым; у Нижн. Елюзани не достает по 14 дес. на душу, а о наличной ведет­ся дело с гг. Зубовым, Селивачевым, Кушниковым, Огаревым, Жедринским, Карабзиным, кн. Чегодаевым и пахотными солдатами с. Сюзюма. В 1804 г. сарат. казенная палата сообщала губ-ру, что татар и ясашных кр-н в Елюзанях по 5-й рев. считается: в Ср. Елюзани 7 ясашных и 695 татар, в Верх. Елюзани мурз и татар 538, в д. Яковлевке 76 та­тар, в Рамаевке (Усть-Елюзани) 8, в Ниж. Елюзани 342 татарина и 72 ясашных. Губ-р донес Сенату, что деревни Елюзанские губит черезполосное владение с разными селами и помещиками, что огромной массой земли владеют помещики и мурзы, и дабы «упредить конечное разорение» необхо­димо избрать для елюзанских татар казен. землю в других уездах. Переселение татар на Оренбургскую линию с записью в казаки в Петербурге не нашли полезным и было приказано удовлетворить татар из казенных земель других уездов губернии. Споры елюзанских татар о земле с раз­ными владельцами тянулись много лет.

Претензии на земли заявлялись неожиданно и в других местах уезда. Так в 1810-х гг. какая-то г-жа Леонтьева отыскивала из дач Камешкира (Сергеевское) и Кафтыревки (Спасское) землю, отказанную в 1693 г. какому-то предку её пензенцу Елисею Блохину с товарищами.

Из татарских общин все были свободные люди, кроме одной, которая была закреплена как-то за гр. Воронцовыми. Из русских общин толь­ко 8 не ведали крепостного права.

Гор. Кузнецк образован из бывшего с. Труево (Нарышкино, Воскресенское). Это была в XVII в. вотчина боярина В. О. Нарышкина, сюда нахлы­нули беглые, промышлявшие разбоем, они селились в землянках и пещерах; в 1710 г. Труево в документах упоминается, как бывшая вотчина Нарышкина; в 1719 г. помещики Г. Аблязов, В. Неклюдов, А. Киселев и другие жаловались, что в с. Труеве набралось народу всякого с 5 тыс. чел. и занимаются большею частью грабежом. В 1720 г. село это именуется вотчиной стольника Г. Ф. Грибоедова, а в 1732 г. — дворцовым селом. В 1727 и 1728 г. вновь поступающие к начальству жалобы, что воры и разбой­ники, находящие себе пристанище около с. Труево, многолюдными шайками ездят, жгут и разоряют многие села и деревни, мучают и убивают помещиков и кр-н, а пожитки и скот уводят. В 1745 г. в с. Труеве насчитывалось 146 дворов, и называется помещик П. И. Бутурлин.

Много было земельных споров в уезде. Между прочим, был спор между городом и с. Верх. Аблязовым, перешедшим к Радищевым; в 1793 г. Н. Радищев вызвал землемера из Саратова, тот приступил к работам, но горожане заявили, что землемер неправильно ведет цеп, от­няли ее и ушли с поля. Долго тянулся спор о земле с городом у владельцев сс. Комаровки и Трахионотово. Комаровские кр-не, по распоряжению своего помещика, нередко увозили с городских полей сжатый горожанами хлеб, а с лугов — сено.

В разбор всех этих споров вошел Сенат. Он определил городу 2-х верстную дистанцию выгона и распорядился нарезать кр-нам по 15 дес. на душу, а излишнюю землю отчислить в казну.

В XVIII в. в уезде были устроены кое-какие заводы: между прочим, помещик Зубов в 1790 г. специально на заводские работы переселил част кр-н из разных других уездов губернии.

В Кунчеровской вол. в вонце XVII или начале XVIII в. основалось мордовское селение Шаткино на земле, отведенной по грамоте Казанского двор­ца в 1689 г. Это село затем получило название Стараго Шаткина, так как Новое Шаткино устроил в той же вол. ген.-м. Г. Д. Кафтырев. Д. Демкина образовалась на земле, купленной какой-то помещицей в количестве 50 четв. у татар.

В Неверкинской вол. земля пожалована некрещенному чувашу Неверу Кебектееву и основалось с. Невнркино; им владели потом гг. Щербины, Хвощинские и Хардины.

С. Чадаевка — вол. — основалось в конце XVII в.; им владела жена лейт. Б. В. Чадаева. В волости есть с-цо Веденяпино, основанное также в XVII в. помещиком П. Веденяпиным.

Земля, где теперь находятся села Веденяпино и Лопатино, отказана была в 1692 г. А. И. Лопатину и другим служилым людям. От первого владельца г. Веденяпина сельцо перешло в 1742 г. по наследству к М. Жедринской.

О селениях Аненковской вол. имеются следующие сведения: С. Пенделка — татарское селение, образовалось на земле, пожалованной еще Иоанном Грозным, татарским мурзам, впоследствии перешедшим в христианство в сохранившим за собою владение кр-нами. Пожаловано было мурзам так много земли, что еще в 1850 г. они продавали ее помещику Аничкову; поку­пали у них участки гг. Полторацкий, Галицкий, некоторые купцы, мещане и кр-не. В с. Анненкове были помещиками сначала И. И. Анисимов, потом кн. Голицын. Есть тут кр-не, переведенные в 1813 г. из Тульской губ. С. Верхнее Аблязово основано помещиком Г. А. Аблязовым и стало потом вотчиной Н. Радищева, отца знаменитого писателя. С. Ермоловка принадлежало в 1705 г. П. А. Левину. Земля, где, теперь с. Тютняр (Шере­метьево), в 1600 г. отказана была стольнику И. Щепотеву, И. Синайскому и другим, но они променяли ее А. П. Шереметьеву.

С. План — вол.— называвшееся еще Воронцовым и Архангельским основано ранее 1670 г. Владельцем его был придворный служител царицы Анны Иоанновны — Н. И. Грузинцев. В волости жил в старину татарския князь Тяфкило, владевший д. Погорелый Чирчим и 12 крепостными из татар, но его имением завладел гр. Воронцов. Сделал он ему предварительно предложение креститься, князь убоялся крещения в убежал, а его кр-не по 6-й ревизии были показаны за графом.

С. Евлашево — вол. — основано помещиком Т. Вепрейским. Часть кр-н переселена сюда около 1850 г. из Нижегородской гу.

С. Старый Чирчим (Архангельское) основано В. О. Шереметьевым, приобревшим здесь землю от кн. П. Кудашева и других, которым она была отказана в 1700 г. Был тут еще помещиком стольник П. В. Собакин. С. Новый или Нижний Чирчим (Никольское) образовалось в конце XVII в.; в 1745—46 г.г. здесь было 16 помещиков, в томъ числе МошинскаяС. А. Каракозов, Б. Д. Юматов; кр-н в указанное время числилось 389 рев. душ, переселенных из Нижегородской, Симбирской и Пензенской губ.

 

Петровский уезд

До постройки Петровска пожалованы были в уезде в 1688 г. земли думному дворянину В. С. Змееву, подъячим Бомлеву, Смирно­ву, Сергееву, стольнику Варыпаеву и другим, которые и поселяют на этих землях кр-н.

В 1770 г. думный дворянин В. С. Змеев свою землю 20,0 четей променял дьяку И. Кучецкому, а последний чрез месяц променял ее стольнику П. А. Голицыну, а тот же, в свою очередь, обменялся   с Б. И. Лукиным и т.д.

После постройки города жителям его отведена была площад в 416 666 дес. Но уже в 1702 г. петровцы жаловались, что на отведенных городу землях селятся мнопе помещики. Споры о земле были, между прочим, в 1758 г. у жителя города сержанта Дурина с поыещвкомъ С. С. Ермолае­вым, поселившим своих кр-н в 33 вер. от Петровска, на р. Няньге.

В 1745—47 г.г. насчитывают в уезде 16 новопоселенных деревень населением в 3046 душ м. п., без города. Помещиками были за это время: гр. Апраксин, вдова отст. майора Дурасова, полк. Б. Т. Нефедев, С. Обухов, П. И. Каракозов, М. Т. Тавеевъ, Б. П. Каракозов, И. М. Бахтеев, вдова Т. И. Нащокина, П. В. Грязнива, д. с. с. Г. И. Орлов, отец Екатериновских любимцев, поруч. Н. А. Щепотин, В. Л. Есипов, С. Л. Власьев, поруч. В. М. Бартенев.

Для городового и церковного строения к Петровску были приписаны леса «около них было запрещено селить помещичьих кр-н в предупреждение лесных порубок. Деревни, поселенные помещиками в ослушание этого распоряжения, велено было отписывать на государя, а кр-н, поселившихся самовольно, взять и держать за караулом. Помещик Репьев поселил своих кр-н около леса, и они стали рубить его. По донесению об этом, велено деревню «со кр-ны» отписать на государя, а пом. Репьева выселить вон, а если не уедет «после их посылок, взять в приказную избу и держать… до указу скованного писать о том в казанский приказ».

До построения Петровска помещик Л. Я. Бузовлев терпел от бесхлебия нужду, а от воровских и воинских людей страх и разорение…

По 3-й ревизии в Петровском у. считалось помещичьих кр-н 13596 душ, а в 4-ю ревизию записано их в оклад 19085 душ.

В 1781 г. в уезде считалось 55 селений и 56 деревень. С городом в уезде всего населения числилось 20990 душ, в том числе, помёщичьих кр-н 11225 душ. Всех дворян-владельцев было 81, из них проживало лишь 22.

С. Ст. Захаркино — вол.— образовано в конце XVII ст. мордвой; при ревизии 1745 г. здесь считалось 204 души муж. п. В 1789 г. жители Ст. Захаркино и деревни этой волости — Денвивой, в числе 111 душ, вследствие стеснений от помещичьих крестьян, переселились за Волгу, где отыскали себе и «дикопорозжую» землю. В 1788 г. крестьяне с. Захаркина имели тяжбу о спорной земле с помещиком Гладковым, по делу этому крестьяне с. Захаркина были присуждены к какому-то наказанию и за неприведение в исполнение этого наказания петровский суд был оштрафован.

С. Камышинка — вол.— существовало в начале XVIII в. и в нем было 20 душ м. п., принадлежавших помещику Зевакину.

С. Кондаль — вол.— заселено до 1721 г. и было помещичьим. В 1-й половине XVIII в. оно принадлежало бригадиру А. Г. Киселеву. Новыми помещи­ками были Зубовы. В волости есть с. Ермоловка; земля здесь еще в 1695 г. была отрезана Г. А. Ермолову и другим; во 2-й половине 18-го в. помещи­ками были г.г. Юрьевы. С. Ивановское — имение генерала А. Н. Колокольцова.

В Тр.-Варыпаевской волости получил землю в 1700 г. Л. И. Бузов­лев с товарищами, и в том же месте, где основалось с. Бузовлево (Тро­ицкое), получил себе землю бригадар Г. С. Кропотов. Есть в волости д. Чардым; она была населена новокрещеными. У них происходили в старину споры о покосах с пом. Кропотовым, и дело это такъ беспорядочно велось петровским земским судом, что суд был в 1789 г. оштрафован.

С. Зиновьевка — вол.— заселено помещиком Г. П. Зиновьевым, которому отказана была земля в 1695 г., но еще раньше его — в 1589 г.— тут получил землю подъячий Ив. Неклюдов. От г. Зиновьева имение впоследствии перешло к его зятю Б. Щербачеву. После Щербачева владел полк. Колошин. От помещика Щербачева из Зиновьевки в половине XVIII в. много бежало крестьян, как видно из одного сенатского дела. Бежали, оставив своих жен, в Камышинский у., в с. Жирное (Нижне-Добрин. в.), в вотчину На­рышкина; часть крестьян ушла было в Еткарскую слоб. (ныне г. Аткарск), их переловили люди Щербачева; тогда они вновь бежали и явились к Нарыш­кину в с. Жирное. Полк. Колошин, женившейся на дочери Щербачева, подал заявление о бежавших от него кр-нах, прося зачесть их, по нахождении, в рекруты. Оказалось, что бежавшие достались Щербачеву от кн. Волконского.

С. Лопатино — вод.— на р. Кададе уже в 1745 г. имело 4 помещиков, в том числе Слепцовых. Была тут потом помещица г. Юматова.

С. Вязьмино — вол.— образовалось на земле, пожалованной при Екатерине II генерал-прокурору Вяземскому. Он в 1787 г. перевел сюда из Яро­славской губ. 180 рев. душ и образовал, кроме с. Вязьмино, еще д. Березовку. В 1789 г. были переселены сюда еще 56 душъ кр-н, купленных у разных помещиков Орловской губ. Впоследствии с. Вязьмино перешло к гр. Нессельроде, а д. Березовка поступила во владение Васильчикова и обращена в село в 1800-х г.г.

С. Безводное — вол.— носившее еще назвавие Вознесенского — образовано помещиком Зыковым.

В волости Козловской в начал XVIII в. землею владел И. Г. Головин, он основал с. Вершаут (Архангельское), которое в 1718 г. отказано Г. С. Кропотову.

С. Варыпаево (Дмитриевское) — вол.— образовано помещиком Н. М. Заварницким.

Саратовский уезд

В Саратове первыми жителями были переведенные из Казани боярские дети, служилые и стрельцы. Затем явились помещичьи крестьяне из верховых областей, о розыске которых неоднократно пишется из приказа Казанского дворца.

Колонизация Саратовского уезда усиленно началась с 1720 г. за чертою возникших сторожевых слобод.

Гр. Орлов, в 1767 г. выехавший из Саратова в Петровск, встретил лишь в 60 вер. умет Сокур кн. Дм. Голицына с хорошими дугами, но пашни во все 60 вер. почти не было.

В 1767 г. количество отведенной г. Саратову земли исчислено по нагорной стороне Волги 333,433 дес. Из этого пространства выделено было казенным поселянам и помещичьим по 15 дес. пропорции на ревиз. душу. За всеми отрезками, в конце концов, осталось у города до 84.000 дес.

В грамоте приказа Казанскаго дворца, данной в 1701 г., сказано: «А которые дворяне при челобитье оной земли были, то, взяв землю, и поселили своих крестьян, и особливое владение имеют».

У Н., И., А. и П. Шахматовых и Пр. Шахматова было с. Хмелевка, дача на р. Чардым и сад на р. Ключах, всего 25110 дес. 1400 саж. На 8270 дес. с саженями расселились казенные крестьяне (с. Поповка) и помещик Менчугов; на участке в таком же размере расположились помещики Зверевы; тут же образовала д. Быковку помещица Ф. Быкова с братом и детьми; на 4300 д. 2200 с. основалась дер. Ёлшанка, бывшая г. Шахматова, а потом ген.-поруч. Поливанова (первого саратовскаго наместника); на 5600 дес. заселились казенные крестьяне (с. Вязовка), помещики Шахматовы, Болотины, Порецкие, М. Альбинские; на 4417 дес. (с. Чардым) осел к Ф. Голицын.

Многие из жителей захватили себе городской земли при Елизавете Пет­ровне совершенно без всяких прав.

В Екатерининскую Коммиссию черносошные крестьяве заявляли, что офи­церы, городские дворяне, купцы и приказные завладели по рекам самыми удобными местами, самовольно перевели на них своих крестьян, и черносошным приходится нанимать у них луга для скота, они же запрещают пользоваться лесом и причиняют другие обиды.

В 1798 г. было составлено описание всех поселившихся на городской земле и оказалось, что многие владеют по грамотам и поселены с давних лет.

Надв. сов. Неелов купил 510 дес. от татарского князя Агишева и в 1779 г. ему эта земля была обмежевана.

Впоследствии жители с. Стар.-Бурас — пахотные солдаты — захватили эту землю, ее у них отобрали в казну, затем с виестевнешея Неелова, по восстановлении его прав на нее, она продана была с   торгов помещику Ярославову.

Около половины ХУШ в. в Саратовский уезд пришли вольные кр-не из Нижегородской губ. и избрали себе место в окрестностях нынешнего с. Карбулака, около которого с 1692 г. владели землей пахотные солдаты, а вместе с тем и разные служилые люди. На родине своей нижегородцы, отягощенные казенными поташными работами, страдая от самоуправства приказных людей, «задались» по необходимости для своей защиты за помещика Яхонтова, но выгод от этого получили мало, и решили переселиться в Саратовскую губ. У пахотных солдат они купили 100 дес. Этого количе­ства земли вскоре стало недостаточно на всех. Притесняемые помещичьими крестьянами, нижегородцы и на новом месте опять «задались» за помещика — полк. Канищева. Искали они у него покровительства и защиты, а он вместо того, стал на них смотреть как на своих крепостных и, наконец, вошел в сделку с майором Ф. Чекмаревым  и продал их последнему, причем купчая была совершена на имя вдовы сержанта А. Хардиной.   Ниже­городцы решились в 1782 г. хлопотать в суде о свободе от Чекмарева и о принятии их в казенное ведомство с наделением их землею до узаконенной пропорции. Они писали, что у них земли не более осминника на 3 рев. души а из этого ничтожного их владения часть насильнически запахиваютъ крестьяне помещиков Попова, Шепелева в Шевырева. В 1784 г. саратовский суд решил дело в пользу Чекмарева: кр-не де должны оставаться у него в подданстве. Палата это решение подтвердила. Дело дошло до Сената, который нашел, что решение саратовских судебных мест мало обосновано и возвратил дело для нового рассмотрения, с предписанием, чтобы до решения дела кр-не находились в казенном ведении. Саратовский уезд. суд в 1801 г. вынес прежнее свое решение, но гражданская палата в 1803 г. признала истцов кезенными кр-нами. По жалобе Чекмарева, дело опять попало в Сенат и, наконец, в 1808 г. кр-не окончательно признаны казенными, на том основании, что-де родоначальники их (часть прежних просителей в это время перешла уже в лучший Мир) ни по каким актам не были закрепле­ны за полк. Канищевым, но при этом Сенат признал землю, на которой сидели крестьяне, собственностью г. Чекмарева, ту самую землю, которою они владели десятки лет. И все время, пока дело разбиралось, они должны были платить помещику оброк, внося его не лично г. Чекмареву, а в казначейство. Мало того, за 4 года до своего освобождения несчастные кр-не были в конец разорены: земли мало, градом выбило посевы, пожар истребил иму­щество, недоимок   всякого рода накопилось 750 р. на 32 души. Они стали ходатайствовать пред саратовскою администрацией о выдаче им паспортов для отлучки на заработки. Администрация отказала. Отказ объяснялся   очень просто: предстательствовать за этих кр-н приходилось казенных дел стряп­чему, а таковым состоял бывший их барин Чекмарев. По жалобе кр-н министру юстиции, губерн. прокурор поручил выдать карбулакских крестьян уголонвых дел стряпчему Погурскому. Наконец, бедственное положение крестьян дошло до сведения Верховной власти, и повелено было на­межевать им землю до узаконенной пропорции с тем, что если дело о них в Сенате решится в пользу помещика, то земля должна отойти обратно в казну. Приступили к отводу земли, но произошла опять волокита: намеченная к отмежеванию земля была уже до того предметом тяжбы между помещика­ми, пахотными солдатами и   однодворцами. Кр-не считали несправедливым отнятие у них в пользу г. Чекмарева той земли, на которую они первона­чально осели по сделке своей с пахотными солдатами. Г. Чекмарев, бывший уже советником палаты, через капитана-исправника трижды сгонял отписанных от него кр-нъ с «своей земли». Со своей стороны, не мирились с решением палаты о признании спорной земли казенною помещики П. А. Неклюдов и П. А. Шепелев. В 1813 г. они писали, через своего доверенного ми­нистру юстиции, что дача с.  Карбулака (Никольского тож) находится во владении иьончывм. пом*щп«опт.,   бесспорно владеющими с 1730 г., палата неправильно признала 1372 дес. принадлежащими казне. И теперь — гово­рилось в прошении — «разрушено ваше древнее спокойствие».

В 1817 г. было Высочайше утверждено положение Госуд. Совета о переселении отсужденных от Чекмарева в казенное ведомство кр-н. с. Карбулака на свободные казенные земли. Интересно, что несмотря на признание кре­стьян, о которых идет речь, свободными от владения г. Чекмарева, день­ги, вносимые ими в казначейство, как оброк помещику, зачислены были в казенные суммы и лишь в 1823 г., по хлопотам крестьян, Сенат дал заключение, что деньги эти есть собственность крестьян и могут быть выданы им, если только на них не числится недоимок казне.

Некоторые из кр-н купили у г. Устинова 75 дес. в общей даче с с. Карбулаком. Они, в числе 55 душ, просили оставить их на этой земле по праву покупки и предоставить им пользоваться в селе старинными их усадьбами и садами. Дело это в 1826 г. разбиралось судом. Вопрос об оставлении просителей на купленной земле и на прежних усадьбах был решен отрицательно. В марте 1827 г. министр финансов, по жалобе кр-н, писал губернатору, что право кр-н на приобретенную у г. Устинова землю бесспорно и удаление их с неё на казенную землю может привести их в расстройство, в назначении же в участок, подлежащий передаче Чекмареву, усадебных мест просителей нет веских оснований. Губернатор поручил казенной палате «оказать кр-нам законное определение». Но палата встретила неожиданное препятствие: суд даже не объявил кр-нам своего решения на предмет обжалования. А между тем полиция уже принуждала кр-н сносить дома с усадебных мест.

В 1829 г. губернатор по предложениию министра финансов, просил губерн. предводителя дворянства оказать влияние на Чекмарева, чтоб он со­гласился уступить кр-нам их усадеб. места. Но подо. С. Чекмарев отоз­вался, что кр-не отсуждены в казну из владения его отца без земли по решению Госуд. Совета 1817 г.; кр-не говорят, что желают удержать свои постройки на купленной ими у г. Устинова земле, но г. Устинов продал им полевую землю, на которой ни у него, ни у его предместника Степанова никакого поселения не было, наконец, в решении Государ. Совета сказано: с наследникам Чекмарева оставить то количество земли, какое находилось во владении отца их и тех откупленных от него кр-н… И г. Чекмарев, в видах собственной пользы кр-н, находил неудобным дальнейшее веде­ние дела в судебных местах. Губернатор вступил лично в переговоры с г. Чекмаревым, но все было тщетно.

Кр-не потом обращались к министру финансов и писали, что суд лишил их купленных ими 50 четвертей, а казенная палата определила пере­селить их в Вольский у. И вновь просили его оставить во владении их купленную ими в свое время землю и наделить их 15 дес. пропорцией из свободной казен. земли, которая имеется тут же около с. Карабулака… В 1802 г. в Саратовском уезде считалось   помещичьих кр-н и дворовых людей 31026 душ. Количество последних у помещиков было очень велико, у немногих дворян, живших в Саратове, их было 247 чел. (в 1800 г.) да в разных селениях в округе 5531 душа.

С. Синенькие — вол. — основано в конце XVI в. Это было владение кн. Кочубея. В Синеньской вол., за исключением ближайших дач к самому селу Синенькие, землю до 1830 г. пахали вольно, где- кто сколько хотел, а нередко вспаханную десятину продавали за штоф водки.

С. Лесная Неловка — вол. — образовалось на земле, отказанной в 1675 г. В. С. Неелову, в 1743 г. перешло по наследству к А. Д. Языковой, в впоследствии к Столыпиным. Часть крестьян из Лесной Нееловки в 1830-х гг. переведена была помещиком отсюда на новое место, образовав в этой же волости д. Узинския Стан.

С. Сокур — вол.— основано в 1-й половине XVIII в. выходцами из Саратова, к которым потом присоединились в большом числе хохлы из Покровской Слободы (что против Саратова, на левом берегу Волги), возившине соль из Елтона. Вольные русские крестьяне были вскоре закрепощены княземъ А. М. Голицыным. Хохлы сначала платили князю по гривне с ворот, потом по 1 р. с дыму (т. е. с трубы), но под конец их заста­вили работать на барина и в 1780 г. они уже показаны были «подданными кн. Голицына».

С. Елшанка — вол.— возникло в начале XVIII в. Еще в XVII здесь была пожалована земля стольнику кн. Д. М. Голицыну и им образовано с. Чардым (Антоновское). В местности здешней, по правую сторону р. Терешки, земля (около 10.000 дес.) принадлежала татарам; ее, говорят, купил около 1725 г. грузинский царевич Георгий Вахтангович и сделал кличъ, пригла­шая желающих селиться на этой его земле; народу собралось немало, и некоторыхъ он легко закрепостил. Образовалось с. Усовка по фамилии первого поселенца. В 1760—1770 гг. Усовка «угодила» к ген. Ф. Апраксину, а затем, в виде приданого за дочерью, перешла к кн. А. Г. Щербатову.

В Озерской вол. есть мордовское с. Оркино. Вблизи его находится Бе­лое озеро. Помещик Сабуров задумал прорыть канал и пропустить воду из озера в рч. Кислей-Кададу, чтоб устроить сплав леса. Канал был прорыт, но вода не пошла. С-цо Песчанка в этой же вол. возникло в I й половине XVIII в. Об этом сельце есть такое предание: Поселился здесь с семьей кр. И. А. Разгосимов, купивший у казны 3 чети земли; к нему присоединились кой-кто из приволжской вольницы. Но вот несчастье за несчастьем стали валиться на голову Разгосимова: пчельник его разграбили, сторожившего его человека убили, приказные стали вести следствие и усердно вымогали у него всяких даяний, стрельцы похитили его девушку-дочь, жена же с этого горя повесилась, а приказным и похищение и самоубийство дали лишь повод теснить и теснить Разгосимова. Тогда онъ прибег к покрови­тельству какой-то барыни, она поселилась на хуторе Разгосимова как хозяйка ???  у барыни родился сын, ему дали фамилию <Власьев>, от него и пошел род помещиков Власьевых. Родственника Власьевых — Насекин — в 1820-х гг. переселил в Песчанку крестьян из Симбирской губ. Переходило сельцо к разным владельцам и дошло впоследствии к кн. Ухтомскому.

С. Алексеевка (Никольское) — вол. — основано в половине XVII в. Оно состоит из двух частей —Алексеевки и Дорофеевки; эти названия даны по именам первых поселенцев. Алексей былъ пахотный солдат, к которому присоединились другие такие же солдаты. Дорофей Никулин, поселившийся вблизи Алексеевки, был военный человек из дворян. Земельными дачами здесь владели два общества —одно из государств. кр-н, другое — из крепостных, которые принадлежали кн. Львову и г-же Хованской. Крестьяне государственные в 1880 г. жаловались в Сенат, что от них к помещикам отмежевано 832 дес, каковыми они владели еще до 1765 г.

С. Вязовка существовало уже в половине XVIII в. и было тогда до 10 помещиков, в том числе Ознобишин. В волости, до генерального межевания, заселено было помещиком Шахматовым с-цо Губаревка.

С. Курдюм — вол. — основано в XVIII ст.; помещиком был А. Родионов. Тому же г. Родионову принадлежала д. Ильиновка. В волости этой образовалась Поливановка, принадлежавшая первому наместнику саратовскому.

В Стар.-Бурасовской вол. находится д. Борисовка, принадлежавшая графу Воронцову-Дашкову; среди его крепостных было несколько поляков.

В Ключевской вол. есть с. Сухой Карбулак, в нем в 1840-х г.г. было 500 жителей, главным образом, мордва, они очутились крепостными кн. Голицына. Барон Гакстгаузен, посетивший нашу губернию в 40-х г.г., удивился тому, что мордва везде свободная, закрепощена за помещиком. Ему объяснили, что мордва будто-бы добровольно поселилась на земле князя и попала по закону в число его крепостных. С. Сухой Карбулак впоследствии перешло к кн. Щербатову.

В Александровской вол. есть с. Увек, принадлежавшее в Павловское время генералу фон-Кобриту, за дочерью его перешло к г. Энгельке. Селение было куплено потом А. Н. Шахматовым, а впоследствии перешло к г. Шабловскому.

В Ивановской вол. есть с. Невиновка; земля здесь была пожалована в 1698 г. С. С. Яковлеву вместе с другими и в 1754 г. досталась М. В. Пилюгиной.

В Поповской вол. есть д. Злобовка, которая основалась в 1780 г. через выселение сюда из разных уездов Саратовской губ. крестьян помещиками Томичом, Лукиной и Невежиной.

В Полчаниновской вол. около 1750 г. былъ первым помещиком Глядков из Москвы, по его имени названо здесь село Глядковка, помещицей была потом майорша Казаринова.

В Содомской вол. в 1745—46 г. помещиком был О. Т. Аблязов; при нем образовалось с. Гусиная Лапа.

Сердобскй уезд

 Сердобский уезд был населен уже в 1680 г., как район, менее других подвергавшийся набегам ордынцев, причем заселен по преимуществу помещичьими кр-нами. Тут добились себе земли подмосковные бояре. По фамилиям их называются многие селения, напр. Хованщина, Волынщина, Волконщина, Полянщина, Салтыкова, Ртищево, Голи­цыно. Часть нынешних государств. кр-н в уезде были тоже ранее крепостными и перешли в казну, как выморочные или другим путем, или при­надлежали прежде духовенству.

С. Старо-Мещерское (Архангельское) — вол.— расположено в северной стороне уезда, пограничной с Пензенской губ., существовало уже в XVII в. и принадлежало кн. И. В. Мещерскому. От этого князя село перешло к племяннику его И. В. Головину. В Мещерской вол. с-це Никольское (Бе-резники), основанное до 1721 г., принадлежало кн. М. И. Хованскому и вдове князя Агр. Бор. Ховансвой.

С. Сосновка — вол.— принадлежало ранее московскому Благовещенскому собору или собственно «протопресвитеру с братией». В то время из кр-н брали человекъ 5 в услужение в архиерею, что равносильно было солдатчине и очень отягощало крестьян, так как служба тянулась до 20—25 лет. Оставившие службу у архиерея обыкновенно переходили в мещанское сословие.

В Репьевской волости земля отказана была в 1694 г. стольнику кн. Долгорукову; он из разных мест собрал крепостных кр-н и поселил их всех, основан с. Долгоруково (Знаменское); поместье, принадлежавшее кн. Долгорукову, простиралось на 250 квадр. верст. В 1721 году вместе перешло к кн. Л. С. Кугушеву, но затем по именному указу отдано сержанту П. А. Локотову; в это время в селе было 22 двора да помещичий дом. В 1820 х г.г. с. Долгоруково принадлежало г. Горбуновой, которая в 1837 г. отпустила кр-н на волю. В 1693 г. в волости основано с. Аничкино.

С. Вертуновка — вол.— принадлежало вместе с входящим в эту же волость с. Власовкой —московскому Благовещенскому собору и возникло до 1721 г., а потом перешло к кн. Ф. Г. Тюфякину. С. Власовка было вот­чиной этого князя.

С. Урусове (Сергиевское, Песчанка) — вол.— существовало до 1721 г. и принадлежало кн. Г. А. Урусову; кр-не — из Нижегородской и др. губерний; по­том перешло к гр. Лаваль.

Куракинская вол. составляла вотчину кн. Куракина; в 1700 г. было отказано по грамоте приказа Казанского Дворца стольнику кн. Б. И. Куракину из дико-порозжей земли до 17 000 дес. по р.р. Хопру и Сердобе. Но пока князь собирался заселить это свое владение, на земле его самовольно стали селиться соседи-помещики. Сын кн. Б. А. Куракина в 1734 г. должен был хлопотать об обмежевании доставшихся ему вотчин. Межеваие это окончено в 1801 г. Конечно, границы княжеских владений оспаривались соседними  ??? спор решен был Петром I в пользу товарища своих детских игр — А. Б. Куракина. Кн. Куракин приходился свояком Петра I и царевич Алексей Петрович был его племянник. В начале 1780 г. кн. Куракин соорудил в с. Надеждине (Борисове-Куракине) дворец и церкви. В виду замка протянулись два сада, принадлежавщие кн. Куракину — Алексан­дровка (Ростовка тож) и Надеждино (Куракино). По выделении земельного надела крестьянам в 1861 г. у князя осталось свыше 11 тыс. дес. и пре­красный бор. Ныве это богатое имение наследниками продано.

С. Камзола (Рождественское, Юматовка), в 20 вер. от города, — вол.— образовалось на земле, отказанной в 1701 г. Т. Перекосову с товарищами; церковь построена была в 1736 г. и об освящении её хлопотал капитан С. Я. Ознобишин, у которого здесь была вотчина. В конце XVIII в. селом владел И. Юматов.

В Бутурлинской волости с. Корсаковская Полянщина принадлежало ранее А. И. Полянскому, но потом перешло к М. А. Римскому-Корсакову; в 1820 х гг. был помещик генерал П. Ф. Желтухин.

В Борковской волости с. Борки — имение г. Кривского. С. Гривки (Ерунда), населенное госуд. кр- нами, окружево было со всех сторон помещичьими владениями — Яблочковой, Кулябко, Аносова и др. В волости есть с. Ново-Никольское, заселенное вольными крестьянами; в 1801 г. они жало­вались в Сенат по земельному спору с помещичьими кр-нами Криухина и Тарорвва; им отмежевали все как будто следует, а лес до межевания оказался во владении других и выгона не хватало.

С. Беково — вол.— существовало уже в 1671 г., образовавшись из крепостных кр-н, вывезенных из разных губерний. Помещиком был М. А. Устинов.

.   С. Дуровка (Дмитриевское) — вол.— одно из старейших селений в уезде; помещиком был И. К. Хомяков.

В Хованской вол. есть хуторъ Монастырщина, в нем поселились 106 душ кр-н, бывших крепостными кн. Пожарской, которая их подарила Зачатьевскому жен. монастырю, где сама приняла схиму. К Хованской вол. принадлежит селение Доможировка-Русановка, поместье г. Доможирова.

С. Никольское (Камзолка) — вол.— основано до 1740 г.; принадлежало переяслав.-рязан. Троицкому монастырю, а частью епископу Крутицкому (такая епархия была); крестьяне переселены из Владимирской губ. Помещиками были П. И. Жадовский, И. Н. Хотяинцев, Я. Е. Муромцев, Патрикеев и другие. В волости есть с. Пяша (Никольское, Рузаевка), возникшее до 1721 г.; помещиками были Доможировы, Топорнин и др.

В Черкасской волости было владение И. Бекетова, здесь основаны села Большая и Малая Березовка; в Б. Березовке в 1800 г. было 171 двор, а в 1860 г.— 387 дворов.

С. Владыкино — вол.— возникло в XIX в.; помещицей была генеральша Агр. Беднякова.

В Сокольской волости есть с. Дубасово (Богоявленское), основанное до 1721 г.; кр-не были из Пензенской и Владимирской губ.; имение принадлежа­ло г. Дубасовой и перешло к её зятю А. Ю. Бахметьеву.

С. Елань Сергиевская — вол.— основано ясашными кр-нами, но потом они земля окрестная были пожалованы кн. Салтыкову, и он перевел сюда своих крестьян из Владимирской губ. в числе 60 душ. В Еланской во­лости есть старинное село с каз. и владельч. Крестьянами — Изнаиръ (Богородское).

 

Хвалынский уезд

Заселение Хвалынского уезда началось во 2-й поло­вине XVII ст., но ранее русских уже были мордва и татары. Из наичного числа в губернии мордвы, её считалось в 1859 г. в Хвалынском у. Кр-не, искавшие одни свободы от помещичьей власти, а другие — простора для труда, а также раскольники образовали здесь в дремучих лесах целые де­ревни, о которых долгое время не ведало правительство. Основаны были раскольниками скиты и монастыри.

Петръ I много земель в Хвалынском уезде в короткое время раздал разным служилым людям из русских, а отчасти и татарским мурзам. Раздача производилась по одной грамоте нескольким лицам, и в одном месте насчитывалось 20 и более мелкопоместных владельцев. Много владельцев оказалось тамъ, где образовались такие селения, как Дворянская и Сухая Терешка, Озерки, Безобразовка, Кадышевка и др.

Вольные поселенцы занимали, главным образом, побережье Волги, но впоследствии они попали в крепостное владение. Так было с основателями с. Широкаго Буерака, отданного с окрестными землями Елизаветой Петровной графу Б. Г. Разумовскому. От Широкого Буерака вверх Петръ I еще дал земли боярину О. А. Головину.

Существовало долго в уезде зяимочное владение, свободный въезд в леса в луга.

Получавшие здесь земли помещики средней России переводила на них своих кр-н, особенно бедняков из старых своих вотчин, чтоб дать им возможность на здешнем просторе поправиться, а другие посылали сюда провинившихся как бы в ссылку.

В 1726—1756 гг. в уезде земля продавалась по 1 р. за тридцатку.

С. Черный Затон (Федоровской вол.) существовало уже в 1707 г.; оно принадлежало кн. С. Б. Голицыну; потом имение это перешло к Ф. И. Кокошкину.

С. Алексеевка — вол.— было тоже имением кн. С. Б. Голицына и основа­но в 1687 г. В 1800 г. кр-не с. Яблонки, этой волости, жаловались Царю, что земля, которою они владели исстари по нагорной и левой стороне Волги в острове на этой реке взяты у них в 1769 г. сначала помещицей кн. Голицыной, а потом при межевании эту землю отвели другим разным помещикам. Но домогательства кр-н признаны были неосновательными.

Старо-Чирковская волость заселилась на земле, отведенной в XVII в. в емка по челобитной С. Г. Чиркова. Ниже рч. Донгуз ему отвел тогда мельничное место, сенные покосы и лес. И образовались здесь селения — Ста­рое Чирково, Новое Чирково, Илимъ Гора, Мордовсшй Шемалак и Камен­ный Ключ.

С. Адоевщина — вол.— носило название Знаменского и возникло в первой половине ХУШ в. Местность здешняя в 1705 г., как порозжая, была отдана Б. В. Смолкову и В. Вытчивову; в 1713 г. Смолков обменялся своею частью земли с кн. А. Ю. Одоевским, взяв его подмосковное имение. Князь пере-селил сюда кр-н из других своих вотчин. Впоследствии владельцем с. Адоевщивы сделался ген.-майор Д. А. Закревский.

С. Елшанка (Егорьевское) основано до 1725 г. на месте, бывшем во владении разных монастырей — Макарьевского, Желтоводского, Симонова и др.; тут-же поселялись ясашные крестьяне в помещичьи. Из старинных помещи­ков?, называютъ кн. И. 9. Ромодавовского, имеретинского царевича Арчила Вахтангевича, Б. И. Морозова и др.

С. Барановка — вол.— образовалось в 1-й половине ХУШ в. Есть в во­лости с. Никитино (Архангельское), возникшее до 1725 г.; помещиком здесь был тогда придворный служитель царицы Анны Иоанновны Н. М. Грузинцев.

Самодуровская — вол.— вся заселена была вначале старообрядцами, скрыв­шимися здесь в лесах от Двойного оклада при Петре I. Позднее сюда пришли другие кр-не из Пензенской и Тамбовской губ. С. Самодуровка при­надлежало в конце ХУШ в. Девьеру.

С. Сухая Терешка (Введенсвое) — вол.— было поместье П. Огарева.

С. Шалкино — вол.— образовалось на земле, пожалованной старослужилому чувашу Шалкай-Малкаю.

С. Дворянская Терешка (Дмитриевское) — вол.— возникло в 1-й половине ХУШ в. В волости этой в старину было 22 помещика и все четвертные владельцы (наделенные четьми, а дву потомуж); они не знали, у кого из них, сколько земли и в каких местах. Только полюбовное размежевание прекратило такое положение дел.

С. Широкий Буерак образовалось очень давно, заселилось в огромном числе вольными в беглыми крестьянами, не миновавшими однако крепостного ига; оно переходило из рук в руки, было у гр. Загряжского, у гр. Разумовского, наконец, у кн. Кочубея.

 

Царицынский уезд.

 Г. Царицыну дано было обширное пространство земли до Дону с запада, займище за Волгой, Сарпинский остров, а в степь и границ не было, вверх до р.р. Таловки и Гнилого Ерика, вниз до Камен-ного Яра. Но в 1794 г., когда ставили пограничные столбы, многие урочища отрезаны были в казну и частным лицам.

В 1799 г. царицынские бобыли чрез поверенного своего бобыля Ант. Горбунова ходатайствовали о возвращении им отобранных у них под шел­ковые заводы угодий и об отводе им вновь земли на прибылые души. Угодия, по их словам, отобраны у них по распоряжению директора шелковых заводов г. Сахарова, который объявил, что земля на луговой стороне принадлежит, шелковым заводам, и эти угодия он сдал в оброчное содержа­ние царицынскому голове Аристову за 3000 руб.

В 1801 г. Сенат вошел в рассмотрение дела о землях царицынск. бобылей. Оказалось, по справке, что шелковым заводам намежевано было в свое время 203849 дес, да на продовольствие 6-ти селений, приписанных к заводам — Верх. Погромному, Сред. Погромному, Верх. Ахтубинскому, Средне-Ахтубинскому, Заплавному и Пришибу — еще 99012 дес. Царицынским же бобылям не было в натуре отмежевания и планов не выдано.

Сенат нашел возможным отвести царицинским бобылям из остав­шейся на нагорной стороне Волги за раздачей помещикам земли в количестве 111439 дес, что причтется по числу бобылей по 5-й ревизии по 15 дес. на душу, наблюдая, «чтобы та земля способна была к хлебопашеству и не было бы недостатка в воде».

В 1802 г. в Сенате было дело об отводе Царицыну земель, так как жители жаловались, что лучшие и нужные городу места по нагорной сто­роне заселены хуторами разных чиновников, а в распоряжении города оставлена часть солонцов, бесплодоносная…

О земле, принадлежащей царицынским горожанам, в межевой конторе отбиралась подписка в 1805 г. от город. Головы В. Мордвинова, подп. И. Наттера, кол. ас. М. Ченцова, отст. подпор. А. Гребенщикова, майора Л. Масленникова и майора Целиковского.

Под видом малоросиян, которым позволил Петръ I селиться на царицын. стор. черте, стали являться сюда и беглые кр-не, драгуны, солдаты и других чиновъ служилые люди. Нашлись личности, взявшие на себя, конечно, не без денежного интереса, собирать беглых и селить в Царицынском у. Добровольно селились люди лишь по побережью Волги. Есть известие, что у гг. Персидских в свое время тысячи беглых употреблялись на раскопки близь лежащих татарских городищ — Сарая, Бэльджамена и др.

В 1724 г. вышел приказ всех заводчиков (вынуждавших селить здесь людей), заковать в кандалы, прислать в Петербург, а беглых драгун и солдат и прочих служилых людей велено бить кнутом и, вырвав ноздри, сослать в Рогервив в вечную работу, а беглых дворовых людей и крестьян, учиня им наказание внутон, выслать на прежние их жилища.

В 1728 г. против тех, что начали заселять около царицынской линии, разглашая в городах и уездах «крестьянам и другим податным людям» какой-то несуществующей указ, грозно обрушился Верховный Тайный Совет, конечно, побуждаемый к тому боярами помещиками, с ужасом смотревшими на побег от них «людишек». Учинены были заставы, велено беглых ловить, и, по наказании кнутом, высылать на прежнее их местожительство, а «заводчиков и подговорщиков казнить смертью.

В распоряжении, данном генерал-фельдмаршалу кн. Голицыну о ловле , что и*   Дои* к Чопер-ь а и» цариц. линию являются не только из бедных и безхлебных мест, но и из лучших. А для сравнения с лучшими местами надо сказать, что из 718435 дес, составляюших площадь Царицынского у., 236725 дес — степь, 41087 дес. солонцов, а 280956 дес. неудобной земли.

С 1734 г. Дубовка играла роль центрального городка для волжских казаков.

В 1777 г. волжских казаков стали переселять на Кавказ. Много бедных и семейных из них, оставшихся в Царицынском уезде по слабоволью своему, были закрепощены сильными людьми.

В Сенатском архиве находятся два, долго тянувшихся, дела бывших казаков, искавших вольности.

Чтоб как-нибудь прокормиться, часть бедных казаков с семьями «задалась» за помещицу, дочь бывшего царицынскаго коменданта, Луизу Ив. Цыплетеву; они показали себя сходцами-малороссами из разных мест, со­гласились быть у неё в работе и связали себя даже контрактом. Цыплетева умерла и потомки казаков перешли к её наследникам, а эти некоторых из своих подневольных работников продали другим помещикам: А. Есипову, А. Будишевой, Ц. Страхову и Никифоровым.

Порыв к вольности сказался, однако, в потомках казаков. Моло­дежь признала, что им, по происхождению казакам, не пристало пребывать в рабстве. Через избранного поренного все они, жившие в сл. Мечетной и других селениях Царицынского у., начали хлопотать не только о том, чтоб получить свободу от помещиков, но и о том, чтоб их «повернули» по-прежнему в казаки.

Местный суд отказал. Они перенесли дело в палату. Палата нашла, что хотя отцы просителей и дали Цыплетевой на владение ими контракт, но такой контракт автом укрепления в помещичьем владении служить не может, тем более, что г. Цыплетева ни в какое судебное место этотъ контракт не предъявила, а потому не только она, Цыплетева, но и наследники её и все купившие этих людей права на владение ими не имеют. В палату представлены были и свидетельства о том, что просители действительно по происхождению своему казаки.

В 1819 г. палата постановила обратить просителей в казачье ведом­ство, а платеж государств. податей до будущей ревизии возложить на ответственность бывшвх их владельцев.

В сл. Мечетной бывшие казаки и посполитые люди (поляки) были зак­репощены за помещицей А. А. Будищевой судебным порядком и хлопоты их о свободе не увенчались успехом. Это было уже в 1820-х гг. Управ­ляющий имением Будищевой доносил, что крепостные из казаков не стали повиноваться, прекратили платеж оброка, скрытно вывели свой женский пол в другое звание и тем «лишили помещицу собственности». Приезжал чиновник от губернатора и погрозил «всех перековать». От кр-н, в виду такой неудачи, был послан ходок к знаменитому кавказскому генералу Ермолову, чтобы просить у него указаний, как им себя считать: казаками или купленными людьми. О дальнейшем ходе дела мечетных кр-н нам неизвестно.

Одно судебное дело иллюстрирует старания царицынских чиновников заселять свои хутора. Дело идет о слоб. Разгуляевке, Отрадинской волости. Один беглый помещичий крестьянин Варсояофий Петров с малолетним сыном Фролом скитался на Дону по станицам. По издании манифеста 1782 г. о беглых, Петров явился в саратовское наместничество и отослал в Царицын для зачисления в бобыли с 6-ти летней льготой в платежахе. Начальник бобыльской команды записал Петрова с сыном Фролом в число бобылей, но вскоре и отец и сын куда-то исчезли. Оказалось, что по 4-й и 5-й ревизии их записал за собой секретарь царицынской нижней рас­правы Поляков по своему хутору Разгуляевскому, на казенной земле, арендо­ванной им на 5 л. по 40 р. в год. Он лаской уговорил новых бобылей остаться у него на хуторе. Старик Петров так и прожил у Полякова до смерти. Сын же его Фрол, как-то съездив в Саратов, женился там на дочери дьячка, и почитая себя, как бобыль, свободным, стал вносить госуд. подати в казначейство и отказался работать на Поляковых. Вдова Полякова заявила начальству, что доставшийся ей после смерти мужа малоросс Фрол Петров ослушивается её, грубит и намеревается уйти от неё, а потому она просила отослать его на поселение в Сибир с зачетом ей рекрута. При разбирательстве дела выяснилось, что Фрол есть бобыль и каким образом был прикреплен за Поляковой —неизвестно. Узнав о таком результате исследования, Полякова заявила, что прощает Фрола и просит вернуть его ей. Ей и вернули его… Но Фролъ решился уйти от Поляковых. Тогда произошло следующее: сын Поляковой, царицынский уездный казначей, А. Поляков отобрал у Фрола квитанции в платеже им податей, а потомъ забрал все его имущество, а самого его отправил в острог с заявлением, что сдает его в рекруты. Фрол подал в суд просьбу о вольности. За Фрола всту­пилась его теща, побывавшая у саратовского губернатора Белякова. Суд выяснил, что отец Фрола был сначала крестьянином сердобской помещицы Т. Прудниковой, а по 3-й ревизии значился за полковницей Пыляевой, что в бобыли былъ опреяделен какой-то Фрол, но ему должно быть теперь 51 год, а ищущему вольности Фролу только 34 года; в виду этого суд заподозрил, что Фрол обманно хотел воспользоваться свободой от Полякова, под видом соименника бобыля — и в свободе Фролу Петрову отказал. Дело перешло в палату, которая доверилась заявлению Поляковой, что отец Фрола с сы­ном явился к мужу её в 1779 г. и бобылем не был записан, а потому тоже отказала Фролу в свободе. Но казен. дел стряпчий опротестовал это решение, находя, что суд сделал много промахов, а именно: во 1-х, г. Полякова сама заявила, что не имеет на Фрола никаких актов укрепления, а во 2-х, малороссы могут по закону быть закрепощаемы лишь в случае поселения их на помещичьей земле, между тем, хутор Разгуляевский самовольно заведен Поляковыми на арендованной на время казенной земле. Дело пошло в Сенат, где вызвало разногласие, и чем решилось неизвестно.

Сл. Александровка (Ильюшевка) — вол.— основано в 1750—1760 гг. малороссами и было пожаловано Екатериной II вместе с огромной областью в 150.000 дес. генералу Д. Савельеву. За внучкой его, как приданое, сло­бода и еще село Дмитриевка, тоже заселенное в 1760 г., перешли во владение г. Скибиневского. В волости есть дер. Захаровка (Меловая), заселенная в 1780 г. крепостными кр-нами кн. Трубецкого. Б. Воробцово было заселено в 1827 г. крепостными г. Скибивевскаго. В М. Воробцове в 1847 г. поселены крепостные г.  Розенкампфа.

С. Отрада — вол.— вместе с с. Бекетовкой заселены малороссами одно­временно около середины ХУШ в. сенатором Н. А. Бекетовым, бывш. Астрах. губернатором; он так обласкал малороссов, что они согласились быть его крепостными; он построил им дома и наградил скотом. В 1795 г. на его средства построена церковь. В 1812 г. это имение принадлежало уже казачьему генералу Попову; он взял к себе множество военнопленных французской армии и их силами устроил плотину в овраге в 1 1/2 вер. ши­риной. В 1858 г. в Отраде имелось 320 душ. м. п. Московская межевая канцелярия продала губернатору Бекетову в 1772 г. под видом дико-порозжей земли, часть Сарпинского о-ва, на это жаловались царицынцы. У Бекетова был роскошный дворец. В Отрадинской вол. имел пожалованвую Екатериной II землю бывший царицынский воевода майор Цыплетев. На его земле образовалась д. Алексеевка, кр-не которой ко времени освобождения принадле­жали г. Воронову. Есть в вол. д. Ивановка (Денисовка), заселенная лишь в 1852 г. вольноотпущенными по духов. завещанию полк. И. Ф. Денисова (обл. Войска Донского) и обращенными в каз. кр-н.

В Песковатской вол. есть с. Водяное, заселенное сходцами, бежавшими от помещичьего гнета; по Х-й ревизии числилось 1235 жителей и все до кон­ца оставались свободными от крепост. зависимости. Д. Екатериновка населена малороссами, принадлежавшими г.  Корбутовскому.

С. Ольховка — вол. — образовалось в 1750—60-х гг. и носит название Персидской Ольховки по имени атамана Волжского казач. войска, владевшего вблизи хутором. В волости есть помещичьи и госуд. кр-не. Есть сл. Гусевка, заселенная в 1700-х гг. кр-нами гг. Ровинского, Крамской, Грекова, Тетерина. В Давьяловке поселены были С. П. Персидским малороссы, точно также и в Каменном Броде.

В Ерзовской вол. имеется д. Винновка, заселенная: в 1820-х гг. г. Лятошинским; в его усадьбе сажали тутовые деревья и заведено было шелководство.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *