Статьи Фотогалерея Библиотека Генеалогия Интересное Карта сайта
Поделиться с друзьями:

Книга автора сайта "Пролетарская революция, какой мы её не знаем"

Рассказы о домах и людях старого Саратова.
Города


Люди

Издательский дом "Волга"



24 января 2009 (3010 дней 21 час назад)

Марков А. С. О Готовицких.

В восьмом классе вечерней школы шел урок истории. Я рассказывал о Бородинском сражении — величайшей битве XIX века. Каждый эпизод сражения убедительно отражал героизм и мужество русского народа, непреклонную волю к победе.
— А у меня кто-то из предков тоже сражался на Бородинском поле, — вдруг взволнованно произнес учащийся Игорь Готовицкий. — У моей бабушки до сего времени документы об этом хранятся...
Тогда же я решил, что эти документы надо обязательно посмотреть.
И вот я у астраханской старожилки Ларисы Павловны Готовицкой (встреча происходила в марте 1975 года).
— Знаете что, — в раздумье проговорила Лариса Павловна, — начните-ка вы с этой статьи, — и она протянула мне вырезку из газеты "Вечерняя Москва", где была опубликована статья "303 потомка героев Бородина". В статье говорилось, что уже много лет бухгалтер Владимир Алексеевич Казачков собирает документальные материалы, которые дают возможность выявить потомков Бородинской битвы. Ему удалось найти 303 ныне живущих прямых потомков героев Бородина.
— Думала я написать Казачкову, — говорит Лариса Павловна, — но настойчивости не хватило.
Лариса Павловна достала из круглой деревянной коробки местами осыпавшуюся муаровую ленту. На ленте с трудом читаются слова: «Герою Отечественной войны ротмистру Михайлу Ивановичу Готовицкому...». Эта лента с венка, который был возложен на могилу героя в 1912 году от Московской городской Думы в столетний юбилей Бородинской битвы.
Тогда же внуку Михаила Ивановича выдали специальное удостоверение, где говорилось: "Участник Отечественной войны 1812 года ротмистр гусарского Изюмского полка Михаил Иванович Готовицкий, умерший 14-го мая 1852 года, 63 лет, похоронен на Московском Пятницком кладбище...".
Изюмский гусарский полк. На его долю выпала честь быть во многих сражениях Отечественной войны 1812 года, в том числе принимать участие в Бородинской битве.
В разгар Бородинского сражения Наполеону показалось, что еще одно усилие и русские полки будут окончательно смяты. Тогда он без колебания отправил в бой свою молодую гвардию, ту часть армии, к которой относился наиболее бережливо. Но едва гвардия отошла. Наполеон приказал вернуть ее. Ему донесли, что русская кавалерия атакует левый фланг французской армии, а казаки сделали рейд в глубокий тыл. Русская кавалерия, которой так напугали Наполеона, состояла всего из трех полков, в том числе и гусарского, Изюмского.
Интересно сложилась судьба потомков Михаила Ивановича.
Его сын Виктор Михайлович был офицером лейб-гвардии уланского полка, принимал участие в Крымской кампании 1855 - 1856 годов, а внук Михаил Викторович окончил курс наук в Лазаревском институте восточных языков.
У Ларисы Павловны хранился аттестат, где записано, что Михаил Викторович окончил институт в 1875 году с золотой медалью.
В 1876 году Готовицкий был назначен в канцелярию туркестанского губернатора Черняева. Во время частых служебных поездок по Туркестанскому краю и киргизским степям он урывками записывал песни, слышимые от различных певцов на стенных кочевьях. Михаил Викторович не только записывал мотивы песен, но и сравнивал их с вариациями других певцов.
Результатом его исследований явилась работа "О характере киргизских песен", опубликованная в 1-м томе Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии.
В предисловии к работе Готовицкий писал: "Киргизская поэзия находится в той стадии развития, когда всякое литературное творчество в полном смысле слова составляет достояние не одних избранных лиц, а целого народа".
Множество метких наблюдений видим мы в работе Готовицкого. С особым вниманием прослеживает он развитие песенного творчества у киргизских женщин. Он считает, что "никакая девица не может иметь столько поклонников и вздыхателей, как та, которая заявит о себе своим остроумием и своими песнями".
Михаил Викторович был свидетелем состязания Карабалая со своим учеником, и ученик оказался остроумнее, находчивее учителя.
— Вообще, — пишет Готовицкий, - киргизы смотрят на своих певцов, как арабы на лучших, наездников.
Кроме опубликованной работы, у исследователя было много черновых записей и рукописных книг. У Ларисы Павловны сохранилась лишь одна тетрадь «Киргизские и сартские мотивы».
К песням, занесенным в тетрадь, приложены ноты. Записи сделаны на арабском языке, затем вдет изложение на языке певца и русский перевод.
Вот запись, сделанная со слов Сары-Ала:
Откуда бы взялись песни,
Если бы не слова.
Кто стал бы водить,
Если бы не было глаз...
А вот мотив Урунбая:
Есть под Луною звезда
Лучше Луны.
Бедные есть богачей
Лучше душой.
В тетради мотивы Беймурада, Нарузбая, кашгарские песни Правнук героя Бородина Николай Михайлович хотел стать юристом. Но едва успел закончить Московский университет как началась первая мировая война. Николая Михайловича направили в Николаевское кавалерийское училище в Петрограде. А затем участие в боях на Юго-Западном фронте. Военная аттестация, подписанная 30 апреля 1918 года начальником штаба 5-и кавдивизии, гласит, что Готовицкий в первые месяцы Советской власти «вполне выказал свои отличные дарования в военной тактике. Достоин к выдвижению на должность начальника штаба». Затем Готовицкий был отозван к Москву и переведен в полевой штаб Реввоенсовета Республики.
В середине 1919 года Николай Михайлович был назначен в Астрахань адъютантом командира I кавалерийского полка кавдивизии XI Армии. В это тревожное время он женился на Ларисе Павловне, а затем вместе с полком Готовицкий прошёл боевой путь до Северного Кавказа …
После гражданской войны в 1924 году Готовицкий заведовал секретариатом революционного трибунала Астраханского края, а позже работал научным сотрудником в Астраханском архивном бюро. Умер в 1945 году.
У Николая Михайловича было два сына - Николай и Михаил. Лариса Павловна подает мне стопку бумажных треугольников. Это фронтовые письма ее сына Михаила. Первое написано 23 июня 1941 года: "Мама, это письмо я пишу третий день потому, что нет времени, началась война с Германией. Мама, все подробности писать нельзя, военная тайна. По стрельбе я имею "отлично", по строевой — то же. Так что врагов бить умею. Мама, очень прошу тебя, пусть Колявка сходит к Зоечке и приведет ее к вам, чтобы вы прочли ей мое письмо, потому что я ей не писал — некогда. Обучал бойцов-чеченцев...".
Колявка — это брат Михаила Николай, а Зоечка — невеста.
Другое письмо: "Здравствуйте, мои дорогие: папа, мама, Зоечка, Колявка, шлю я вам комсомольский привет и желаю вам всего хорошего в вашей жизни. Вы, мои дорогие, думаете, что меня уже нет в живых, но я живу и буду еще жить. Мама, я писал вам с фронта из-под Днепропетровска четыре письма, но получили ли вы их, я не знаю. Был в окружении у немцев у города Николаева, участвовал в боях на Днепропетровском фронте, лежал семь суток в госпитале — контузия от бомбежки, но ни одной царапины не имею. Сейчас нахожусь в Ворошиловградской области, на станции Шилистов. Ох, мама, если бы вы знали, как я соскучился по вас всех, я уже думал, что больше вас "не увижу, но теперь я стал надеяться, что вернусь и еще буду жить и работать в родной Астрахани.
От фотокарточки, которую вы мне прислали, осталась только бумажка, был я с ней и в воде, и в снегу. В общем, достается. Папа знает, что такое война. Из 25 человек-астраханцев, которые были вместе со мной, осталось в живых только трое; я, Бакалейщиков и Лапшин.
Пока до свидания, целую всех крепко!
Ваш фронтовик Миша".
В конце августа 1943 года Михаил писал: "Вам сообщили, что я убит при исполнении служебных обязанностей, но я оказался живым и даже получил медаль "За отвагу". Колявка, наверное, уже в армии, на фронте. Я запрашивал одну часть, в которой, как мне сообщили, он находится, но ответа еще не получил".
Он и не получит этого ответа, так как его младший брат погибнет во время битвы на Орловско-Курской дуге.
И будто чувствовало материнское сердце. В письме к Михаилу она сетовала: "...Про Колявку ни слуху, ни духу — где-то он, наш родненький? Ведь ему только еще 19 лет, а он уже столько пережил. Господь храни вас, мои родные. Пиши скорее. Целую крепко. Мама".
Зато как радостна была весть о награждении Михаила, и она взволнованно писала: "Береги себя, Миша, ведь ты наша общая радость и любимчик — ведь вместе со мной радуются все родные, весь двор и даже вся улица".
Еще радостнее была встреча, когда Михаил Николаевич, потомок героя Бородина, сам вернулся, овеянный славными боевыми знаменами новой Великой Отечественной.
После войны Михаил Николаевич работал на морском транспорте механиком. В 1968 году трагически погиб на Каспии, спасая тонувшего курсанта.
У Михаила Николаевича остались два сына — Игорь и Николай. И у каждого из сыновей в свою очередь есть дети.
— Но вы о них пока не пишите, — просила меня Лариса Павловна. — Им надо не только гордиться делами своих предков, но и приумножать эти славные дела, ведь впереди у них еще целая жизнь.

версия для печати


Поиск по сайту:  

24 января 2009 (3010 дней 21 час назад)

Марков А. С. О Готовицких.

В восьмом классе вечерней школы шел урок истории. Я рассказывал о Бородинском сражении — величайшей битве XIX века. Каждый эпизод сражения убедительно отражал героизм и мужество русского народа, непреклонную волю к победе.
— А у меня кто-то из предков тоже сражался на Бородинском поле, — вдруг взволнованно произнес учащийся Игорь Готовицкий. — У моей бабушки до сего времени документы об этом хранятся...
Тогда же я решил, что эти документы надо обязательно посмотреть.
И вот я у астраханской старожилки Ларисы Павловны Готовицкой (встреча происходила в марте 1975 года).
— Знаете что, — в раздумье проговорила Лариса Павловна, — начните-ка вы с этой статьи, — и она протянула мне вырезку из газеты "Вечерняя Москва", где была опубликована статья "303 потомка героев Бородина". В статье говорилось, что уже много лет бухгалтер Владимир Алексеевич Казачков собирает документальные материалы, которые дают возможность выявить потомков Бородинской битвы. Ему удалось найти 303 ныне живущих прямых потомков героев Бородина.
— Думала я написать Казачкову, — говорит Лариса Павловна, — но настойчивости не хватило.
Лариса Павловна достала из круглой деревянной коробки местами осыпавшуюся муаровую ленту. На ленте с трудом читаются слова: «Герою Отечественной войны ротмистру Михайлу Ивановичу Готовицкому...». Эта лента с венка, который был возложен на могилу героя в 1912 году от Московской городской Думы в столетний юбилей Бородинской битвы.
Тогда же внуку Михаила Ивановича выдали специальное удостоверение, где говорилось: "Участник Отечественной войны 1812 года ротмистр гусарского Изюмского полка Михаил Иванович Готовицкий, умерший 14-го мая 1852 года, 63 лет, похоронен на Московском Пятницком кладбище...".
Изюмский гусарский полк. На его долю выпала честь быть во многих сражениях Отечественной войны 1812 года, в том числе принимать участие в Бородинской битве.
В разгар Бородинского сражения Наполеону показалось, что еще одно усилие и русские полки будут окончательно смяты. Тогда он без колебания отправил в бой свою молодую гвардию, ту часть армии, к которой относился наиболее бережливо. Но едва гвардия отошла. Наполеон приказал вернуть ее. Ему донесли, что русская кавалерия атакует левый фланг французской армии, а казаки сделали рейд в глубокий тыл. Русская кавалерия, которой так напугали Наполеона, состояла всего из трех полков, в том числе и гусарского, Изюмского.
Интересно сложилась судьба потомков Михаила Ивановича.
Его сын Виктор Михайлович был офицером лейб-гвардии уланского полка, принимал участие в Крымской кампании 1855 - 1856 годов, а внук Михаил Викторович окончил курс наук в Лазаревском институте восточных языков.
У Ларисы Павловны хранился аттестат, где записано, что Михаил Викторович окончил институт в 1875 году с золотой медалью.
В 1876 году Готовицкий был назначен в канцелярию туркестанского губернатора Черняева. Во время частых служебных поездок по Туркестанскому краю и киргизским степям он урывками записывал песни, слышимые от различных певцов на стенных кочевьях. Михаил Викторович не только записывал мотивы песен, но и сравнивал их с вариациями других певцов.
Результатом его исследований явилась работа "О характере киргизских песен", опубликованная в 1-м томе Общества любителей естествознания, антропологии и этнографии.
В предисловии к работе Готовицкий писал: "Киргизская поэзия находится в той стадии развития, когда всякое литературное творчество в полном смысле слова составляет достояние не одних избранных лиц, а целого народа".
Множество метких наблюдений видим мы в работе Готовицкого. С особым вниманием прослеживает он развитие песенного творчества у киргизских женщин. Он считает, что "никакая девица не может иметь столько поклонников и вздыхателей, как та, которая заявит о себе своим остроумием и своими песнями".
Михаил Викторович был свидетелем состязания Карабалая со своим учеником, и ученик оказался остроумнее, находчивее учителя.
— Вообще, — пишет Готовицкий, - киргизы смотрят на своих певцов, как арабы на лучших, наездников.
Кроме опубликованной работы, у исследователя было много черновых записей и рукописных книг. У Ларисы Павловны сохранилась лишь одна тетрадь «Киргизские и сартские мотивы».
К песням, занесенным в тетрадь, приложены ноты. Записи сделаны на арабском языке, затем вдет изложение на языке певца и русский перевод.
Вот запись, сделанная со слов Сары-Ала:
Откуда бы взялись песни,
Если бы не слова.
Кто стал бы водить,
Если бы не было глаз...
А вот мотив Урунбая:
Есть под Луною звезда
Лучше Луны.
Бедные есть богачей
Лучше душой.
В тетради мотивы Беймурада, Нарузбая, кашгарские песни Правнук героя Бородина Николай Михайлович хотел стать юристом. Но едва успел закончить Московский университет как началась первая мировая война. Николая Михайловича направили в Николаевское кавалерийское училище в Петрограде. А затем участие в боях на Юго-Западном фронте. Военная аттестация, подписанная 30 апреля 1918 года начальником штаба 5-и кавдивизии, гласит, что Готовицкий в первые месяцы Советской власти «вполне выказал свои отличные дарования в военной тактике. Достоин к выдвижению на должность начальника штаба». Затем Готовицкий был отозван к Москву и переведен в полевой штаб Реввоенсовета Республики.
В середине 1919 года Николай Михайлович был назначен в Астрахань адъютантом командира I кавалерийского полка кавдивизии XI Армии. В это тревожное время он женился на Ларисе Павловне, а затем вместе с полком Готовицкий прошёл боевой путь до Северного Кавказа …
После гражданской войны в 1924 году Готовицкий заведовал секретариатом революционного трибунала Астраханского края, а позже работал научным сотрудником в Астраханском архивном бюро. Умер в 1945 году.
У Николая Михайловича было два сына - Николай и Михаил. Лариса Павловна подает мне стопку бумажных треугольников. Это фронтовые письма ее сына Михаила. Первое написано 23 июня 1941 года: "Мама, это письмо я пишу третий день потому, что нет времени, началась война с Германией. Мама, все подробности писать нельзя, военная тайна. По стрельбе я имею "отлично", по строевой — то же. Так что врагов бить умею. Мама, очень прошу тебя, пусть Колявка сходит к Зоечке и приведет ее к вам, чтобы вы прочли ей мое письмо, потому что я ей не писал — некогда. Обучал бойцов-чеченцев...".
Колявка — это брат Михаила Николай, а Зоечка — невеста.
Другое письмо: "Здравствуйте, мои дорогие: папа, мама, Зоечка, Колявка, шлю я вам комсомольский привет и желаю вам всего хорошего в вашей жизни. Вы, мои дорогие, думаете, что меня уже нет в живых, но я живу и буду еще жить. Мама, я писал вам с фронта из-под Днепропетровска четыре письма, но получили ли вы их, я не знаю. Был в окружении у немцев у города Николаева, участвовал в боях на Днепропетровском фронте, лежал семь суток в госпитале — контузия от бомбежки, но ни одной царапины не имею. Сейчас нахожусь в Ворошиловградской области, на станции Шилистов. Ох, мама, если бы вы знали, как я соскучился по вас всех, я уже думал, что больше вас "не увижу, но теперь я стал надеяться, что вернусь и еще буду жить и работать в родной Астрахани.
От фотокарточки, которую вы мне прислали, осталась только бумажка, был я с ней и в воде, и в снегу. В общем, достается. Папа знает, что такое война. Из 25 человек-астраханцев, которые были вместе со мной, осталось в живых только трое; я, Бакалейщиков и Лапшин.
Пока до свидания, целую всех крепко!
Ваш фронтовик Миша".
В конце августа 1943 года Михаил писал: "Вам сообщили, что я убит при исполнении служебных обязанностей, но я оказался живым и даже получил медаль "За отвагу". Колявка, наверное, уже в армии, на фронте. Я запрашивал одну часть, в которой, как мне сообщили, он находится, но ответа еще не получил".
Он и не получит этого ответа, так как его младший брат погибнет во время битвы на Орловско-Курской дуге.
И будто чувствовало материнское сердце. В письме к Михаилу она сетовала: "...Про Колявку ни слуху, ни духу — где-то он, наш родненький? Ведь ему только еще 19 лет, а он уже столько пережил. Господь храни вас, мои родные. Пиши скорее. Целую крепко. Мама".
Зато как радостна была весть о награждении Михаила, и она взволнованно писала: "Береги себя, Миша, ведь ты наша общая радость и любимчик — ведь вместе со мной радуются все родные, весь двор и даже вся улица".
Еще радостнее была встреча, когда Михаил Николаевич, потомок героя Бородина, сам вернулся, овеянный славными боевыми знаменами новой Великой Отечественной.
После войны Михаил Николаевич работал на морском транспорте механиком. В 1968 году трагически погиб на Каспии, спасая тонувшего курсанта.
У Михаила Николаевича остались два сына — Игорь и Николай. И у каждого из сыновей в свою очередь есть дети.
— Но вы о них пока не пишите, — просила меня Лариса Павловна. — Им надо не только гордиться делами своих предков, но и приумножать эти славные дела, ведь впереди у них еще целая жизнь.

версия для печати

 
Использование материалов сайта,
только с разрешения правообладателя © Old-Saratov.ru
Яндекс.Метрика
Rambler's Top100