Статьи Фотогалерея Библиотека Генеалогия Интересное Карта сайта
Поделиться с друзьями:

Книга автора сайта "Пролетарская революция, какой мы её не знаем"

Рассказы о домах и людях старого Саратова.
Города


Люди

Издательский дом "Волга"


информация размещена: 11 января 2009 (3025 дней 1 час назад)

(Л.6) Список с рапорта священника Николаевского уезда сельца Петровского Григория Воронова Благочинному села Липовки священнику Василию Сердобову от 1 августа 1836 года.

Сего 1836 года истекшего июля 31 дня по недавнему вступлению в приход, не имея домашнего заведения для покупки вещей до дома относящихся, а более для покупки красного вина для богослужения, отправился я в г. Николаевск на ярмарку, по прибытию туда прихода моего с бурмистром управляющим име-нием г. Хвощинского Степаном Петровым пришли в лавочку, где продаются разные виноградные вина (л.6об) спросили у хозяина той лавочки, есть ли красное виноградное вино, на котором бы можно отправлять богослужение, он объяснил, что есть, между тем налил нам полрюмки, для узнания способно ли оно для богослужения, которое и нашёл неспособным, откуда вышед вдруг встречается с нами близь той лавочки неизвестный нам человек, по-видимому пьяный спраши-вает нас с грубостью, кто вы таковые и по какому делу всходили в лавочку, мы учтивым образом отвечали, что я священник, а бурмистр объяснил, что он г. Хвощинского крестьянин, а что причина нашего входа в лавочку спросить не имеется ли (л.6) для богослужения красного виноградного вина, далее начал сей человек спрашивать, почему вы не объявились по приезде в ярмарку ко мне, мы ему объяснили, что мы вас не знаем кто вы таковы и не слыхали таковых прика-заний, чтобы кто либо из приезжих объявлялся, по окончании сего разговора сей неизвестный человек взошёл в горячность начал старосту бить, я же взойдя в защиту онаго начал ему говорить, чтобы он не дрался, а он оставя его прилепился ко мне, что я тебя посажу под стражу, я ему отвечал: если смеете, сажайте, он ещё более рассердился и ударил меня священника по щеке и скричал свое-(л.6об)му кучеру, чтобы вёл меня; кучер подбежал и ударил меня в голову так сильно, что у меня из роту и из носу полилась кровь, потом повёл меня до того места где со-держся преступники, не доводя до оного вскричал десятникам, чтобы били меня, которые по приказанию его и начали наказывать меня таволожками так, что наложили на меня кровавые раны, потом ввели меня в то место, где содержатся низшего звания законопреступники и привязали мне руки к стене назад, так равно наказали и тех, которые защищали мою невинность, как то: мою жену так же моего пономаря и разных деревень моих (л.7) прихожан, а у некоторых отбили даже и деньги, раны же которые возложены на меня объявлены мною протоирею и благочинному того города Иоанну Гаврилову Эльпидинскому, так же и разных сёл священникам при наказывании меня на осмотре такового позора обращено было, так сказать половинное число ярмарки, по свидетельству же стороннего народа по недавнему в сей стране жительству и по терпению жесточайшего те-лесного наказания признать много не смог, как только села Каменка священника и дьякона по имени и отчеству мне не известных, ещё города Хвалынска мещанина Ивана Павлова, а своего (л.7об) прихода большое количество. Под стражею находился я два дни 1 и 2 числа августа месяца, в вечеру же 2 числа т.е. в Воскре-сение г. городничий города Николаевска, имя и отчество не знаю, приехал к тому месту, где я и прочие узники содержались, приказал чтоб я вышел из под стражи, я же требовал от него причины по какой я вине нахожусь под стражей и освобо-дил бы меня от оной при члене духовного сословия, однако прошение моё тем удовлетворено не было, а выслал всех, кто, кои со мною находились, караульщи-ков отогнал и двери растворил и говоря, что он де сам сюда зашёл, я нашёл себя вынужденным выйти, напоследок дознал, (л.8) что тот неизвестный человек посадивший меня и приказавший бить меня был стряпчий города Николаевска, которого тогда, когда делал нам запросы за стряпчего признать нельзя было потому, что он одет был не так как должно быть в таковом случае. О каковом моём невинном бесчестном позоре и без всякого исследования дела наказании, каковому я по беспорочной и честной моей жизни, начиная от самого младенче-ства не подлежал; Вашему благословению почтительнейше доношу и вместе с ним при подаче сего рапорта предъявляю и раны наложенные на меня г. стряпчим, которые могли б существовать и до обозрения Архипастырем, но как от жесточайшего и несносного для меня наказания сделался (л.8об) болен, почему не могу в скором времени явиться на обозрение Его преосвященства, Вас почитая как око Его, всё сие Вам предъявлю и прошу донести епархиальному начальству.
Верно. Столоначальник Протопопов.

(Л.14) Список с рапорта Николаевского уездного стряпчего, к Саратовскому губерн-скому прокурору от 16 февраля 1837 г за № 80-м

1 августа 1836 года во время ярмарки бывшей в городе Николаевске, священ-ник села Благовещенского Воронов при многих посторонних лицах в нетрезвом виде нанёс мне тяжкое оскорбление. О произведении следствия на Воронова Николаевский градской полицией, мною тогда же дано предложение, которое, чтобы ускорить розыском немедленно потребовала к себе депутата с духовной стороны благочинного Эльпидинского, назначив для того следующий день, пото-му что Воронов по крайней его нетрезвости, отвечать тогда был не в состоянии, но благочинный Эльпидинский полиции отозвался, что о буйстве Воронова, которое он лично видел сам 5-го того августа за №100-м, донесено им Его преосвященству Епископу Саратовскому и Царицинскому, до получения от которого разрешения к следствию он приступить не может; на каковой рапорт Его преосвященство резолюцию заключил: освидетельствовать Воронова в состоянии ума, между тем, по Градской полиции следствие прекращено, и дальнейший розыск ею остановлен.
(л.14об) Потом спустя 20-ть дней Воронов узнав о донесении Эльпидинско-го и о распоряжении Его Преосвященства, которым поступки его применены к безумству, подал на меня просьбу будто бы на ярмарке избил его я, и сделал то в угоду раскольникам населяющим г Николаев, чего хотя ничем и не подкреплено, но вынудил его преосвященство в противность первой своей резолюции о освиде-тельствовании Воронова, дать другое следующего содержания: «Отнестись к господину начальнику губернии и просить его произвести надо мной самое стро-гое следствие, а меня до окончания оного от должности удалить, о чём донести и г-ну Обер прокурору». Вследствие чего Саратовское губернское правление, по определении Г-на начальника Губернии, не имевши в виду всех тех обстоятельств, которые достаточны к обвинению Воронова, и к моему оправданию противу возведённой им на меня клеветы предписать окружному судье Пестову, произвести надо мной следствие и оное представить в Губернское правление.
Обижен будучи клеветой Воронова и её направлением, я получив от г. Пес-това вопросные пункты, хотел было не давая ответа, жаловаться на сделанные мне стеснения, но уважая саратовское губернское начальство, и желая поскорей обнаружить защиту и буйство Воронова, прикрытое не (л.15) священническим смирением, а злобным и вредным для ближнего изворотом, дав моё объяснение по сущей справедливости, для видимости препровождаю и Вашему Высокородию подлинную от него и с вопросов копию, и как непосредственного моего началь-ника, убедительно прошу, взойти в моё положение, и если угодно истребовать от Саратовской духовной консистории копии с донесения Благочинного Эльпидин-ского, от 5-го августа и 13-го декабря 1836 года за №100-м и 149-м и с последую-щими на оные и на донос Воронова от Его преосвященства резолюции, о содер-жании оных в защиту мою донести г. министру юстиции, и настоять дабы оные документы для лучшей видимости, присоединены были к производимому окруж-ным судьёю Пестовым следствия, и по обнаружении в описываемом мною спра-ведливости на поступки Воронова, на то может ли он теперь находиться при своей должности, обращаю особенное внимание и ходатайствую у его Преосвященства. Подлинный подписал уездный стряпчий Кизо.
С подлинным верно: Губернский уголовных дел стряпчий Логвинов.

Л.15об
Вопросы составленные Николаевским и Новоузенским окружным судьёю Пестовым, для ответствия по оным Николаевского уездному стряпчему Кизо.
Выданы 26 января 1837 г.

Саратовское губернское правление указом поручило мне произвести опрос и беспристрастное следствие, о причинённых Вами священнику Григорию Воронову обиды и телесных наказаний, а по сему на следующие вопросы, прошу Вас дать надлежащие объяснения:
Далее текст рапорта Воронова.
Прочитав, данные мне вопросы для ответа по доносу Священника Воронова, вследствие указа Саратовского Губернского правления и вместе с тем с 802 и 809 ст. 15 т. – угол. Законов, где казано, что всякий донос должен быть основан на ясных доказательствах, а иначе оставлять его без всякого по нему производства, я в праве бы был, силою законов оградить себя от ответственности на донос потому, что оный ничем не подкреплён заслуживающего вероятия, но как извещён я частным образом, что тот донос сделался известным Святейшему синоду и госпо-дину министру юстиции по рапорту г. епархиального (л.16) Епископа Саратов-ского и царицынского просившего по одному даже удалить меня впредь до окон-чания сего следствия от должности, которого Воронов восстановил против меня как полагаю я через родного своего дядю инока Моисея, находящегося при Его преосвященстве тем, что будто я сделал то в угодность раскольникам населяю-щим город Николаевск (в доказательство чего, я привожу слова самого священ-ника Воронова, который при удельном чиновнике Акшевском не устыдился сказать, что он через дядю своего означенного Моисея успеет со мною и с прочи-ми чиновниками сделать то, что ему угодно) и для того опасаясь, чтобы по сему предмету не пострадать невинным образом, вынужденным себя нахожу, не оп-равдываться, а описать происшествие (л.16об) случившееся не с Вороновым, а от него со мною 1-го августа 1836 года в ярмарке бывшей в городе Николаевске следующим образом.
1-е. августа 1-го а не 31 июля, о чём священник Воронов или забыл по бывшей тогда нетрезвости, или не объяснив для того, чтобы не заметил Его преосвящен-ство, что он в такой торжественный день должен быть за службой, а не пробовать красное вино, как он пишет в своём доносе, а по обязанности стряпчего для над-зора, не производится ли чего на ярмарке во вред казны и общей пользы и по убеждению исправляющего должность городничего Голяткина, отлучившегося к крёстному ходу с намерением и самому быть при сей церемонии, пошёл в озна-ченную ярмарку, по которой проходя (л.17) многие ряды лавок заметил, что с одной устроенной для распродажи вин и водок в противность откупных условий, какой-то пьяный и не известный человек в синем полукафтане раскупоривает бутылку полагаю, что с горским вином и хочет из неё пить, уговаривая к тому и приветствуя им какого то крестьянина называемого Степаном Петровым, желая прекратить недозволенное законом распивание проданного сего вина, я при слу-чившемся тут быть вольским купцом Петре Николаевиче Хлюпине, подойдя к той лавочке заметил, как продавцу, так и покупателю, что им делать того не следует, но означенный незнакомый человек в синем полукафтане, который я в последст-вии узнал, что он есть священник Воронов, сказал мне с азартом, как я смею запрещать ему пить вино. И с сими словом на вопрос (л.17об) мой кто он таков и как может обращаться так дерзко с чиновником схватил меня за руку кричал (как обыкновенно то делают пьяные) куйте его в железы и потащил в толпу народа, ругая всяческими скверноматерными словами. При всей обиде Вороновым не желая иметь с ним ни какого дела, как с нетрезвым человеком, я бывши окружен народом два раза посылал Саратовского мещанина Никиту Васильевича Шадрина к г. городничему Галяткину, дабы он пришёл и усмирил его в буйстве, которое дошло до сам высшей степени выслушивая, между тем его ругательства, но ещё до приходу городничего Воронов при многих лицах как то: означенном Хлюпине, подлекарском ученике Якове Бейдеке, оспопрививателе Фоме Акимове, вольских купцах: Мартемьяне и Дмитрии Волковойновых, крестьянской женке, живущей здешнего уезда в селе Камелик, которой имя не упомню, а знаю лично потому, что она в то же время рассказывала мне о поступке Воронова против меня вспомнила своего отца, который за подобный пример лишён своего сана и отдан в солдаты и при прочих лицах, коих если нужно будет, объясню в последствии, как равно и имя сказанной женщины, схватил меня (л.18) за воротник сюртука и сжал мне оным шею так сильно, что кто меня освободил из его рук и куда он потом от меня девался, по многолюдству я уже не видел, и что с ним после того произошло я не знаю, что же касается до жалобы Воронова, в которой он пишет будто бы я забыв долг моей присяги в пьяном виде и из уважения к раскольникам за то, что он пробовал красное вино для церкви, которой в приходе его нет ударил в лицо, от чего потекла у него из носу кровь, а потом приказал взять его под стражу, где в виду целой ярмарки наказывал его палками, - причём ограбил деньги и вкинул в арестантскую сторожку, где содержался он под арестом два дни, то это совер-шенно ложно, да и самый извет его без посторонних доказательств явно обнару-живает, что всё возведённое им на меня не справедливо, за что он должен понести то наказание, которое определяется в законе лживым доносителям, ибо можно ли дать веру, чтобы священник в городе, где находится городская полиция и где было до 2 т. человек народу и самое духовенство, обижен был таким злодейским образом без всякой причины и не от кого (л.18об) не получил защиты, а к тому и не объявил даже об оном в то время ни благочинному Эльпидинскому ни град-ской полиции, которая наверно тогда же учинила свидетельство его побоям, а равно и о прочем для поступления со мною по законам донесли бы по начальству; но не против когда на ярмарку прибыл исправляющий должность городничего г. Голяткин, встреченный народным криком, что николаевский стряпчий избит каким-то неизвестным пьяным мужиком, и получил от меня в ту самую минуту предложение о проведении следствия, то он Воронов вместо жалобы на меня поданной им после причинённой мне обиды через 20-ть дней, и отвечая на вопрос кто он такой, ругал его и меня различными не благопристойными словами, что могут под присягой подтвердить здешний уездный лекарь Жуков, удельный чиновник Акшевский, губернский секретарь Продонс, живущий в одном месте с Вороновым, коллежский секретарь Ястребов и канцелярист Казаков, находив-шийся здесь в городе, который сверх того, как равно и прибывший на сей раз города Николаевска благочинный Эльпединский, удостоверяют в каком Воронов был тогда положении, похож ли был на священника (л.19) и можно ли было его тогда счесть за обиженного, а к тому часть его буйств известна уже и его Преос-вященству из донесений ему означенного Эльпединского 5-го августа за № 100 и 13 декабря 1836 года за № 149, где он в одном по долгу своему называет Вороно-ва, имеющим буйный характер, а что относительно до того, в каком я был тогда одеянии и будто бы был пьян, то первое пусть объяснит Воронов, помнит ли он когда схватил меня за воротник в какой был я и он одеждах и почему он считает тогдашнее моё одеяние неприличным, а на последнее, что трезвое моё поведение кроме того, что могут засвидетельствовать выставленные мною свидетели, может удостоверить Саратовское губернское начальство, где я без малого пять лет бес-порочно служил секретарём, и за что удостоен Высочайшей награды.
И 2-е, объясняя всё вышесказанное по сущей справедливости, я за нужное счи-таю просить Ваше Высокоблагородие, для сообщения при дальнейшем суждении сего дела, истребовать ныне же здешней градской полиции подлинное об обиде причинённой мне священником Вороновым дело и из Саратовской духовной консистории копии как (л.19об) с донесения благочинного Эльпидинского Его Преосвященству рапорт 5 августа за № 100 и от 13 декабря за № 149, так и с последовавших на оные от Его Преосвященства резолюций, каковые документы присоединив к производимому Вами следствию мне объявить, дабы я мог иметь полную возможность принести перед начальством в возведённом на меня извете, достаточно оправданий; а между тем, по определению выставленных мною сви-детелей и по удостоверению ими моей ссылки, пред г. начальником губернии для учинения зависящего со стороны его распоряжения о поступке Воронова, который за ложный донос и за буйство учинённое им в нетрезвом виде, сам по распо-ряжению Епархиального начальства, должен быть предан суду на основании существующих узаконений, подлинное подписал николаевский уездный стряпчий Кизо.

(Л.22) 20 апреля 1838 г. в Николаевском окружном суде записано: … по учинении исследования уездным судьёй Пестовым и чиновником господина военного губернатора Гороховым, открылось совсем тому противное;
крестьянин Степан Петров … при спросе стряпчего, кто он таков … Воронов сказал, что он священник, а стряпчий объявил о своём звании; то он Волков сказал много таких подлецов стряпчих, и после взял его Кизо за ворот…
… села Порубежки крестьянин Григорий Борисов пояснил, что по бытности его в означенной будке он видел священника Воронова сильно пьяного, который бранил нещадно скверноматерными словами Городничего и стряпчего Кизо … (л.22об) в будке его не держали, он часто выходил за вином и приносил оного в будку и на другой день проспавшись опять напился …
другие свидетели … видели священника Воронова сидящим в полицейской будке …был чрезмерно пьян и буен, ругал всех приходящих чиновников сквер-номатерными словами без всякой причины … по прибытии исполняющего долж-ность городничего Голяткина, пожелавшего его выпустить, то Воронов произно-сил и ему Голяткину скверноматерные слова …был ли в то время Воронов пьян или сошёл с ума судя по его действиям утвердительно сказать не может …
(л.23) Суд сей … полагает стряпчего Кизо … учинить свободным, а священника Воронова за ложный донос, которому он подвергал Кизо по законам строгой ответственности и лишить чести и всех преимуществ состояния, сверх того за буйство учинённое им в публике … за скверноматерное ругательство … и бес-чинное пьянство во время отправляемой литургии …
(л.24) лишить священнического сана, отдать в какой род службы годным ока-жется в солдаты, в случае к тому неспособности удалить в Сибирь.

(л.26) 9 января 1839 г в Саратовской палате уголовного суда слушалось, поступившее из Николаевского и Новоузенского окружного суда дело.
Приказали: … Воронин действительно был посажен в полицейскую будку и что когда вели его туда, то били таволожками, а по приводе привязали правую руку его к плетёной стене … жалоба священника не может быть названа ложным доно-сом.
Священник был тогда в нетрезвом виде и ругал многих особ (л.26об) к обвине-нию стряпчего Кизо в битье Священника Воронова и посажении его в будку не представлено существенных доказательств, и сам Кизо ни в чём не признался … к стряпчему Кизо учинить от дела свободу.
… протокол с делом представить на усмотрение и.д. Саратовского граждан-ского губернатора.

ГАСО. Ф.407. оп.1. д. 3336.

категория: Документы / ключслова: Саратовская губерния, Г. Воронов / печать / rss комментариев

рейтинг: -1 / оценить статью:

Коментарии:


Поиск по сайту:  
информация размещена: 11 января 2009 (3025 дней 1 час назад)

(Л.6) Список с рапорта священника Николаевского уезда сельца Петровского Григория Воронова Благочинному села Липовки священнику Василию Сердобову от 1 августа 1836 года.

Сего 1836 года истекшего июля 31 дня по недавнему вступлению в приход, не имея домашнего заведения для покупки вещей до дома относящихся, а более для покупки красного вина для богослужения, отправился я в г. Николаевск на ярмарку, по прибытию туда прихода моего с бурмистром управляющим име-нием г. Хвощинского Степаном Петровым пришли в лавочку, где продаются разные виноградные вина (л.6об) спросили у хозяина той лавочки, есть ли красное виноградное вино, на котором бы можно отправлять богослужение, он объяснил, что есть, между тем налил нам полрюмки, для узнания способно ли оно для богослужения, которое и нашёл неспособным, откуда вышед вдруг встречается с нами близь той лавочки неизвестный нам человек, по-видимому пьяный спраши-вает нас с грубостью, кто вы таковые и по какому делу всходили в лавочку, мы учтивым образом отвечали, что я священник, а бурмистр объяснил, что он г. Хвощинского крестьянин, а что причина нашего входа в лавочку спросить не имеется ли (л.6) для богослужения красного виноградного вина, далее начал сей человек спрашивать, почему вы не объявились по приезде в ярмарку ко мне, мы ему объяснили, что мы вас не знаем кто вы таковы и не слыхали таковых прика-заний, чтобы кто либо из приезжих объявлялся, по окончании сего разговора сей неизвестный человек взошёл в горячность начал старосту бить, я же взойдя в защиту онаго начал ему говорить, чтобы он не дрался, а он оставя его прилепился ко мне, что я тебя посажу под стражу, я ему отвечал: если смеете, сажайте, он ещё более рассердился и ударил меня священника по щеке и скричал свое-(л.6об)му кучеру, чтобы вёл меня; кучер подбежал и ударил меня в голову так сильно, что у меня из роту и из носу полилась кровь, потом повёл меня до того места где со-держся преступники, не доводя до оного вскричал десятникам, чтобы били меня, которые по приказанию его и начали наказывать меня таволожками так, что наложили на меня кровавые раны, потом ввели меня в то место, где содержатся низшего звания законопреступники и привязали мне руки к стене назад, так равно наказали и тех, которые защищали мою невинность, как то: мою жену так же моего пономаря и разных деревень моих (л.7) прихожан, а у некоторых отбили даже и деньги, раны же которые возложены на меня объявлены мною протоирею и благочинному того города Иоанну Гаврилову Эльпидинскому, так же и разных сёл священникам при наказывании меня на осмотре такового позора обращено было, так сказать половинное число ярмарки, по свидетельству же стороннего народа по недавнему в сей стране жительству и по терпению жесточайшего те-лесного наказания признать много не смог, как только села Каменка священника и дьякона по имени и отчеству мне не известных, ещё города Хвалынска мещанина Ивана Павлова, а своего (л.7об) прихода большое количество. Под стражею находился я два дни 1 и 2 числа августа месяца, в вечеру же 2 числа т.е. в Воскре-сение г. городничий города Николаевска, имя и отчество не знаю, приехал к тому месту, где я и прочие узники содержались, приказал чтоб я вышел из под стражи, я же требовал от него причины по какой я вине нахожусь под стражей и освобо-дил бы меня от оной при члене духовного сословия, однако прошение моё тем удовлетворено не было, а выслал всех, кто, кои со мною находились, караульщи-ков отогнал и двери растворил и говоря, что он де сам сюда зашёл, я нашёл себя вынужденным выйти, напоследок дознал, (л.8) что тот неизвестный человек посадивший меня и приказавший бить меня был стряпчий города Николаевска, которого тогда, когда делал нам запросы за стряпчего признать нельзя было потому, что он одет был не так как должно быть в таковом случае. О каковом моём невинном бесчестном позоре и без всякого исследования дела наказании, каковому я по беспорочной и честной моей жизни, начиная от самого младенче-ства не подлежал; Вашему благословению почтительнейше доношу и вместе с ним при подаче сего рапорта предъявляю и раны наложенные на меня г. стряпчим, которые могли б существовать и до обозрения Архипастырем, но как от жесточайшего и несносного для меня наказания сделался (л.8об) болен, почему не могу в скором времени явиться на обозрение Его преосвященства, Вас почитая как око Его, всё сие Вам предъявлю и прошу донести епархиальному начальству.
Верно. Столоначальник Протопопов.

(Л.14) Список с рапорта Николаевского уездного стряпчего, к Саратовскому губерн-скому прокурору от 16 февраля 1837 г за № 80-м

1 августа 1836 года во время ярмарки бывшей в городе Николаевске, священ-ник села Благовещенского Воронов при многих посторонних лицах в нетрезвом виде нанёс мне тяжкое оскорбление. О произведении следствия на Воронова Николаевский градской полицией, мною тогда же дано предложение, которое, чтобы ускорить розыском немедленно потребовала к себе депутата с духовной стороны благочинного Эльпидинского, назначив для того следующий день, пото-му что Воронов по крайней его нетрезвости, отвечать тогда был не в состоянии, но благочинный Эльпидинский полиции отозвался, что о буйстве Воронова, которое он лично видел сам 5-го того августа за №100-м, донесено им Его преосвященству Епископу Саратовскому и Царицинскому, до получения от которого разрешения к следствию он приступить не может; на каковой рапорт Его преосвященство резолюцию заключил: освидетельствовать Воронова в состоянии ума, между тем, по Градской полиции следствие прекращено, и дальнейший розыск ею остановлен.
(л.14об) Потом спустя 20-ть дней Воронов узнав о донесении Эльпидинско-го и о распоряжении Его Преосвященства, которым поступки его применены к безумству, подал на меня просьбу будто бы на ярмарке избил его я, и сделал то в угоду раскольникам населяющим г Николаев, чего хотя ничем и не подкреплено, но вынудил его преосвященство в противность первой своей резолюции о освиде-тельствовании Воронова, дать другое следующего содержания: «Отнестись к господину начальнику губернии и просить его произвести надо мной самое стро-гое следствие, а меня до окончания оного от должности удалить, о чём донести и г-ну Обер прокурору». Вследствие чего Саратовское губернское правление, по определении Г-на начальника Губернии, не имевши в виду всех тех обстоятельств, которые достаточны к обвинению Воронова, и к моему оправданию противу возведённой им на меня клеветы предписать окружному судье Пестову, произвести надо мной следствие и оное представить в Губернское правление.
Обижен будучи клеветой Воронова и её направлением, я получив от г. Пес-това вопросные пункты, хотел было не давая ответа, жаловаться на сделанные мне стеснения, но уважая саратовское губернское начальство, и желая поскорей обнаружить защиту и буйство Воронова, прикрытое не (л.15) священническим смирением, а злобным и вредным для ближнего изворотом, дав моё объяснение по сущей справедливости, для видимости препровождаю и Вашему Высокородию подлинную от него и с вопросов копию, и как непосредственного моего началь-ника, убедительно прошу, взойти в моё положение, и если угодно истребовать от Саратовской духовной консистории копии с донесения Благочинного Эльпидин-ского, от 5-го августа и 13-го декабря 1836 года за №100-м и 149-м и с последую-щими на оные и на донос Воронова от Его преосвященства резолюции, о содер-жании оных в защиту мою донести г. министру юстиции, и настоять дабы оные документы для лучшей видимости, присоединены были к производимому окруж-ным судьёю Пестовым следствия, и по обнаружении в описываемом мною спра-ведливости на поступки Воронова, на то может ли он теперь находиться при своей должности, обращаю особенное внимание и ходатайствую у его Преосвященства. Подлинный подписал уездный стряпчий Кизо.
С подлинным верно: Губернский уголовных дел стряпчий Логвинов.

Л.15об
Вопросы составленные Николаевским и Новоузенским окружным судьёю Пестовым, для ответствия по оным Николаевского уездному стряпчему Кизо.
Выданы 26 января 1837 г.

Саратовское губернское правление указом поручило мне произвести опрос и беспристрастное следствие, о причинённых Вами священнику Григорию Воронову обиды и телесных наказаний, а по сему на следующие вопросы, прошу Вас дать надлежащие объяснения:
Далее текст рапорта Воронова.
Прочитав, данные мне вопросы для ответа по доносу Священника Воронова, вследствие указа Саратовского Губернского правления и вместе с тем с 802 и 809 ст. 15 т. – угол. Законов, где казано, что всякий донос должен быть основан на ясных доказательствах, а иначе оставлять его без всякого по нему производства, я в праве бы был, силою законов оградить себя от ответственности на донос потому, что оный ничем не подкреплён заслуживающего вероятия, но как извещён я частным образом, что тот донос сделался известным Святейшему синоду и госпо-дину министру юстиции по рапорту г. епархиального (л.16) Епископа Саратов-ского и царицынского просившего по одному даже удалить меня впредь до окон-чания сего следствия от должности, которого Воронов восстановил против меня как полагаю я через родного своего дядю инока Моисея, находящегося при Его преосвященстве тем, что будто я сделал то в угодность раскольникам населяю-щим город Николаевск (в доказательство чего, я привожу слова самого священ-ника Воронова, который при удельном чиновнике Акшевском не устыдился сказать, что он через дядю своего означенного Моисея успеет со мною и с прочи-ми чиновниками сделать то, что ему угодно) и для того опасаясь, чтобы по сему предмету не пострадать невинным образом, вынужденным себя нахожу, не оп-равдываться, а описать происшествие (л.16об) случившееся не с Вороновым, а от него со мною 1-го августа 1836 года в ярмарке бывшей в городе Николаевске следующим образом.
1-е. августа 1-го а не 31 июля, о чём священник Воронов или забыл по бывшей тогда нетрезвости, или не объяснив для того, чтобы не заметил Его преосвящен-ство, что он в такой торжественный день должен быть за службой, а не пробовать красное вино, как он пишет в своём доносе, а по обязанности стряпчего для над-зора, не производится ли чего на ярмарке во вред казны и общей пользы и по убеждению исправляющего должность городничего Голяткина, отлучившегося к крёстному ходу с намерением и самому быть при сей церемонии, пошёл в озна-ченную ярмарку, по которой проходя (л.17) многие ряды лавок заметил, что с одной устроенной для распродажи вин и водок в противность откупных условий, какой-то пьяный и не известный человек в синем полукафтане раскупоривает бутылку полагаю, что с горским вином и хочет из неё пить, уговаривая к тому и приветствуя им какого то крестьянина называемого Степаном Петровым, желая прекратить недозволенное законом распивание проданного сего вина, я при слу-чившемся тут быть вольским купцом Петре Николаевиче Хлюпине, подойдя к той лавочке заметил, как продавцу, так и покупателю, что им делать того не следует, но означенный незнакомый человек в синем полукафтане, который я в последст-вии узнал, что он есть священник Воронов, сказал мне с азартом, как я смею запрещать ему пить вино. И с сими словом на вопрос (л.17об) мой кто он таков и как может обращаться так дерзко с чиновником схватил меня за руку кричал (как обыкновенно то делают пьяные) куйте его в железы и потащил в толпу народа, ругая всяческими скверноматерными словами. При всей обиде Вороновым не желая иметь с ним ни какого дела, как с нетрезвым человеком, я бывши окружен народом два раза посылал Саратовского мещанина Никиту Васильевича Шадрина к г. городничему Галяткину, дабы он пришёл и усмирил его в буйстве, которое дошло до сам высшей степени выслушивая, между тем его ругательства, но ещё до приходу городничего Воронов при многих лицах как то: означенном Хлюпине, подлекарском ученике Якове Бейдеке, оспопрививателе Фоме Акимове, вольских купцах: Мартемьяне и Дмитрии Волковойновых, крестьянской женке, живущей здешнего уезда в селе Камелик, которой имя не упомню, а знаю лично потому, что она в то же время рассказывала мне о поступке Воронова против меня вспомнила своего отца, который за подобный пример лишён своего сана и отдан в солдаты и при прочих лицах, коих если нужно будет, объясню в последствии, как равно и имя сказанной женщины, схватил меня (л.18) за воротник сюртука и сжал мне оным шею так сильно, что кто меня освободил из его рук и куда он потом от меня девался, по многолюдству я уже не видел, и что с ним после того произошло я не знаю, что же касается до жалобы Воронова, в которой он пишет будто бы я забыв долг моей присяги в пьяном виде и из уважения к раскольникам за то, что он пробовал красное вино для церкви, которой в приходе его нет ударил в лицо, от чего потекла у него из носу кровь, а потом приказал взять его под стражу, где в виду целой ярмарки наказывал его палками, - причём ограбил деньги и вкинул в арестантскую сторожку, где содержался он под арестом два дни, то это совер-шенно ложно, да и самый извет его без посторонних доказательств явно обнару-живает, что всё возведённое им на меня не справедливо, за что он должен понести то наказание, которое определяется в законе лживым доносителям, ибо можно ли дать веру, чтобы священник в городе, где находится городская полиция и где было до 2 т. человек народу и самое духовенство, обижен был таким злодейским образом без всякой причины и не от кого (л.18об) не получил защиты, а к тому и не объявил даже об оном в то время ни благочинному Эльпидинскому ни град-ской полиции, которая наверно тогда же учинила свидетельство его побоям, а равно и о прочем для поступления со мною по законам донесли бы по начальству; но не против когда на ярмарку прибыл исправляющий должность городничего г. Голяткин, встреченный народным криком, что николаевский стряпчий избит каким-то неизвестным пьяным мужиком, и получил от меня в ту самую минуту предложение о проведении следствия, то он Воронов вместо жалобы на меня поданной им после причинённой мне обиды через 20-ть дней, и отвечая на вопрос кто он такой, ругал его и меня различными не благопристойными словами, что могут под присягой подтвердить здешний уездный лекарь Жуков, удельный чиновник Акшевский, губернский секретарь Продонс, живущий в одном месте с Вороновым, коллежский секретарь Ястребов и канцелярист Казаков, находив-шийся здесь в городе, который сверх того, как равно и прибывший на сей раз города Николаевска благочинный Эльпединский, удостоверяют в каком Воронов был тогда положении, похож ли был на священника (л.19) и можно ли было его тогда счесть за обиженного, а к тому часть его буйств известна уже и его Преос-вященству из донесений ему означенного Эльпединского 5-го августа за № 100 и 13 декабря 1836 года за № 149, где он в одном по долгу своему называет Вороно-ва, имеющим буйный характер, а что относительно до того, в каком я был тогда одеянии и будто бы был пьян, то первое пусть объяснит Воронов, помнит ли он когда схватил меня за воротник в какой был я и он одеждах и почему он считает тогдашнее моё одеяние неприличным, а на последнее, что трезвое моё поведение кроме того, что могут засвидетельствовать выставленные мною свидетели, может удостоверить Саратовское губернское начальство, где я без малого пять лет бес-порочно служил секретарём, и за что удостоен Высочайшей награды.
И 2-е, объясняя всё вышесказанное по сущей справедливости, я за нужное счи-таю просить Ваше Высокоблагородие, для сообщения при дальнейшем суждении сего дела, истребовать ныне же здешней градской полиции подлинное об обиде причинённой мне священником Вороновым дело и из Саратовской духовной консистории копии как (л.19об) с донесения благочинного Эльпидинского Его Преосвященству рапорт 5 августа за № 100 и от 13 декабря за № 149, так и с последовавших на оные от Его Преосвященства резолюций, каковые документы присоединив к производимому Вами следствию мне объявить, дабы я мог иметь полную возможность принести перед начальством в возведённом на меня извете, достаточно оправданий; а между тем, по определению выставленных мною сви-детелей и по удостоверению ими моей ссылки, пред г. начальником губернии для учинения зависящего со стороны его распоряжения о поступке Воронова, который за ложный донос и за буйство учинённое им в нетрезвом виде, сам по распо-ряжению Епархиального начальства, должен быть предан суду на основании существующих узаконений, подлинное подписал николаевский уездный стряпчий Кизо.

(Л.22) 20 апреля 1838 г. в Николаевском окружном суде записано: … по учинении исследования уездным судьёй Пестовым и чиновником господина военного губернатора Гороховым, открылось совсем тому противное;
крестьянин Степан Петров … при спросе стряпчего, кто он таков … Воронов сказал, что он священник, а стряпчий объявил о своём звании; то он Волков сказал много таких подлецов стряпчих, и после взял его Кизо за ворот…
… села Порубежки крестьянин Григорий Борисов пояснил, что по бытности его в означенной будке он видел священника Воронова сильно пьяного, который бранил нещадно скверноматерными словами Городничего и стряпчего Кизо … (л.22об) в будке его не держали, он часто выходил за вином и приносил оного в будку и на другой день проспавшись опять напился …
другие свидетели … видели священника Воронова сидящим в полицейской будке …был чрезмерно пьян и буен, ругал всех приходящих чиновников сквер-номатерными словами без всякой причины … по прибытии исполняющего долж-ность городничего Голяткина, пожелавшего его выпустить, то Воронов произно-сил и ему Голяткину скверноматерные слова …был ли в то время Воронов пьян или сошёл с ума судя по его действиям утвердительно сказать не может …
(л.23) Суд сей … полагает стряпчего Кизо … учинить свободным, а священника Воронова за ложный донос, которому он подвергал Кизо по законам строгой ответственности и лишить чести и всех преимуществ состояния, сверх того за буйство учинённое им в публике … за скверноматерное ругательство … и бес-чинное пьянство во время отправляемой литургии …
(л.24) лишить священнического сана, отдать в какой род службы годным ока-жется в солдаты, в случае к тому неспособности удалить в Сибирь.

(л.26) 9 января 1839 г в Саратовской палате уголовного суда слушалось, поступившее из Николаевского и Новоузенского окружного суда дело.
Приказали: … Воронин действительно был посажен в полицейскую будку и что когда вели его туда, то били таволожками, а по приводе привязали правую руку его к плетёной стене … жалоба священника не может быть названа ложным доно-сом.
Священник был тогда в нетрезвом виде и ругал многих особ (л.26об) к обвине-нию стряпчего Кизо в битье Священника Воронова и посажении его в будку не представлено существенных доказательств, и сам Кизо ни в чём не признался … к стряпчему Кизо учинить от дела свободу.
… протокол с делом представить на усмотрение и.д. Саратовского граждан-ского губернатора.

ГАСО. Ф.407. оп.1. д. 3336.

категория: Документы / ключслова: Саратовская губерния, Г. Воронов / печать / rss комментариев

рейтинг: -1 / оценить статью:

Коментарии:

 
Использование материалов сайта,
только с разрешения правообладателя © Old-Saratov.ru
Яндекс.Метрика
Rambler's Top100