Статьи Фотогалерея Библиотека Генеалогия Интересное Карта сайта
Поделиться с друзьями:

Книга автора сайта "Пролетарская революция, какой мы её не знаем"

Рассказы о домах и людях старого Саратова.
Города


Люди

Издательский дом "Волга"



Поиск по сайту:  
В этом разделе помещены статьи написанные и опубликованные автором. Тексты со ссылками на архивные источники, заинтересованным исследователям могу предоставить по отдельному запросу kumakov@mail.ru.

Октябрьская революция в неизданных документах. Хроника событий в Саратовской губернии с 1 сентября по 31 декабря 1918 года.

От покушения на Ленина до отъезда руководителей октябрьского переворота в Москву. Красный террор и начало чистки в советских учреждениях. Разделение населения на категории с соответствующими социальными последствиями. Наведение порядка в учете и распределении изъятой собственности.

 

Октябрьская революция в неизданных документах. Хроника событий в Саратовской губернии с 16 мая по 1 сентября 1918 года.

От начала формирования фронтов гражданской войны до покушения на Ленина. Изгнание из советов представителей оппозиции. Массовые конфискации, реквизиции и контрибуции у обеспеченных слоев населения. Начало массовых арестов отдельных категорий населения. Усиление давления на крестьян.

 

Октябрьская революция в неизданных документах. Хроника событий в Саратовской губернии с 10 января 1918 года по 16 мая 1918 года.

От разгона Учредительного собрания до первых организованных выступлений против советской власти (январь – апрель). Большевики формируют армию и ЧК. Первые шаги в регламентировании конфискаций и реквизиций. Проведение перевыборов в советы и вытеснение из них оппозиционных партий. Происходит стихийное возникновение очагов вооруженного сопротивления новой власти.

 

Октябрьская революция в неизданных документах. Хроника событий в Саратовской губернии 28 октября 1917 г. - 15 января 1918 г.

От переворота до разгона Учредительного собрания. Период, когда население имело надежды на демократическое изменение политической ситуации в стране. Сопротивление новой власти шло в виде забастовок и мирных манифестаций. Начало стихийного изъятия и перераспределения собственности.

 

Книга "Пролетарская революция, какой мы её не знаем" поступила в продажу.

Двухтомник "Пролетарская революция, какой мы её не знаем" можно приобрести в издательстве "Волга" Тел.: 23-36-08

 

Страницы истории села Грязнухи и Свято-Троицкого (Дивногорского) монастыря Камышинского уезда Саратовской губернии.

Для обеспечения обители Пелагея Хрисанфовна по¬жертвовала 124 десятины усадебной земли (из около 4000, ей принадлежавших). Помимо материальных вложений Бурковым при-шлось принять на себя различные стеснения на благо создаваемой обители. Первоначально, за отсутствием, какого бы ни было жилья на отведенном месте, сестры поместились в доме по-мещицы в с. Грязнухе. Затем, был построен каменный дом (на пожертвования Пелагеи Хри-санфовны и её присных, а также на собранные сестра¬ми средства) на отведённом месте из тех самых кирпичей, история которых упомянута выше, и сестры перебрались в него. На втором этаже этого корпуса, устроена была домовая церковь. Питались сёстры в первые годы на средства Пелагеи Хрисанфовны .

 

Рецензия на рукопись книги А.В. Кумакова и А.А. Симонова «Пролетарская революция, какой мы ее не знаем», в 2-х книгах. Доктор исторических наук, профессор А.В. Посадский

В долголетнем изучении революции и Гражданской войны неоднократно менялись официальные идеологические акценты и оценки. Это было вызвано политическими переменами в стране и не требует пространных комментариев. Гораздо существеннее то, что смещался и фокус массового читательского интереса. Много лет существовала лишь «красная» версия событий и оценок, слышались лишь голоса одной стороны. Все остальные действующие лица жили в образе более или менее ходульных персонажей, без лиц и судеб. С конца 1980-х страна пережила увлечение запретной прежде «белой» легендой. Сейчас для массового заинтересованного читателя на первый план, пожалуй, выходит вопрос о том, как глобальные исторические катаклизмы выглядят на обывательском уровне, какова повседневность революции. Как сравнительно небольшие политически активные группы могут круто изменить жизнь миллионов человек. Как и на каких основаниях происходит грандиозный передел собственности. Рецензируемая книга - как раз об этом.
Созданная А.В. Кумаковым и А.А. Симоновым работа может претендовать на жанровую оригинальность. С одной стороны, это своего рода антология. Книгу составляет большой массив выдержек – из документов, воспоминаний, прессы революционных лет. С другой стороны, это вполне корректное исследование, ибо все использованные источники названы, действующие лица охарактеризованы в сотнях комментариев. Подобных этому труду работ найдется не много, прежде всего, следует назвать «Жизнь в катастрофе» И. Нарского, написанную на уральском материале. Однако по степени подробности изложения, по проработанности материала в рамках одной губернии рецензируемая рукопись представляет собой действительно пионерский труд.
Книга охватывает период с октября 1917 г. до конца 1918-го. Тематической границей между томами служит известное майское, 1918 г., восстание в городе.
Авторы предлагают читателю увидеть жизнь губернии на протяжении первого большевистского года глазами разных современников: официальных лиц и обывателей, журналистов и партийцев. Именно это позволяет почувствовать воздух времени. Предлагаемая рукопись отвечает на тот самый вопрос, без которого исчезает смысл исторического исследования: «Как было на самом деле?»
А.В. Кумаков и А.А. Симонов проделали очень кропотливую работу; ее можно оценить по перечню использованных материалов. Привлечены материалы центральных архивов, проработаны несколько объемных фондов государственного архива Саратовской области, прежде всего, фонд губисполкома и отдела управления, привлечен материал из архивов и музеев области. Очень качественно авторы поработали с прессой, прежде всего саратовской. Дневники нескольких наблюдательных интеллигентных саратовцев помогли внести трезвый, цепкий и критический взгляд на происходившие революционные события.
Работа снабжена именным и географическим указателями, раскрыты встречающиеся в текстах сокращения (что весьма актуально для революционных лет), предложена таблица соответствия старых и новых названий саратовских улиц.
Издание книги, составленной А.В. Кумаковым и А.А. Симоновым, позволит оживить массовый читательский интерес как к саратовской истории в целом, так и к истории революции в нашей губернии. Для большинства саратовцев тема революции закрывается стереотипными школьными представлениями. Труд, о котором идет речь – хороший повод их пересмотреть и почувствовать тяжелую драму социального переустройства.

 

Хвалынск в 1918 г. Попытки установить "настоящую" советскую власть. И что из этого выходило..

«В апреле и начале мая Советы начали производить реквизиции и налагать контрибуции, чтобы поддержать товарищей бедняков. Реквизиции шли планом во всех волостях. С горечью должен отметить, что среди красной гвардии к нам присланной оказались нехорошие люди и вместо того, чтобы водворить порядок в уезде, они сделали обратное во всех сёлах, где они побывали. Грабилось ими имущество и тайно и явно, брали взятки и прикарманивали имущество, как то: брюки, часы, сапоги. /…/ были среди неё и честные люди, но они позорились тёмными элементами. И комиссары, которые стояли во главе отрядов красной гвардии, допускали большие несправедливости. Они, не зная как наложить контрибуцию, держали тех, кого допрашивали по целым ночам и говорили, что посредством плёток мы возьмём до 10 тыс. Товарищи бедняки не могли указать у кого можно взять контрибуцию и за это были биты плетьми. В уезде среди бедноты доверие подорвано, и они так же с недоверием относятся к красной армии, и, когда она проезжает по уезду, население бежит в леса, в овраги».

 

Как в советской России не стало богатых (Изъятие личной собственности в первый год социалистической революции, его регламентирование, формирование аминистративных сруктур для конфискаций и реквизиций).

Например, хвалынский совет постановил 8 апреля 1918 г., что для взыскания контрибуции капиталистов нужно приводить лично к комиссару, предъявлять ультиматум и в крайнем случае употреблять в дело плеть. Балашовский Совет Народных Комиссаров отказывающихся выплачивать контрибуцию, постановил заключать в тюрьму. В областных газетах появились объявления о розыске граждан не уплативших в кассу чрезвычайный налог.

 

Организация фронтовиков в Саратове весной 1918 года и её противостояние с Советом.

В конце 1917 года во внутренние губернии России с распадающихся фронтов Первой Мировой войны хлынул поток военнослужащих, которые временно вливались в местные гарнизоны. Не исключением была и Саратовская губерния, разместившая на своей территории более ста тысяч солдат и офицеров. Гарнизоны уездных городов исчислялись тысячами человек, а в губернском городе их было более шестидесяти тысяч.

 

Фонд Шахматовых в Государственном Архиве Саратовской Области – уникальное собрание документов провинциальной дворянской семьи.

Семейный архив Шахматовых накануне 1917 года содержал тысячи документов служебного и частного характера начинавшихся с конца XVII в. В Государственном Архиве Саратовской Области (ГАСО) в настоящее время находятся его незначительные остатки, выделенные в отдельный фонд (№ 660). Он был собран в советское время из нескольких разрозненных частей первоначального собрания документов .
По месту хранения архив изначально делился на два собрания — «Губаревский» и «Хмелевский», находившиеся соответственно в двух усадьбах Шахматовых деревне Губаревке и селе Хмелевке Саратовского уезда.

 

Саратов в первый год советской власти. Фрагмент.

На балу, который давало 3 января Саратовское педагогическое училище, пять или шесть
напившихся армейских офицеров расположились как у себя дома в дамском туалете,
выгнав оттуда законных посетительниц. Когда была сделана попытка выдворить пьянчуг, они вытащили свои револьверы. С близкого вокзала на помощь была вызвана вооружён-ная подмога. Красноармейцы, десять или пятнадцать человек, ворвались в здание. Все рванули в гардероб, воздух наполнился звуком щёлкающих затворов, а тем временем обо-рванные защитники правопорядка философствовали: «Вот где можно разжиться одёж-кой». Между тем пьяницы выскочили через чёрный ход на параллельно идущую улицу, за ними рванули преследователи.

 

Немецкая мина у Порт-Саида и судьба саратовского мальчишки.

22 декабря 1916 года в 10 милях к северу от Порт-Саида на немецкой мине подорвался российский броненосец «Пересвет». Часть палубы и крыша носовой башни были снесены, подбашенные отсеки разрушены и мгновенно затоплены водой, личный состав, находившийся в них, погиб... Корабль, быстро оседая носом, неудержимо кренился. Спасение экипажа происходило в полном порядке, был даже использован спущенный на воду и еще остававшийся под парами катер. Корабль перевернулся и затонул спустя 17 минут после взрыва, и до полной темноты, в продолжение четырех часов, союзные конвоиры и паровой катер «Пересвета» подбирали людей. Из 815 членов команды погибли 96 человек. Удалось спасти 18 офицеров, девять кондукторов, пять гардемаринов и 705 матросов. Шестеро матросов уже в английском госпитале умерло от ран. В числе погибших старший артиллерийский офицер лейтенант И. И. Рентшке. Тела 27 российских моряков, которые удалось обнаружить, были похоронены на греческом кладбище в Порт-Саиде.

 

С. Г. Долгово-Сабуров – дворянин XVIII столетия

Степан с братом Иваном в 1765 г. были записаны на службу в Суздальский пехотный полк, командиром которого был полковник А. В. Суворов. Полк квартировал в основанном Петром I городе - Новой Ладоге. Как раз в это время выдающийся военачальник писал своё знаменитое «Полковое учреждение». Тринадцатилетнему Степану несомненно повезло с воспитателем, подле которого он находился почти одиннадцать лет.

 

Картины из жизни одного поместья в Саратовской губернии.

После этого убийства имение было приобретено рязанскими помещиками Протасьевыми в приданое своей дочери Надежде Михайловне. Она со своим мужем Николаем Ивановичем Бером с 1838 до середины 1850-х гг. жила в Саратове. Здесь родились их дети, среди крёстных родителей которых был и отец будущего российского премьера Юлий Витте, служивший тогда в Саратовской губернии. У семьи в Быковке было 116 душ крепостных . В 1840-х годах, когда в Саратове был губернатором А.М. Фадеев, он со своей внучкой будущей писательницей-теософом Е.П. Блаватской часто приезжал в Быковку в гости к семье Беров. В Быковке юную Елену Ган (в последствии Блаватскую) часто встречал мальчик Витя Шомпулев, который был всего на год старше её . Уезжая из Саратова в начале 1850-х годов после пожара в своём имении, уничтожившем их усадьбу, Беры продали крестьян деревни Быковки вернувшемуся с Кавказа после ранения георгиевскому кавалеру подпоручику В.А. Шомпулеву. Лицо Н.И. Бера хорошо знакомо любителям русской живописи благодаря портрету работы В.А. Тропинина, с которым тесть Николая Ивановича был в дружеских отношениях. Этот портрет, как и портрет с супругой были написаны в 1843 году, когда семья Беров жила в Саратове.

 

1 2 »

 
Использование материалов сайта,
только с разрешения правообладателя © Old-Saratov.ru
Яндекс.Метрика
Rambler's Top100