Главная / Библиотека / Жилищный вопрос в 1918 году. Из "Записок русскогшо интеллигента" В.Д. Зёрнова.

Жилищный вопрос в 1918 году. Из «Записок русскогшо интеллигента» В.Д. Зёрнова.

К нам па квартиру па Константиновской улице явилась какая-то во­оружённая компания людей в солдатских шинелях, и новые господа заявили нам, что они реквизируют всю нашу движимость и занимают квартиру. Нам они оставляли по одной тарелке, по одной чашке, по одной ложке на человека. Мы должны были выселяться куда угодно.

Выселение опротестовать было невозможно, но реквизицию имущества мне удалось аннулировать. Конечно, пришлось использовать, как теперь говорят, «блат». Я вспомнил, что С. И. Спасокукоцкий только что оперировал одного из власть имущих, которого кто-то ранил в головy. Операции прошла удачно, хотя (мнение оказалось тяжёлым. Пациент после операции уже поправился. Я нагонял просьбу о приостановке реквизации, и Серий Иванович сам лично передал мою просьбу своему пациенту, а тот написал на прошении: «Реквизицию приостановить впредь до особого распоряжения».

На основании этой подписи я вывез всё имущество, вплоть до электрической ар­матуры, в Физический институт. Временно мы переехали в лабораторные помеще­ния, и я начал искать новую квартиру. Что же касается «новых хозяев» квартиры на Константиновской, то они, когда опять явились туда и обнаружили совершенно пус­то»: помещение, поселяться в ней отказались, так как у ниx своего ничего не было, и они рассчитывали спать на наших кроватях и есть из нашей посуды.

Мне никогда не забыть такую картину: явившись к нам, они тут же принялись описывать наше имущество и, когда в ящике буфета обнаружили серебряные коль­ца для салфеток, то попытались надеть их па руку в виде браслета и всё удивлялись Тому, что они так узки. И так как никакого употребления этим кольцам придумать не удалось, оставили их в покое. Другие двое перебирали посуду в серванте и наш­ли гам две бутылки с остатками ликёра. Тут же, сидя на полу, они прямо из горлышка допили эта остатки. Наша квартира впоследствии была занята какой-то дру­гой компанией.

/…/ Ещё осенью 1919 года Тихонов, хозяин дома, где мы жили, был расстрелян, семья выселена, квартира опустошена, и в неё (она помещалась как раз над нами) поселили какую-то воинскую часть. Была уже зима. Уборная в квартире сейчас же была приведена в полную негодность. Для «части» построили уборную во дворе.

Проходя однажды по коридору, я заметил, что на потолке появились мокрые пятна, а потом с потолка начало даже капать. Пройдя наверх, я обнаружил, что новые квартиранты, чтобы не ходить в холодную уборную, справляют свои дела прямо на пол в коридоре, а чтобы не намочить ног, по всему коридору положили кирпичи, по которым ходят. Я тут же отправился в санитарную часть и добился осмотра санитарными врачами этого безобразия. В конце концов новых квартирантов выселили, а помещение передали университету.

Приведя в должный порядок весь дом, мы заселили его, заняв и часть нашей квартиры, университетскими профессорами и преподавателями.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *