Главная / Библиотека / Мученическая смерть комиссара Алексеева, похороненного под памятником жертвам революции на Театральной площади. Из дневников П.М. Архангельского

Мученическая смерть комиссара Алексеева, похороненного под памятником жертвам революции на Театральной площади. Из дневников П.М. Архангельского

26(13) марта. Сегодня, в типографии Рабиновича, владельцем типографии убит комиссар по делам печати Алексеев. Алексеев, бывший наборщик Рабиновича, явился к Рабиновичу с требованием уплатить 1000 руб. штрафа за напечатание повестки о собрании фронтовиков. Рабинович, как рассказывают, пришёл в сильное возбуждение и во время объяснений с Алексеевым выхватил револьвер, который Алексеев положил во время объяснений на стол, и выстрелом уложил Алексеева на смерть, а затем бежал, и успел скрыться. Немедленно был арестован сын Рабиновича, студент 2-го курса Сарат. университета. Красногвардейцы вывели его на улицу и, как рассказывают, хотели с ним расправиться самосудом, но толпа отстояла его, и Рабинович-сын был уведён в Исп. Комитет. Солдаты бросились искать Рабиновича-отца по соседним домам, врывались в квартиры — между прочим, в квартиру Б. А. Арапова, но Рабиновича не нашли. Были вызваны собаки-ищейки. О дальнейшем пока не известно.

М. проч., рассказывают в публике, будто, вместе с Рабиновичем-сыном арестована и его мать и другие члены семьи и будто им объявлено, что если к ночи не явится Рабинович-отец, — то их расстреляют.

28(15) марта. Рассказывают, что сегодня утром, на углу Константиновской и Ильинской, расстрелян какой-то полковник, которого вели из Исп. Ком. в тюрьму.

Об убийстве комиссара по д[елам] печ[ати] Алексеева «Известия» сегодня сообщают так:

Убийство комиссара печати т. Алексеева. 26 марта, в 31/2 ч. дня, в типографии Рабиновича убит т. Алексеев – член малой коллегии и Исполнительного Комитета и комиссар печати – при следующих обстоятельствах.

Тов. Алексеев с двумя товарищами пришёл в типографию Рабиновича для опечатания этой типографии, ввиду неоднократного нарушения владельцем постановлений Испол. Комитета.

Грязный и жадный владелец, готовый за деньги продать собственного сына, печатал гнуснейшую, контрреволюционную литературу.

В тот момент, когда тов. Алексеев приступил к опечатыванию, Рабинович вышел из комнаты, потом вернулся и одним выстрелом уложил насмерть товарища. При этом был и сын убийцы, который тотчас же бросился на спутника тов. Алексеева, вырвал у него оружие и дал возможность убийце скрыться. Во время борьбы ранен и спутник тов. Алексеева.

Сын и вся семья убийцы арестованы. Типография и всё имущество конфискованы.

Кроме того, в тех же «Известиях» напечатано:

Редакция газеты «Известия» с глубокой болью и сожалением извещают о смерти т. Алексеева, павшего жертвой во время исполнения гражданского долга от подлой руки убийцы-предателя. Редакция

В передовой статье, посвящённой убийству Алексеева, спрашивается:

Что это?

Случайность или система, которую считают своевременным и полезным для себя проводить организации поверженных рабоче-крестьянской революции классов и групп?

Если это система, то мы считаем нравственной обязанностью предупаредить: — вы играете с огнём.

В широких народных массах на почве ужасающей хозяйственной разрухи, на почве всяческой борьбы, которую вы ведёте против них, против их власти, против их великого строительства, нарастают грозные элементы массового красного террора.

До сих пор нам удавалось сдерживать напор этой стихии. И не только потому, что противники бесцельного пролития крови, но и потому, что мы знаем последствия террора, которые выразятся в ещё большей дезорганизации народного хозяйства, и тем самым, задержать строительство новых общественных форм. Зная это, мы и стремились стихию оформить в сознательную, планомерную, организованную борьбу.

Результат на лицо: в то время как во многих городах и местах России происходили разгромы и кровавые бани, у нас в городе и губернии, за исключением нескольких эксцессов, ничего подобного не было.

Постановление.

За попытку обезоружить караул, при опечатании типографии Рабинович и за соучастие в убийстве комиссара печати товарища П. Алексеева, отдел по борьбе с контрреволюцией постановил: Ефрема Борисовича Рабинович расстрелять.

Отдел по борьбе с контрреволюцией

В отчёте о заседании Исп. Комитета, м. пр., сказано:

Исполнительн. комитет, обсудив вопрос об убийстве тов. Алексеева, постановил:

Предоставить отделу по борьбе с контрреволюцией право действовать всеми мерами вплоть до расстрела.

Назначить похороны тов. Алексеева в воскресенье 31 марта.

В комиссию по устройству похорон избраны: тт. Шварц, Миверкевич, Зенатовский. Означенной комиссии предписывается изыскать место братской могилы и разработать план перемещения похороненных жертв с 12 марта.

В сегодняшнем же номере «Известий» напечатана статья «В ответ…» за подписью П. Солнышко; в статье есть след. место:

В ружьё, товарищи!

Буржуазия и контрреволюция применяет к нам террор. Пополняйте ряды революционных борцов и смело идите вперёд на защиту наших завоеваний.

Да, здравствует новая эпоха революции!

Да, здравствует террор!

На Театральной площ. роют братскую могилу; в ней будут похоронены: Алексеев, Цыркин и Ларионов.

Обыватель трепещет: ждёт в воскресенье погрома.

Сегодня В. Н. Стечкин видел в анатомическом кабинете университета три трупа: Рабиновича-сына, казачьего полковника (оказывается — приезжий из Астрахани; фамилия — Гордеев) и неизвестного молодого солдата.

У Рабиновича две раны: одна огнестрельная в грудь, другая – штыковая в шею; у Гордеева – нога раздроблена, рана в грудь и огромная, точно от разрывной пули, рана в бок.

В городе, в связи с убийством Алексеева, масса слухов. Рассказывают, что с Рабиновичем покончили самосудом красногвардейцы и что «отделу по борьбе с контр-революцией» пришлось констатировать уже свершившийся факт. Говорят, что Ефрем Рабинович не присутствовал при убийстве Алексеева; узнав, что дома произошло какое-то несчастье, он, без пальто и шапки, прибежал и был задержан солдатами во дворе. Рассказывают также, будто, во время поисков Рабиновича-отца (который до сих пор не разыскан), задержали какого-то другого Рабиновича, однофамильца, и покончили с ним самосудом. Что тут верно, что плод напуганной фантазии, — разобраться трудно.

В тюрьме содержатся: жена Рабиновича и двое детей: гимназистка лет 15-ти и реалист лет 13-ти; младший, 9 л., не был арестован: его в момент убийства, не было дома. Мать Ефрема Рабиновича ещё сегодня не знала о смерти сына.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *