Главная / Библиотека / XIX век / Как Н.И. Бахметьев прокутил имение и, обнищав, остался без друзей. Из "Записок сельского священника"

Как Н.И. Бахметьев прокутил имение и, обнищав, остался без друзей. Из «Записок сельского священника»

В 1848 году Николай Иванович был избран губернским предводителем дворянства. Тут уже пошло не то, что прежде: гости, балы, попойки, – беспрерывно. Читаешь, бывало, печатную афишу: в имении губернского предводителя дворянства Николая Ивановича, в с. Большая Бахметьевка, такого-то числа, в … часов будет завтрак; в … часов – катанье верхом там-то; в … часов – обед в доме; во время обеда оркестр будет играть то-то; вечером, там-то, фейерверк; ночью в … часов, в двух верстах от гостей и публики, в лесу будут певчие и оркестр исполнять то-то и пр., и пр. Потом видишь: мчатся 15–20 троек, 5–6 карет – это значит, что к Николаю Ивановичу едут гости. Там видишь: всё мчится назад – это значит, что от Николая Ивановича гости уезжают.

Под конец второго трехлетия Николаю Ивановичу пришлось имение своё заложить, перезаложить, часть совсем отложить, а остальное до крайности разложить, т.е. заложить в банк и частные руки, часть имения совсем продать, вырубить леса и крестьян разорить до невозможности. Поэтому он давать обеды и балы стал уже реже и не с прежней торжественностью. Дворянам, между тем, нужен был такой предводитель, который был бы предводителем их кутежей.

Перед выборами съезжались в город все помещики и занимали все гостиницы. Некоторые, желавшие быть выбранными в предводители, делали запродажные записи мелкопоместным, чтобы те имели ценз и были их сторонниками… Начинался кутёж. И дворяне выбирали предводителя или, вернее, выразителя дворянства. В предводители выбирали всегда богатых и нескупых. Это значит, что при выборах имелись в виду кутежи на счёт предводителя. Если предводителю нужен ум, то умные нашлись бы и из бедных, однако ж, бедных не выбирали. Была же на это какая-нибудь причина!

К концу второго трехлетия Николай Иванович делать вечера и обеды почти перестал совсем, и дворяне от него отшатнулись. Но в день новой баллотировки, утром, к нему съехались все дворяне и стали упрашивать его баллотироваться опять. Николай Иванович же решительно положил не баллотироваться. Дворяне пристали и пристали, и говорят, и доказывают, что они, все до единого, единогласно желают иметь его предводителем, что кроме него не желают иметь никого. Николай Иванович хоть и до последнего расстроил своё состояние, но самолюбие осталось такое же, как и было. Притом он хорошо видел, что просят его не кто-нибудь, кого бы он не знал, а его искренние друзья, которые сотни раз ели и пили, и перепивались у него, из-за которых, преимущественно, он расстроил своё состояние и ныне-завтра мог остаться без куска почти хлеба, так как имение его было назначено к продаже с аукциона – устоять не мог, баллотироваться согласился. После архиерейского молебна в соборе поехали в дом дворянского собрания. Николай Иванович баллотировался первым. Положили шары, вынули ящики и в ящике избирательном оказался один-единственный шар, все остальные – в неизбирательном. Николай Иванович помертвел. Подходит к нему один из преданных ему друзей и говорит: «Что это значит, я не понимаю? Все вас просили, все вас убеждали и только один шар мой белый! Это ужасно!»… Подходит другой из истинных друзей и говорит с отчаянием: «Это подлость! У меня голова кружится! Из всех один мой белый»… Подходит третий из самых верных друзей, поднял руки и говорит: «Это не дворяне, а п…..! Не они ли убеждали вас? И что же? Один мой белый!». Николай Иванович затрясся: «Вы показали себя, – сказал он выразительно, – сперва п…… все вместе, а теперь показываетесь все поодиночке. П…… вы все!». Встал и ушёл. И более в дворянском собрании не бывал.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *