Главная / Библиотека / ХХ век / Скромно одетые молодые люди и девицы, по-видимому, интеллигентные. Маёвка 1902 года. Из воспоминаний И.Я. Славина

Скромно одетые молодые люди и девицы, по-видимому, интеллигентные. Маёвка 1902 года. Из воспоминаний И.Я. Славина

Другое революционное выступление у нас в Саратове приключилось летом 1902 года. Случилось это в один из воскресных дней конца мая или начала июня[1]. За несколько дней до этого ходили слухи о том, что готовится какая-то антиправительственная манифестация или демонстрация на улицах города. И действительно, в одно из воскресений мы узнали, что утром какая-то толпа произвела на Верхнем базаре беспорядки и разгромила одну из лавочек. Когда я узнал об этом, то немедленно же отправился на этот базар, но там все уже было ликвидировано, и мне сказали, что манифестирующая толпа направилась в центр города. Действительно, с Никольской улицы показалась оцепленная конно-полицейскими стражниками небольшая толпа, в которой бросались в глаза какие-то скромно одетые молодые люди и девицы в простеньких костюмах, но, по-видимому, интеллигентные. Впереди этой толпы шел сотрудник «Саратовского дневника» Анатолий Герасимов. Эту толпу, в которой можно было насчитать не более 30–40 человек, загнали на один из дворов, расположенных по правую (солнечную) сторону через 3–4 дома от Никольской улицы. На этот двор отправились подлежащие власти (полиция, жандармы и пр.), занявшиеся там регистрацией задержанных и составлением протокола и акта.

Все зарегистрированные были на некоторое время задержаны в одном из полицейских участков, но скоро большинство из них было освобождено. В результате этого выступления явилось политическое дело, которое слушалось в судебной палате в 1903 году, кажется, даже при закрытых дверях. По этому делу некоторые понесли серьезные наказания.

Совершенно непостижимо: зачем, с какой целью была произведена эта манифестация? Неужели демонстранты рассчитывали, что толпа пойдет за ними? Толпа осталась безучастной зрительницей и ничем и никак не проявила своего сочувствия этому странному выступлению. Надо заметить, что оно не сопровождалось ни красными флагами, ни революционными песнями, ни возмутительными прокламациями, ни бунтовскими речами. Энгельгардт[2], ввиду отсутствия этих революционных признаков, говорил: «Если бы это зависело от меня одного, я бы не задерживал этой толпы, а предоставил бы ей идти по улицам куда ей угодно; она бы шла, шла, дошла бы до Волги, повернула бы назад и мирно разошлась бы по домам». Но с этим мнением губернатора, очевидно, не соглашались остальные власти, признав – надо полагать – его генеральской шуткой.

Славин

[1] 5 мая. Память изменила автору, писавшему воспоминания двадцать лет спустя

[2] Энгельгадт Александр Платонович (1845—1903 г. г.) действительный статский советник, саратовский губернатор1901-1903 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *