Главная / Библиотека / ХХ век / Моего барина вы не будете громить? Из воспоминаний И.Я. Славина.

Моего барина вы не будете громить? Из воспоминаний И.Я. Славина.

В течение 19, 20 и 21 октября во многих домах в окнах, выходящих на улицу, выставлялись кресты и иконы; в некоторых местах хозяева домов и квартир стояли с иконами в руках у подъездов или ворот своих жилищ и домовладений. Толпа разгромила аптеку Н.И. Шмидта на углу Московской и Соборной улиц только потому, что большинство служащих в ней были евреями, хотя сам Шмидт был чистокровный и вполне обрусевший немец. При разгроме аптеки произошло печальное недоразумение. Проходил в это время по тротуару Хрисанф Фёдорович Никитин – товарищ директора городского банка, кроткий, смиренный, исконно русский человек из старообрядческой семьи в своём прошлом. Почтенный, близкий уже к старческому возрасту, Никитин ровно ничем не напоминал еврея. Напротив, низкорослый, с полной, расплывшейся фигурой, широколицый, по всей своей внешности, с добродушно-наивным взглядом почти всегда улыбающихся глаз, с простыми, слегка угловатыми манерами, Никитин носил типичные черты старо-купеческой семьи. Но толпе погромщиков он показался «жидом» и был жестоко избит; причём потерял один глаз. Подобный же случай имел место с другим Никитиным – инженером Антоном Михайловичем, однофамильцем первого. Этот Никитин – брюнет, выше среднего роста, с чёрной бородой, в очках, по своей наружности и внешности ещё мог, пожалуй, несколько напоминать еврея; это, очевидно, и ввело в заблуждение толпу погромщиков, которая его сильно помяла, но без тяжких увечий, как это случилось с Хрисанфом Никитиным, потерявшим глаз. После погрома аптеки Шмидт уволил всех служащих-евреев и заменил их русскими и немцами. Когда это сделалось известным, то некоторая часть интеллигенции «кадетской» окраски объявила бойкот его аптеке, а члены правых партий усиленно повалили в неё, и Шмидт не остался в убытке.

На Большой Кострижной улице в доме одного старообрядца квартировал врач-еврей Златоверов. Восьмиконечный медный крест, вделанный в стену лицевого фасада этого дома, и самая фамилия врача, в которой звучало что-то церковнославянское, гарантировали Златоверова от погрома. Но на беду его прислуга, почтенная старушка, прожившая у него десятки лет, вышла на подъезд и смотрела, как толпа разносила vis-a-vis со Златоверовым жилище какого-то еврея. Когда разнос был окончен, толпа направилась дальше, минуя квартиру Златоверова, но его прислуга имела неосторожность обратиться к ней с наивным вопросом: «Значит, моего барина вы не будете громить? Спасибо вам, ребятушки, за это»… Этого вопроса и преждевременной благодарности было достаточно для того, чтобы, выяснив еврейское происхождение Златоверова, толпа разгромила его квартиру.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *