Главная / Библиотека / ХХ век / Цветы из Ниццы для «ослабших» профессоров. Из "Записок русского интеллигента" В.Д. Зёрнова

Цветы из Ниццы для «ослабших» профессоров. Из «Записок русского интеллигента» В.Д. Зёрнова

Началась деятельная подготовка к торжественному открытию университета, который уже функционировал. Самое торжество назначили на 6 декабря – Николин день: как стало известно, в день торжественного открытия университет получит наименование «Императорского Николаевского». Императорским, впрочем, назывались все университеты, но саратовский, помимо этого, получал еще и имя царя.

Рассылали приглашения, город готовили к иллюминации. Шили множество трехцветных флагов. Для украшения здания университета я велел сшить два громадных флага длиной в два этажа. Они очень украсили здание, свешиваясь на флагштоках с его крыши. Мне предстояло в Москве подыскать люстры и бра для освещения актового зала и аудиторий к торжествам. Я выбрал красивую бронзовую арматуру, хотя и не совсем подходившую по стилю к строгим университетским требованиям, но лучше не нашел.

Приехало множество гостей: от всех русских университетов, от всевозможных ученых обществ, от городов, земств, даже из-за границы – от славянских университетов. Для того времени открытие нового университета в России явилось событием исключительной важности. В России их насчитывалось всего девять: Московский, Петербургский, Киевский, Харьковский, Казанский, Томский, Одесский, Варшавский и Дерптский (Юрьевский).

Наконец, стали подходить и гости с молебствия. Все были нарядные – в мундирах и фраках. Для зачтения Закона об открытии университета ожидали приезда по крайней мере министра народного просвещения Шварца, если уж не самого Столыпина – председателя Совета министров и бывшего саратовского губернатора, он, собственно, и настоял на том, чтобы новый университет был открыт в Саратове, ведь на эту честь претендовало чуть ли не одиннадцать городов. Однако на торжества приехал только попечитель Казанского учебного округа Деревицкий. Он и открыл заседание Совета.

Затем попечитель зачитал текст Закона об открытии «Императорского Николаевского университета» в Саратове. Закон, конечно, все выслушали стоя, и долго потом кричали «ура»!

Члены Совета вместе с попечителем и секретарем, всего девять человек, сидели на сцене за столом. Я находился с левого от публики конца стола. После прочтения Закона оркестр должен был исполнить гимн. Но из-за тесноты его поместили за сценой. Вдруг я слышу какие-то жалкие звуки, едва слышные за общим шумом в театре. Не долго думая, я стал во весь голос не то чтобы петь, а буквально орать слова гимна: «Боже, царя храни». Публика на сцене и в театре подхватила – и все полторы тысячи человек исполнили гимн, звучавший в честь молодого университета. В саратовских либеральных газетах с нескрываемым издевательством было описано это происшествие, и мой либерализм был ими взят под подозрение.

Итак, 7 декабря гости осматривали саратовские достопримечательности, главным из которых, конечно же, являлся университет. А часам к пяти стали собираться на обед в здание городской думы. Обед был прекрасный. Вино, конечно, лилось рекой, и каждый тост за новорожденный университет покрывался возгласами: «Да здравствует! Да растет! Да процветает!»

К концу обеда некоторые из гостей и наш секретарь Совета, от избытка тостов так ослабли, что отправиться на концерт уже не могли. А делегат из Петербурга минералог профессор Иностранцев, правда, возвернувшись уже из Коммерческого собрания после «бала», обнаружил, что на нем одна галоша. На другой день он уверял, что никак не может понять, когда он умудрился потерять первую галошу.

Накануне и непосредственно в дни торжества в городе невозможно было достать цветов – цветочные магазины опустели. И цветы для подношений специально выписали из Ниццы.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *