Главная / Библиотека / XIX век / В России думают иначе, чем в Европе. 1815. Вьейо Ж.

В России думают иначе, чем в Европе. 1815. Вьейо Ж.

Всё было готово для отъезда, кроме паспорта и подорожной. Губернатор сказал мне, что они уже готовы и будут присланы мне. Прождав некоторое время, я отправился в здание губернского правления к губернскому секретарю[1] г. д’Эстрэ (d’Estrée), родившемуся в России отпрыску французской фамилии, с которым мы виделись за столом у губернатора. Он обещал прислать мне бумаги, но не сдержал слова. Я приходил к нему во второй и третий раз: с тем же успехом. Мне было непонятно это промедление, и я поделился своим недоумением с подполковником Рено. «Эй! Вы так долго в России, – сказал он, – и ещё не узнали русских? Если Вы не передадите губернскому секретарю 10-рублёвой ассигнации, то будете ещё долго ждать. Когда на днях отсюда уезжал князь Гогенлоэ[2], он дал г. д’Эстрэ 25 рублей. Вы – не князь, дайте ему 10 рублей». Я ответил на это, что моя душа противится тому, что я, бедный пленный, должен давать деньги губернскому секретарю, с которым я обедал за одним столом у губернатора и который содержит роскошный экипаж, за то, что является его прямой служебной обязанностью. Когда я ставил себя на его место, я чувствовал себя оскорблённым таким подарком. Но Рено убедил меня в том, что в России думают иначе; именно то обстоятельство, что д’Эстрэ содержит экипаж, и доказывает тот факт, что он принимает подарки, ибо его жалованье невелико и кони могут кормиться исключительно за счёт подарков. Бедным пленным он меня также не считает, так как я сопровождал к столу супругу губернатора, являюсь графом, ко всему прочему, он знает, что я принял всего лишь 300 рублей, в то время как мог получить 600. Кюль подтвердил справедливость слов Рено. Я положил в карман 10 рублей и опять пошёл в контору, где работало множество писарей; д’Эстрэ был чрезвычайно любезен и, как обычно, проводил меня через комнату писарей в маленькую переднюю, где никого не было. Здесь я, стесняясь, достал из кармана свою десятирублёвку и попросил передать эту безделицу писарю, который должен позаботиться о выдаче мне моих бумаг, и высказал желание получить их уже сегодня. Д’Эстрэ взял 10 рублей с благодарностью и, когда после нескольких визитов я вернулся домой, я нашёл там полицейского, который вручил мне бумаги.

[1] В оригинале «генеральному секретарю» (Generalsecretair).

[2] Гогенлоэ-Кирхберг Генрих фон (1786–1836), принц, подполковник, командир 2-го эскадрона вюртембергского 3-го полка конных егерей был в родстве с российской императорской фамилией. Попал в плен в стычке у с. Даугелишки 23 июня (5 июля) 1812 г.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *