Главная / Библиотека / XIX век / «Премилые удовольствия» на вокзале Барыкина. Из воспоминаний В.Н. Давыдова

«Премилые удовольствия» на вокзале Барыкина. Из воспоминаний В.Н. Давыдова

Были в Саратове и другие развлечения, пользовавшиеся популярностью, пожалуй, больше театра. Хорошо помню вокзал купца Григория Ивановича Барыкина на самом берегу Волги, откуда открывался чудеснейший вид на красавицу реку. Здание вокзала, украшенное разноцветными фонариками, тонуло в зелени. Здесь играл оркестр музыки, декольтированные певицы и в очень коротких юбочках, напевая не очень приличные куплеты, услаждали подвыпивших саратовцев, приходивших от их телодвижений в неописуемый восторг. На сцене вокзала пели два хора: хор цыган и народный хор Молчанова.43

Отсюда открывался прекрасный вид, и можно было часами сидеть, любуясь на замечательную природу. Кроме того, к услугам гуляющих было немало «премилых» удовольствий. Пел хор осипших девиц, полуобнаженных и зело перезрелых, танцевали канкан и играл необыкновенный духовой оркестр, весь состоявший из женщин-музыкантов.

Наивный и сердечный купец Григорий Иванович Барыкин, владелец летнего сада и театра, в котором мы играли, с особенной любовью относился к Бурлаку и старался всячески оберечь его от поклонников-собутыльников, но это приводило в итоге только к грандиозным скандалам, которые устраивал Бурлак. Барыкин тогда отступался от него и не разговаривал. Бурлак пьяный приходил к Барыкину в буфет, бросался к купцу на шею и просил прощения, а в заключение тоном Аркашки требовал стакан водки. Говорил, что пить он стал с тех пор, как его бросила любимая женщина, но я мало этому верю. Русский безвольный человек пьет и от горя, и от радости, и на родинах, и на крестинах, и на похоронах. Не разберешь!

Вспомнив Барыкина, не могу не рассказать любопытной и комической истории, которую сыграли с ним поизголодавшиеся актеры.

По обычаю, содержатель театрального буфета обязан был давать на сцену все необходимое для пьесы, то есть кушанье, обед, ужин, закуску, вина. Перед началом одного из спектаклей злополучного сезона приходит к Григорию Ивановичу реквизитор и требует на сцену десять порций котлет, десять рябчиков, десять порций мороженого, два графина водки, двенадцать бутылок пива, шесть бутылок шампанского и пр. и пр.

— Что это за напасть! Ведь такую уйму в течение всей пьесы не съесть! Этакая пропасть! — роптал Барыкин.

— Ничего не знаю! Требуется! Вот и требование, подписанное режиссером! — оправдывался реквизитор.

Барыкин почесал затылок, крякнул, но дал записку повару и в погреб.

Начался спектакль. Барыкин оставил буфет и с первого акта засел в кресло, чтобы лично убедиться в необходимости такой уймы вина и закуски.

— А, и вы нынче пожаловали посмотреть на нас! — сказал Бурлак, подсаживаясь к Барыкину.

— Нет, батюшка! Я пришел полюбоваться, как эти актеры поедят столько провизии. Ведь на полсотни! Шутка сказать!

— Если реквизитор потребовал, значит, необходимо! — пояснил Бурлак.

Пьеса подходила к концу.

— Помилуйте, вот уже пятое действие! А никто еще ничего не кушал! — волновался Барыкин.

— Вероятно, в конце пьесы! — успокаивал Бурлак. В это время вошел на сцену актер, исполнявший роль лакея, и доложил: «Пожалуйте кушать!»

— Вот когда они пошли кушать, Григорий Иванович! — пояснил Бурлак.

Этой шутки долго не мог забыть бедный Барыкин. Через несколько лет ему в качестве уже гласного пришлось присутствовать в думе на заседании по вопросу о сдаче театра. И в то время, когда читали перечень статей расхода и дошли до «реквизитора», что жалованья ему столько-то, Барыкин не выдержал, встал и, обратясь к гласным, сказал:

— Нет, господа гласные, нельзя ли без этого инквизитора!

И тут же при общем смехе рассказал в общем собрании про историю у него с реквизитором. Кто-то тиснул про это в печати и потом долго в Саратове трунили над доверчивостью и простотою Барыкина.

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *