Главная / Библиотека / XIX век / Генерал клептоман. Из записок А.Фадеева.

Генерал клептоман. Из записок А.Фадеева.

Не мало причинял мне хлопот также проживавший в то время в Саратове генерал Арнольди, о коем я упоминал выше, командовавший шестью батареями конной артиллерии, расположенными на квартировании в Саратовской губернии. Храбрый генерал, отличавшийся в сражениях, потерявший ногу в последней турецкой войне и потому ходивший на деревяшке, но по характеру своему и привычкам настоящий русский Вандам[1]. Вероятно, в силу какой-нибудь логики, ему одному понятной, он составил себе такую уверенность, что все, что ему понравится у кого бы то ни было, он непременно должен прибрать к своим рукам. Он старался по возможности действовать неуклонно, сообразно с этим правилом, часто для других весьма неудобным, и в подходящих случаях не щадил ни приятелей, ни подчиненных; завладевал лугами и пастбищами обывателей, где квартировала его артиллерия, без всякой пощады и даже необходимости, как бы из какой-то алчности, которая простиралась до того, что он употреблял средства для приобретения желаемого иногда не совсем благовидныя. Многия проделки его, довольно забавные, передавались как анекдоты. Я был знаком с генералом Арнольди уж издавна, еще до 1812 года, когда он состоял адъютантом у артиллерийскаго генерала графа Кутайсова, убитаго под Бородином. В Саратове наше знакомство возобновилось. Арнольди оказал мне услугу переводом моего сына из Тирасполя в одну из своих батарей, по-видимому, был ко мне хорошо расположен. Отношения его ко мне казались самыя приятельския, какими и оставались до конца; однако при первом представившемся случае, он и для меня не сделал исключения из своего общаго правила. Произошел этот любопытный курьез таким образом: летом, как я уже говорил, я всегда жил за городом, на даче; жена моя была большая любительница цветов, любила украшать ими комнаты, сама ухаживала за ними и потому их было много у нас в доме. Тогда же она получила в подарок от нашего хорошаго знакомаго и от части её родственника, по её сестре Анастасии Павловне Сушковой, Александра Алексеевна Панчулидзева, Пензенскаго губернатора, прекрасную коллекцию оранжерейных растений, которую, вместе с нашими прежними цветами, по летнему времени, поместили на балконе и в палисаднике пред балконом, выходившим на большую площадь, или скорее поле, отделявшее дачу от города. На этом поле генерал Арнольди производил летом смотры своей артиллерии и иногда заезжал к нам в гости. Он обратил внимание на цветы, разсматривал их, хвалил и намекнул Елене Павловне, что желал бы некоторые из них приобрести. Она подарила ему часть из означенных им цветов, но не всех, потому что сама ими дорожила. Спустя затем дня два, утром, оказалось, что балкон и палисадник пусты, — цветы в ночь исчезли безследно. Нас это очень неприятно удивило, и тем более, что у крыльца дома, — правда с боковой стороны, — стоял на карауле часовой, уверявший, что ничего не видал и не слыхал; а, чтобы стянуть такое количество растений, из коих иные были большаго размера, в тяжелых кадках и горшках, перетащить их через высокий палисадник и увезти, — требовалось немалое число людей и едва ли не целый обоз повозок. Заинтересованный этим случаем вдвойне, как обокраденный хозяин дома и как губернатор, я прибег к полицейским мерам и в тот же день открылось, что наши цветы похищены по распоряжению генерала Арнольди, подославшаго с этою целью несколько подвод, с соответственным числом своих артиллеристов, преподав им полную инструкцию для произведения этого маневра со всем искусством военной хитрости. Все цветы были перевезены в квартиру генерала, где и находились полностью. После такого открытия, конечно, нам оставалось только пожалеть о потере наших цветов и покориться этой участи, что мы и сделали.

[1] Вандам Жозеф (1770-1830), выдающийся французский полководец, генерал. Отличался необузданным и строптивым характером, и имел прочную репутацию грубияна и грабителя. Напалеону приписывают фразу: «Если бы я потерял Вандама, то не знаю, что бы я отдал, чтобы получить его обратно; но, если бы имел двоих, я был бы вынужден приказать расстрелять одного».

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *