Главная / Библиотека / XIX век / Чем жена отличалась от крепостной. Из "Записок сельского священника" А. Розанова

Чем жена отличалась от крепостной. Из «Записок сельского священника» А. Розанова

Кто был Лачинов по происхождению и по службе – я не знаю, но знаю, что он в Саратове где-то служил. В селе нашем он никогда не бывал; но жена его имела в Лысых горах четыре двора крестьян, часто бывала там и жила подолгу; бывала и у нас в доме, и потому я знал её хорошо. Это была добрая, кроткая и больная женщина. Муж её, здоровенный мужчина, в Саратове напьётся пьян, расходится, вытащит барыню зимой на двор к колодцу, разденет донага, да и начнёт обливать водой. Потом, полуживую и совершенно нагую, втащит в конюшню, заставит кучера и лакея держать, а сам и примется пороть розгами. Порет, а сам приговаривает: «Вот я тебя нагрею, вот я тебя нагрею!..» Потом велит перевернуть, да ещё!.. Натешившись досыта, втащит её в дом и уложит под перину. Или изорвёт на ней всё дочиста, втащит за волосы в конюшню, привяжет к столбу, да и примется с кучером в две розги!.. Иногда привязывал к столбу задом и сёк по открытым частям. Если увидит, что кучер сечёт легко, то и начнёт хлестать его комлем розги по рылу. Сорвавши и на ней, и на кучере зло, отвяжет и погонит, также нагой, в дом. Несчастная споткнётся, упадёт, а он и кучер и начнут её постёгивать с обеих сторон, пока она, на четвереньках, не доползёт до жилья.

В тридцатых годах староста приносит моему батюшке читать барские приказы. Приказы эти я видел и читал их. На клочке бумаги барин писал: «Старосте Ваньке и всем верноподданным моим подлецам. Привезите 20 пар веников, да скорей». Или: «Подлецы. Скорей убирайте рожь и везите ко мне». Эти два приказа я помню хорошо. Все другие барские приказы были такого же рода. Но и то, впрочем, нужно сказать: много ли в то время было не Лачиновых? Все почти помещики были Лачиновыми, если не по отношению к жёнам, то непременно по отношению к крестьянам.

Что за времена были! Лачинов, например, жил и истязал жену свою не в деревне где-нибудь вроде Лысых гор – нет, а в губернском городе, в центре его и почти на открытой площади, среди белого дня. И ничего – как будто так и быть подобало. Невозможно, чтобы сотни народа не смотрели на эту картину, и городское начальство не знало всего этого. Чудные были времена, и давно ли?

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *