Статьи Фотогалерея Библиотека Генеалогия Интересное Карта сайта
Поделиться с друзьями:

Книга автора сайта "Пролетарская революция, какой мы её не знаем"

Рассказы о домах и людях старого Саратова.
Города


Люди

Издательский дом "Волга"



16 сентября 2015 (586 дней назад)

Как в советской России не стало богатых (Изъятие личной собственности в первый год социалистической революции, его регламентирование, формирование аминистративных сруктур для конфискаций и реквизиций).

Октябрьский переворот положил начало социалистической революции, которая поставила задачу отмены частной собственности на средства производства. Но с первых дней после переворота новая власть столкнулась и с тем, что помимо разрухи во всех отраслях производства у неё отсутствуют средства к существованию и, что было ещё более опасно для её существования, нет запасов продовольствия. При этом миллионы людей находились на грани нищеты и без понятной перспективы скорого возврата к нормальной жизни. На этом фоне призыв большевиков к перераспределению собственности легко привлек беднейшие слои населения к участию в захвате власти и дальнейших революционных преобразованиях. Суть перых действий новой власти в стране заключалась в относительно равномерном перераспределении материальных ценностей между гражданами. Это в свою очередь предполагало изъятие у прежних владельцев не только частной собственности, способной приносить прибыль, но и «излишков» личной собственности превышающей некие социальные нормы.
Задачей власти было определить количественные нормы имущества, которыми справедливо может владеть частное лицо; создать организации, которые отнимут лишнее и которые это лишнее перераспределят между нуждающимися. Таким образом можно было реально измененить положение беднейших слоёв населения в кратчайшие сроки.
Как была организована планомерная работа по изъятию собственности у имущих любей написано не так много. Очевидно, что тема не проста для исследователя поскольку этот процесс происходил без особого плана с перегибами и ошибками. Попробуем проследить основные этапы отчуждения собственности у граждан различных категорий в 1918 году в Саратовской губернии.
В первую очередь советской власти предстояло обеспечить своё существование денежными средствами. За две недели после переворота банковские счета опустели. Граждане снимали вклады и переводили деньги в безопасные на их взгляд места.
18 ноября Исполнительный Комитет Саратовского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов решает установить контроль над всеми счетами в банках города . Государственный банк был занят отрядом вооруженных людей под руководством Хвесина. Они арестовали управляющего и потребовали от служащих сдать все ценности банка . Комиссаром был назначен банковский работник, эсер Племянников. Во все остальные банки были поставлены комиссарами гимназистки, учащиеся технического училища и двое рабочих. В их обязанность входила единственная функция ограничить выдачу денег буржуазии . Только через год коммерческие банки и их штаты были окончательно распущены с введением государственной монополии на банковскую деятельность .
Через несколько дней после захвата банков председателю совета В.П. Антонову пришлось заявить, что «расход на содержание Совета должен быть переложен на плечи имущих классов» . Как это сделать решали на ходу.
В конце декабря исполком губернского совета предложил биржевому обществу в возможно короткий срок внести 18 миллионов рублей . Купцы и промышленники на собрании в зале консерватории согласились дать требуемую сумму, но при условии возврата к демократическим ценностям: открытие газет, восстановление работы городской думы и снятие контроля над банками . В ответ к особо крупным собственникам в ночь под новый год исполком послал красногвардейцев для ареста их в качестве заложников. Однако, птенциальные заложники вовремя скрылись и избежали заключения . В начале января всё же несколько человек было арестовано. . Результата этот арест, тем не менее, не дал.
Четыре месяца спустя власть решила повторить своё требование, но уже без предупреждения. В ночь с 4 на 5 апреля 1918 г. было арестовано 33 человека и потребовано наличными знаками 10 миллионов рублей .
Арестованным было предложено для своего освобождения распределить указанную сумму среди саратовских богачей . 16 апреля зале Консерватории состоялось общее собрание имущих классов по вопросу уплаты контрибуции . Созданная на собрании комиссия пыталасья объяснить Исполкому, что 10 миллионов собрать невозможно, даже если заложников продержат 10 лет в тюрьме. Совет пошёл на уступки и концу апреля сумма требования уменьшились до 1 миллиона рублей, наличностью . Заложники были отпущены в конце мая, чтобы через 4 месяца встретиться на барже, куда их собрали, уже как врагов советской власти. Аресты, как мера воздействия, продолжались. Член комиссии по раскладке контрибуции В.А. Шишкин попал в тюрьму в начале августа .
Специальная комиссия сообщала через газеты плательщикам, обложенным контрибуцией где и когда можно внести свою долю . А в июне назначенный исполкомом комиссар по сбору контрибуции Либис-Верет уведомил своих подопечных, что впредь за каждый свой приезд будет причитать с плательщика дополнительно 10 процентов .
Летом 1918 г. В.П. Антонов без обиняков заявил в местных «Известиях», что цель советской власти заключается «в высасывании из буржуев всех средств и превращении их в таких же пролетариев, как и мы» . По свидетельству Н.М. Архангельского обложенные контрибуцией и уплатившие её облагаются вновь на довольно большие суммы до 50 тыс. руб . При этом обложили, в числе прочих, инженеров и врачей, даже состоящих на городской службе . На все духовенство так же была наложена контрибуция от 1 до 35 000 руб. со служителя .
Но помимо первой контрибуции описаннной во многих источниках, из документов видно, что в 1918 г. взыманием наличных денег занимались представители власти разных уровней. Военные комиссары, чрезвычайные комиссии, уездные и волостные совдепы и комитеты бедноты. Отсутствие контроля за происходящим заставило губернскую власть осенью 1918 г. потребовать на местах отчетность за все проведённые контрибуции. Выяснилось, что часто деньги распределялись по частным лицам. В этой связи Губисполком издал постановление, по которому всякое наложение контрибуций на местах должно быть санкционировано уездным исполкомом, а комитетам бедноты решили и вовсе воспретить заниматься этим. Получаемые от контрибуций суммы обязали вносить в уездное казначейство в распоряжение для равномерного Губисполкома распределения по губернии .
Как же взымались контрибуции в уездах? Например, хвалынский совет постановил 8 апреля, что для взыскания контрибуции капиталистов нужно приводить лично к комиссару, предьявлять ультиматум и в крайнем случае употреблять в дело плеть . Балашовский Совет Народных Комиссаров отказывающихся выплачивать контрибуцию, постановил заключать в тюрьму . В областных газетах появились объявления о розыске граждан не уплативших в кассу чрезвычайный налог .
Когда летом 1918 г. на селе были организованы комитеты бедноты, они с усердием кинулись облагать врагов социалистической революции беспощадными контрибуциями. Так «за удовольствие побунтовать против советской власти на село Верхозим наложена контрибуция более чем на 100 000 руб» . В том же Петровском уезде Мазейский сельский Совет, «нуждаясь в средствах, необходимых для советской работы, наложил на местную буржуазию контрибуцию в размере 16 000 рублей . В д. Шадчина Сердобского уезда комитет бедноты взял с трех бывших землевладельцев братьев Куропаткиных восемь тысяч рублей в виде контрибуции, которая была пропорционально распределена среди безлошадных и бескоровных граждан . А вот в Новоузенском уезде контрибуцию не успели разделить и взысканные с богатеев около 2 млн. рублей и 24 фунта золота куда-то исчезли . Военный комиссар Журавлихинской волости наложил в свою пользу на волость контрибуцию в 97 тысяч рублей. При аресте ЧК нашла у него дома более 23 тыс. рублей . В сохранившейся докладной записке аткарского уездного военного руководителя подробно рассказываеся о рейде его кавалерийского отряда по деревням уезда в поисках денег и продовольствия. Предложение бойцов красной гвардии поделить часть денег командиром было принципиально отвергнуто и собранные деньги в сумме 33 500 рублей были переданы в уездный исполком .
К годовщине октябрьского переворота центральная власть потребовала немедленно взять у паразитических и контрреволюционных элементов населения средства на снаряжение и содержание красной армии. Саратовской губернии выпало собрать 400 миллионов. Разверстку потребовали произвести к 1 декабря, а к 15-му суммы должны были быть уже собраны .
Инфляция к тому времени уже набирала обороты и соотнести объективно эту цифру с суммой первой контрибуции врядли возможно. Но цифра впечатляет. При взимании налога рекомендовали употреблять продолжительный арест и принудительные общественные работы, конфискацию имущества, а в случаях укрывательства денег - суд революционного трибунала .
Но помимо денег новой власти нужны были и товары, которые следовало распределять на справедливой основе и по фиксированным ценам. С первых дней советской власти для этих целей начала работу контрольно-реквизицонная комиссия, задачей кторой стал поиск и изъятие запасов товаров несправедливо принадлежащих частным лицам. Часть документов о работе этой комиссии сохранились в ГАСО в отдельном фонде. Следует пояснить, что реквизиция предполагала оплату предметов государством по некой установленной, как тогда говорили твёрдой, но не спекулятивной (то есть рыночной) цене. В этом её отличие от конфискации - безвозмездном отчуждении собственности.
Судя по документам члены комиссии по своему усмотрению определяли, что принадлежит гражданам по праву, а что нет. Их командируют «во все места города для проведения обысков и реквизиции найденного» . В работе комиссии широко использовались доносы граждан на своих имущих соседей. В письмах содержались формулировки: по дошедшим до нас сведениям, по показаниям такого-то, сведениям полученным из разговоров неизвестных, по дошедшим слухам и т.д.
В материалах о работе комиссии находим сведения о реквизиции лошадей для посылки делегатов в уезды, автомобилей, шапок, галош, чая и сахара и т.д.
Списки товаров подлежащих реквизиции рассматривался на заседаниях Исполкома Совета. Например 18 декабря исполнительный комитет постановил реквизировать шоколад, кофе, какао, как вещи, необходимые для детей, а так же теплые одеяла у всех, имеющих их сверх нормы.
Списки товаров подлежащих реквизиции рассматривался на заседаниях Исполкома Совета. Например 18 декабря постановили реквизировать шоколад, кофе, какао, как вещи, необходимые для детей, теплые одеяла у всех, имеющих их сверх нормы.
Желание занятся реквизициями возникало у многих новоиспечённых советских организаций, тем более, что контроля за расходованием отнятого попросту не существовало. Например член военной секции совета солдатских депутатов г. Аткарска Плотников явился на станцию с 4-мя вооруженными солдатами и при помощи лома самовольно открыл склад и увез грузы в поселок . Отряд хвалынской красной гвардии производил в Кузнецке конфискацию имущества буржуазии без всякого плана, так что руководители уже не могли сдержать .
Для наведения порядка в стихии изъятий в январе 1918 г Губисполком издал приказ всем учреждениям, что возглавлявшие их лица будут предаваться революционному суду в случае создания реквизиционных комиссий, поскольку право реквизиции принадлежит исключительно комиссии, состоящей при Совете губернских комиссаров по продовольствию .
Председателя контрольно-ревизионной комиссии В. К. Гольберт наделили неограниченными правами на проведение обысков и реквизиций. В том числе привлекать наряды милиции и красной гвардии в нужный для него момент и по его усмотрению .
В марте 1918 г., наконец, утверждается инструкция по производству обысков, выемок и осмотров . А контрольно-реквизиционная комиссия преобразована в контрольно-реквизиционный отдел губисполкома. В его задачу вошло создание технического аппарата для принятия на учет всего продовольствия и товаров в Саратовской губернии. Агентам отдела были выданы мандаты с фотографической карточкой. С этого момента все реквизируемые товары поступают на склады губернского совета комиссаров по продовольствию по квитанционным книжкам .
Реквизиции не всегда проходили спокойно. 22-25 мая извозчикам было предложено привести своих лошадей для реквизиции последних для нужд красной армии . Извозчики созвали собрание на Митрофаньевской площади, которое разогнал конный отряд революционной охраны. Кто-то открыл стрельбу, несколько человек было убито .
В мае в губернии создаётся Чрезвычайная комиссия по борье с контрреволюцией спекуляцией и саботажем с подчинёнными уездными комиссиями. В своей работе она постоянно производила конфискации. Так ЧК в Покровске взыскала в октябре 1918 г. с буржуазии и спекулянтов денег в сумме 2.470.353 рублей. Все вещи, одежда и обувь по мере поступления сдавались для раздачи рабоче-крестьянской бедноте .
Другой важнейшей задачей новой власти было обеспечение жильём нуждающихся за счёт выселения и уплотнения хорошо живущих богатеев. Для этой цели создали жилищный комиссариат, в ведение которого перешла вся недвижимость в городе .
С 1 января 1918 года была отменена частная собственности на все домовладения, расположенные в пределах города Саратова, квартирная плата с которых превышает 75 рублей в месяц. Правда, через полгода ставку минимальной доходности домов не подлежащих социализации подняли до 200 рублей .
Отныне сдача жилья в наём стала монополией государства. Бывшим домовладельцам за присвоение квартирной платы грозило выселение из занимаемой квартиры в трехдневный срок, и конфискация имущества в уплату долга .
Жилищный Совет призвал граждан сдавать в наем свободные комнаты, из рассчета 1 ½ –2 кв. сажени на человека . Эта норма равная 9 кв. м. просуществовала при распределении государственного жилья до конца существования советского строя. Поскольку состоятельные граждане могли позволить себе аренду квартир площадью более установленной социальной нормы власти приступили к уплотнению таких квартир. Так родились коммуналки. Дополнительная площадь в самых ограниченных размерах допускали лишь для врачей, юристов и для других специалистов, в зависимости от нужности их услуг советской власти и её вожакам .
Особые комиссии, организованные жилищным отделом являлись в дома, для выявления случаев обхода постановления об уплотнении со стороны богатых квартирантов . Как это происходило хорошо описал М.А. Булгаков в своей повести «Собачье сердце». И в саратовской действительности при уплотнении населения особо уполномоченные члены центрального жилищного отдела часто встречали к себе неприязненное отношение со стороны квартиронанимателей. За это со страниц саратовских газет обиженные угрожали принять самые строгие меры воздействия .
В целях изыскания и предоставления рабочим помещений были организованы 3 жилищные комиссии, которые намечали дома, пригодные для квартир рабочим и обследовали их. Население дома, как и при выдаче продуктовых карточек, разделяли на 4 категории: рабочие; ответственные советские работники; остальное трудовое население; нетрудовые паразитические элементы.
Естественно, советских работников, коммунистов и рабочих оставляли в своих помещениях. А нетрудовые элементы подлежали немедленному переселению в специально отведенные районы города.
«Теперь и без того бедная буржуазия выселяется из занимаемых ими квартир. – пишет «Красная газнта» - Нужно совершенно ее уничтожить, лишить всего, что она имеет. Необходимо ее лишать какой бы то ни было квартирной обстановки. Вот это и является дальнейшей задачей в борьбе с буржуазией» .
В своих мемуарах ректор Саратовского университета В.Н. Зернов рассказывает, как к нему явились претенденты на занимаемую им квартиру, которые заявили, что они реквизируют всю движимость и занимают квартиру. Зернов подыскал себе квартиру, соответствующую социальным нормам и переехал, забрав вещи. Когда потенциальные жильцы обнаружили совершенно пус¬тое помещение, поселяться в ней отказались, так как у ниx своего ничего не было .
Безконтрольное пользование конфискованными вещами давало возможность к нечистоплотности чиновников. 26 октября, всем без исключения советским учреждениям и отдельным лицам советских учреждений было предложено в 7-дневный срок представить подробную опись всей мебели, находящейся в учреждениях и в квартирах лиц учреждений, а также представить подробную опись всего имущества, оставленного владельцами в занятых советскими учреждениями помещениях .
При реквизиции жилых помещений у лиц, скрывшихся и выселяемых из города движимое имущество, конфисковывли. Постановлением исполкома от 25 октября при Центральном жилищном подотделе Отдела городского хозяйства организуется учет и распределение всякого рода домашней обстановки, поступающей от реквизиций и конфискаций. Перевозку без особого на то разрешения мебели по городу запретили .
К коцу года процесс конфискации имущества в основном завершился. В газетах сообщили, что со складов центрального жилищного подотдела отдела городского хозяйства выдача мебели, обстановки и других предметов прекращена .
Другим достижением советской власти было введение жёсткого контроля над оборотом наличных денег с целью лишения возможности личного обогащения, противоречащего с принципом уравнительной оплаты труда. В Саратовской республике годовая прибыль хозяев некоммунизированных предприятий не должна была превышать годового максимума работника - 4800 руб . Отныне все суммы предприятия должны были проходить через рабочий контроль .
Тем не менее по свидетельству Архангельского денег на руках у классовых врагов было достаточно. Театры делали бешеные сборы – какие бы цены ни назначались. Процветала карточная игра, деньги бросали как сор . Исполнительный Комитет объявил, мародёров, спекулянтов и игроков врагами народа. Виновных в этих преступлениях обещали немедленно арестовывать и препровождать в тюрьму .
Постановление от 6 марта 1918 г. обязало все торговые заведения иметь кассовые книги для записи ежедневного прихода и расхода. А вырученные деньги вносить в банк на текущий счет ежедневно . Для контроля за исполнением создали особую комиссию, которая за нарушение этого приказа штрафовала торговцев на крупные суммы и даже угрожала наказанием по всей строгости рабоче-крестьянского закона, вплоть до конфискации имущества владельцев .
Наличие у граждан больших сумм наличных денег стало нарушением закона. Обыски и конфискация денег произведились по ордерам Исполнительного Комитета. Так в ночь с 1 на 2 марта в гостинице «Россия», вооружёнными солдатами был произведён обыск у лиц, живших в гостинице. Конфисковали 500 тыс. руб. – в том числе 300 тыс. у шведского консула и 17 тыс. у арендатора гостиницы Кюба, австрийского подданного . У проф. университета Вормса при обыске взяли последнюю 1000 рублёвку, у Б.А. Арапова – 700 руб . В местных «Известиях» для острастки сообщили, что ввиду неисполнения гражданином Ратнером приказа исполнительного комитета о сдаче денег в банк, отдел по борьбе с контрреволюцией конфисковал у него 55 000 рублей . А 22 июля в результате повального обыска на Верхнем Базаре было взято несколько десятков тысяч рублей николаевских денег .
Кроме денег у имущего класса были драгоценности, которые своим наличием нарушали социальную справедливость. Часть их хранилась в банковских сейфах, которые были опечатаны большевиками после захвата банков. Видя безрезультатность призывов к хранителям показать содержимое, содержимое сейфов объявлено национальной собственностью через год после захвата банков . Сейфовая комиссия, однако, существовала ещё долго, ибо банковские ячейки без ключа вкладчика вскрыть практически невозможно .
Часть драгоценностей принадлежала ювелирам. 8 апреля около двадцати ювелиров пригласили в аудиторскую контору для обсуждения некоторых профессиональных вопросов. Около 8 часов вечера им объявили, что они взяты под стражу. Затем их по одному перевезли в ювелирные магазины, которые обыскали и конфисковали без каких-либо расписок все золото и серебро . Петровский уездный совет в целях уничтожения экономической мощи буржуазии постановил, что все драгоценности, имеющиеся на руках у буржуазии и кулаков должны быть сданы немедленно в кассу совета без всякого вознаграждения . Хранить дома драгоценности стало опасно. В результате свёртки с драгоценностями стали прятать в укромные места, о чем ещё помнят наши старики.
Как мы видим получать высокую прибыль предприниматели больше не могли. Но по факту они оставались собственниками. Увы, произвести национализацию торгово-промышленных предприятий единовременно было невозможно. Каждому предприятию нужно было уделить отдельное внимание. Организовать контроль со стороны служащих, поставить комиссаров. Кроме того для работы предприятий нужны были деньги, сырьё, сбыт продукции. Поэтому процесс шёл поэтапно в течение всего 1918 года.
Предприятия конфисковывались у владельцев на различных основаниях. Это были и решения центральной власти, и решения исполкомов советов разных уровней, либо решением коллектива служащих.
ВЦИК принял 28 июня «Декрет о национализации предприятий ряда отраслей промышленности …» и местным властям надлежало следовать ему.
Губернский исполком регулярно на своих заседаниях принимал решения о переходе в собственность государства: всех аптек, аптечных магазинов и складов , паровых мельниц , книжного склада т-ва Сытина , маслобойных заводовов , гостиниц 1-го и 2-го разрядов , пекарен , частных лечебниц и зубоврачебных кабинетов .
Уезды не отставали. Екатериненштадский Совет 13 марта решил конфисковать все механические мельницы, лесопильные заводы и лесные пристани на полном ходу, со всеми приспособлениями, службами и материалами . А Петровский Исполком Совета 7 октября принял решение о национализации в уезде всех промышленных предприятий .
Коммисары в своей текущей работе не всегда дожидались решений советов и работали с опережением. На одном из заседаний Губсовета прозвучало: «Мы не могли дожидаться заседания исполкома (о национализации парфюмерных и писчебумажных магазинов). Фактически это проведено уже в жизнь» .
Общие собрания рабочих принимали решения о национализации парикмахерских , предприятия т-ва Бушковых и тд.
Вскоре после октябрьского переворота был создан совет народного хозяйства, в составе которого работали отраслевые подразделения, такие как «Волготоп» (топливо), «Волгомет» (металлы) и т.д. Их функцией являлось взятие на учёт всех материальных ценностей губернии не зависимо от того, кому они принадлежали. Взятие на учёт фактически означало передачи этих ресурсов в пользу государства.
В воспоминаниях А.А. Минха, работавшего в «Волгомете» есть сведения о методах работы совнархоза в то время. «… в начале июля мне было предложено выполнить задание центра – обследовать город Царицын, особенно близлежащий Французский завод, и конфисковав все, что найдется, доставить в Саратов. Обобрали Царицын и завод начисто и повезли в Саратов битком набитые три деревянных баржи, из них одну, полную церковных колоколов, «эва¬куированных» в Царицын с Дона и Украины» . Основанием для такой конфискации был всего лишь мандат на неограниченные полномочия предъявителя.
Лишение имущественных прав навело на мысль комиссара отдела искусств Бассалыго о необходимости национализировать и авторские права на пьесы. На что Антонов возразил, что вэтом нет необходимости, поскольку национализируя книжные магазины, мы получаем в наше распоряжение все напечатанные пьесы, находящиеся в нем, чем может пользоваться отдел искусств . Так руководитель саратовского губсовета по сути благословил пиратство в области авторских прав. Не пщадили новые власти интеллигенцию и в правах на личное имущество. «Изликами»были признаны и богатые книжные собрания, которые реквизировали для устройства образцовых библиотек при рабочих клубах и учреждениях Пролеткульта . На предложение отбрать в пользу государства личные музыкальные инструменты, однако, нашлись возражения. Одним из аргументов было, что «их свалят в кучу, они будут портиться, и опять все сведется на нет» .
Советская власть не могла смотреть спокойно и на ценности, принадлежавшие церквям. Отделение церкви от государства помимо свободы совести дало правовую основу для передачи имущества всех религиозных конфессий государству. Для претворения в жизнь этой задачи была создана особая комиссия. Она начала работу с описи имущества специально не предназначенного для богослужебных и обрядовых целей как-то: дома, земли, угодья, фабрики, свечные и др. заводы, рыбные промыслы, подворья, гостиницы, капиталы и все вообще доходные имущества в чем бы они не заключались .
В первую очередь конфисковали капиталы, которые находятся во всех Народных банках, ссудо-сберегательных кассах и Казначействе . Потом дело дошло до свечей и дров . Для прочего имущества был образован склад, в котором помещались иконостасы из упраздненных домовых церквей и весь прочий богослужебный инвентарь: ризы и т.д .
Но конфискация имущества немногочтсленной интеллигенция и духовенства для советской власти не могло решить проблемы ее существования. В аграрной губернии важнейшим субъектом для конфискаций и реквизиций стали зажиточные крестьяне – гомадный по своей численности слой населения губернии. Объявленный большевиками сразу же после переворота учёт имений привёл к бесконтрольному грабежу на селе.
Вот сводки тех дней. Волостной комиссар села Старого Чирчима совместно с милицией в числе 3 человек и «граждан» того же села в числе 55 человек отобрали у отрубщика Скорлупкина весь хлеб, скот, все корма, дрова, лес, сеялки, бороны, тележки, и все другие хозяйственные вещи. Взята была даже одежда и белье. Все это было поделено между участниками погрома .
В Байковской волости Сердобского уезда на купленной у Крестьянского поземельного банка земле существовал поселок в 22 двора. Туда явилась толпа «граждан» 1-го Салтыковского общества около 50 человек во главе с председателем сельского комитета. В результате дома остались без окон, вынуты и унесены полы, печи разломаны, трубы сняты, железо с крыш поднято, тес сорван и унесен, оставшаяся обстановка и имущество расхищены, колодец и погреб завалены, оставшиеся надворные постройки разобраны до основания и унесены .
Интересна правовая оценка таких грабежей со стороны комиссариата юстиции. Отрубщик назвавший организаторов разгрома его хутора с разграблением всего имущества на сумму 183 733 рубля получил в ответ на поданное заявление, что означенное деяние произошло в революционный период и его следует рассматривать как происшедшее на почве земельных отношений. И дело производством было прекращено.
Характерно, что грабежи уголовного порядка, оправдывались большевиками и нравственном плане. В.П. Антонов в своих воспоминаниях пишет: «Крестьяне окрестных деревень, выпив для храбрости, врывались в помещичью усадьбу с исступленными криками. Мужики после расправы возвращались довольные, глубоко убежденные, что «ежели помещик одолеет, как в пятом году, то все одно - ничего не получит» .
Но зажиточных крестьян лишали не только права иметь имущества больше неких социальных норм, но и права распоряжаться результатами своего труда. Что по сути лишало аграрное производство рентабельности и стимула к развитию.
Монополию на торговлю хлебом ввело ещё временное правительство весной 1917 г. Но начало насильственного отбирания хлеба началось только в декабре 1917 г. В Губернский исполком шли ходоки от бедноты предлагавших свои услуги в изъятии хлеба у зажиточных крестьян при условии, что им перепадет доля из обнаруженных запасов .
Первый отряд красногвардейцев, посланный к богачам немцам-колонистам в Бальцер, весь погиб. В домах красногвардейцев встретили притворно ласково, накормили их и напоили чаем. А ночью выкрали у них оружие и всех перебили .
В.П. Антонов вспоминал, что Ленин при личной встрече в январе 1918 г. напутствовал: «Добывайте хлеб и везите его в Питер и в Москву, не останавливайтесь ни перед чем» . И рабочие дружины не останавливались.
В селении Шенталь немцы колонисты пытались с оружием в руках защитить своё имущество. За это им пришлось уплатить 501 400 рублей контрибуции. Но «дружинники» этим не ограничились и приступили к разгрому и грабежу деревни. Пришлось прислать вооруженный отряд, чтобы осадить красногвардейцев, превратившихся в бандитов. Вооруженный отряд отправляется в село Норки за хлебом и возлагает расходы на его содержание на счет общества села .
Подбором кадров большевикам было заниматься некогда, да и опыта ещё не было. Различие между красногвардейцами и бандитами не всегда было очевидно. Про хвалынский совдеп очевидец пишет: «Совет из себя представляет кучку каких-то темных элементов, которые захватили власть, и терроризируют местное население... отбирается скот, продукты питания и кроме того возлагается большая контрибуция. За малейший протест, а также и за невзнос контрибуции крестьяне подвергаются порке. Побоям подвергались даже женщины и дети. От населения отобрали все, что имеет ценность. Отбирают кур, лошадей, которых загоняют, режут коров, а также забирают молоко, масло и яйца» . «Среди красной гвардии к нам присланной оказались нехорошие люди. Грабилось ими имущество и тайно и явно, брали взятки и прикарманивали имущество, как то: брюки, часы, сапоги» . Население станции Ключики «умоляет просит у губернской власти защиты от насилий, телесных истязаний до убийства, чрезмерных поборов, насилию контрибуции деньгами, чинимые хвалынскими красногвардейцами, которые, озлобляя население, внесли полный террор» .
Для усиления сознательным элементом организацию продовольственных отрядов поручают фабрично-заводским комитетам и профессиональным союзам. Они поступают в распоряжение совета губернских продовольственных комиссаров для реквизиции хлеба у кулаков и правильного распределения его между местной беднотой и городом .
Монополия на торговлю зерном и ограничение норм потребления хлеба неизбежно вызвали желание населения решить для себя проблему самостоятельно. Для кого-то мелкая торговля могла стать и источником дохода в то трудное время. Появились мешочники. Они сразу стали вне закона. Началась охота за этими предприимчивыми людьми. Появился термин: заградительные отряды.
Совет комиссаров по продовольствию признал необходимым немедленно организовать по линии железной дороги 2 отряда. Каждый отряд из 50 человек, хорошо вооруженных и ясно понимающих свои задачи. Эти отряды имели осведомителей-разведчиков делающих соответствующие донесения . Все привозимые мешочниками продовольственные грузы конфисковались, исключая личные продовольственные запасы, которые не должны превышать 20 фунтов. Мука конфисковалась во всяком количестве .
В целях усиления контроля над провозом муки постановили иметь отряды: на ст. Саратов I в составе 20 человек; на Увеке – 30 человек; в Шахматовке – 15 человек и два парохода с командой в 30 человек; при чем один пароход курсировал ниже Саратова, а другой – выше .
В дневнике Соколова описана ситуация вокруг парома, связывавшего Саратовский берег с Заволжьем. В Квасниковку не пропускают, - пишет он - из Квасниковки вылавливают, на вокзале муку отбирают у всех. Даже на улице, если кто-нибудь несет мешок с мукой – отбирают .
Битва за урожай в Саратовской губернии приняла всероссийский масштаб. Продотряды из голодающих регионов ринулись в сёла. Половину заготовленного хлеба декрет разрешил отправлять в пославшую данный отряд губернию. Другая половина заготовленного хлеба оставлялась в местах .
В инструкции продовольственным отрядам написано: «Политический комиссар, явившись с отрядом в деревню, собирает сход деревенской бедноты, предлагает бедноте избрать комитет для сбора хлеба от кулаков и для заведывания распределением хлеба, сельскохозяйственных орудий и др. предметов первой необходимости нуждающимся» .
Крепкий и работящий крестьянин стал хвататься за оружие защищая плоды своего труда. На почве вооружённой реквизиции хлеба начались кровавые столкновения в деревне между советскими отрядами и крестьянами. Например в селе Семёновка в результате имущественных споров 2 мая 1918 г. погибло 114 человек. И это не было восстанием и тем более не фронтом гражданской войны. В селе Бакуры, где мужики убили несколько чел. из реквизиционных отрядов, послан карательный отряд с пулемётами» . В Базарный Карабулак отправлен советский отряд для подавления кулацкого мятежа. Отрядом реквизировано 70 000 пудов хлеба. Несколько человек арестовано. На кулаков наложена контрибуция в 2 миллиона рублей. .
Видя, что результат их труда отбирается, многие крестьяне бросили свои поля и отказались убирать хороший урожай 1918 года. В ответ вышел декрет об уборочно-реквизиционных отрядах. Членам уборочных и уборочно-реквизиционных отрядов было обозначено вознаграждение продовольственной натурой, деньгами и особой премией за успешное и быстрое окончание работ по уборке и ссыпке хлеба .
Саратовский губернский совет организовал продотряд в 200 человек, из них 140 вооруженных, хорошо умеющих владеть оружием. Каждому члену отряда за время его отсутствия предприятием выплачивалась заработная плата, проездные и 10 рублей суточных . Перед выходом из Саратова отряды снабжались чаем, табаком и по возможности сахаром и другими продуктами . Но 200 человек были не в слах отобрать хлеб у всей губернии и вскоре в целях более интенсивной заготовки хлеба, Губпродотдел приступил к формированию продовольственного полка .
Эффективность сельских советов в перераспределении собственности оказалась низка, так как в советы попали авторитетные крепкие селяне. Но у них было имущество. Делиться заработанным не хотел никто. Поэтому власть передали тем, кто хотел поделить чужое. Основой советской власти на селе летом 1918 г. стали комитеты бедноты. Им поручили распределение хлеба, предметов первой необходимости и сельскохозяйственных орудий . Комбедам положили оклады и выдали оружие. Саратовскому губпродкому центр выделил 200 000 рублей на содержание комитетов бедноты и их организацию .
В своих воспоминаниях В.П. Антонов пишет, что Ленин прекрасно понимал, что о справедливости в работе комбедов говорить не приходилось .
Но со своей основной задачей - перераспределением личной собственности на селе комитеты бедноты справились. Мира и справедливости они не принесли. Поэтому в конце года комбеды прекратили свое существование . Выяснилось, что комитеты бедноты занимались вымогательством, незаконной реквизицией и резкой для себя скота, требованием доставки спирта и арестами .
Еще пять лет после их ликвидации в деревне лилась кровь. По сегодняшним оценкам жертвами волнений на селе за эти годы по стране стали около миллиона человек .
Участие большого числа людей в изъятиях собственности, отсутствие чётких указаний о том, что можно изымать и по каким документам породило в массовом сознании допустимость самостоятельного участия в изъятии так накываемых излишков. Грань между конфискациями и грабежами была очень тонкой. Уполномоченные лица часто действовали по своему усмотрению, а грабители называли себя уполномоченными лицами. Страх потери личной собственности на десятилетия не покидал советских людей. А в первые месяцы советской власти под лозунгом грабь награбленное под знаком установления справедливости и при отсуствии твёрдой власти неминуемо привело к массовым грабежам. В этот смутный период советской истории газеты систематчески сообщали о том, как группы вооруженных людей совершали нападения на частных лиц и организации. Об этом можно было не говорить в рамках этого сообщения, но в то время обыватель не всегда могло разобраться, где действует власть, а где уголовники. В дневнике Соколова есть запись: «называющие себя большевиками, лица в военной форме, как только смеркнется, выходят на городские улицы с оружием, но не для охраны. Они раздевают донага и мужчин и женщин, врываются для грабежа в квартиры: после семи вечера на улицах почти никого не встретишь . В.П. Антонов признался в своих мемуарах, что «гарнизон все больше и больше расхлябывался, солдаты стали превращаться в голодных, распущенных и хищных мародеров, от которых особенно сильно страдали приезжавшие на базар крестьяне и базарные торговки съестными припасами» .
8 декабря 1917 г. Военная секция доводит до сведения всех граждан, что лица, которые будут производить самочинные обыски, будут предаваться Военно-революционному суду . 21 февраля Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, констатируя, что отдельными группами производятся грабежи и бесчинства, объявляет таковых врагами народа, пособниками контрреволюции и извещает всех, что против них будут приниматься Советом самые решительные меры . 3 сентября 1918 г. по выяснении поведения местных и фронтовых красноармейцев и приезжающих с фронта выяснилось, что многие из товарищей красноармейцев или по бессознательности или с целью разложения Советской власти производят единоличные конфискации, грабежи безо всяких на то предписаний свыше . Командир 1-го батальона советского полка Яков Герман проводил массовые грабежи и насилия над населением в селах Ровное, Привальное, Тарлык, Малышка и Кривой Яр Новоузенского уезда Самарской губернии .
Власти понадобилось еще несколько лет, чтобы остановить поток грабежей на селе. и обуздать преступность в городах, порожденной ослаблением власти на пороге социальных перемен.
Изъятие «излишков» имущества продолжалось и в последующие годы, но основные шаги в перераспределении собственности для ликвидации социального неравенства были совершены в первые месяцы существования советской власти. Была перераспределена жилая недвижимость, изъята основная масса денежных средств. Были созданы органы управления уже народным хозяйством, которые принимали в управление средства производства и в последствии перешли к созидательному строительству.

версия для печати


Поиск по сайту:  

16 сентября 2015 (586 дней назад)

Как в советской России не стало богатых (Изъятие личной собственности в первый год социалистической революции, его регламентирование, формирование аминистративных сруктур для конфискаций и реквизиций).

Октябрьский переворот положил начало социалистической революции, которая поставила задачу отмены частной собственности на средства производства. Но с первых дней после переворота новая власть столкнулась и с тем, что помимо разрухи во всех отраслях производства у неё отсутствуют средства к существованию и, что было ещё более опасно для её существования, нет запасов продовольствия. При этом миллионы людей находились на грани нищеты и без понятной перспективы скорого возврата к нормальной жизни. На этом фоне призыв большевиков к перераспределению собственности легко привлек беднейшие слои населения к участию в захвате власти и дальнейших революционных преобразованиях. Суть перых действий новой власти в стране заключалась в относительно равномерном перераспределении материальных ценностей между гражданами. Это в свою очередь предполагало изъятие у прежних владельцев не только частной собственности, способной приносить прибыль, но и «излишков» личной собственности превышающей некие социальные нормы.
Задачей власти было определить количественные нормы имущества, которыми справедливо может владеть частное лицо; создать организации, которые отнимут лишнее и которые это лишнее перераспределят между нуждающимися. Таким образом можно было реально измененить положение беднейших слоёв населения в кратчайшие сроки.
Как была организована планомерная работа по изъятию собственности у имущих любей написано не так много. Очевидно, что тема не проста для исследователя поскольку этот процесс происходил без особого плана с перегибами и ошибками. Попробуем проследить основные этапы отчуждения собственности у граждан различных категорий в 1918 году в Саратовской губернии.
В первую очередь советской власти предстояло обеспечить своё существование денежными средствами. За две недели после переворота банковские счета опустели. Граждане снимали вклады и переводили деньги в безопасные на их взгляд места.
18 ноября Исполнительный Комитет Саратовского Совета Рабочих и Солдатских Депутатов решает установить контроль над всеми счетами в банках города . Государственный банк был занят отрядом вооруженных людей под руководством Хвесина. Они арестовали управляющего и потребовали от служащих сдать все ценности банка . Комиссаром был назначен банковский работник, эсер Племянников. Во все остальные банки были поставлены комиссарами гимназистки, учащиеся технического училища и двое рабочих. В их обязанность входила единственная функция ограничить выдачу денег буржуазии . Только через год коммерческие банки и их штаты были окончательно распущены с введением государственной монополии на банковскую деятельность .
Через несколько дней после захвата банков председателю совета В.П. Антонову пришлось заявить, что «расход на содержание Совета должен быть переложен на плечи имущих классов» . Как это сделать решали на ходу.
В конце декабря исполком губернского совета предложил биржевому обществу в возможно короткий срок внести 18 миллионов рублей . Купцы и промышленники на собрании в зале консерватории согласились дать требуемую сумму, но при условии возврата к демократическим ценностям: открытие газет, восстановление работы городской думы и снятие контроля над банками . В ответ к особо крупным собственникам в ночь под новый год исполком послал красногвардейцев для ареста их в качестве заложников. Однако, птенциальные заложники вовремя скрылись и избежали заключения . В начале января всё же несколько человек было арестовано. . Результата этот арест, тем не менее, не дал.
Четыре месяца спустя власть решила повторить своё требование, но уже без предупреждения. В ночь с 4 на 5 апреля 1918 г. было арестовано 33 человека и потребовано наличными знаками 10 миллионов рублей .
Арестованным было предложено для своего освобождения распределить указанную сумму среди саратовских богачей . 16 апреля зале Консерватории состоялось общее собрание имущих классов по вопросу уплаты контрибуции . Созданная на собрании комиссия пыталасья объяснить Исполкому, что 10 миллионов собрать невозможно, даже если заложников продержат 10 лет в тюрьме. Совет пошёл на уступки и концу апреля сумма требования уменьшились до 1 миллиона рублей, наличностью . Заложники были отпущены в конце мая, чтобы через 4 месяца встретиться на барже, куда их собрали, уже как врагов советской власти. Аресты, как мера воздействия, продолжались. Член комиссии по раскладке контрибуции В.А. Шишкин попал в тюрьму в начале августа .
Специальная комиссия сообщала через газеты плательщикам, обложенным контрибуцией где и когда можно внести свою долю . А в июне назначенный исполкомом комиссар по сбору контрибуции Либис-Верет уведомил своих подопечных, что впредь за каждый свой приезд будет причитать с плательщика дополнительно 10 процентов .
Летом 1918 г. В.П. Антонов без обиняков заявил в местных «Известиях», что цель советской власти заключается «в высасывании из буржуев всех средств и превращении их в таких же пролетариев, как и мы» . По свидетельству Н.М. Архангельского обложенные контрибуцией и уплатившие её облагаются вновь на довольно большие суммы до 50 тыс. руб . При этом обложили, в числе прочих, инженеров и врачей, даже состоящих на городской службе . На все духовенство так же была наложена контрибуция от 1 до 35 000 руб. со служителя .
Но помимо первой контрибуции описаннной во многих источниках, из документов видно, что в 1918 г. взыманием наличных денег занимались представители власти разных уровней. Военные комиссары, чрезвычайные комиссии, уездные и волостные совдепы и комитеты бедноты. Отсутствие контроля за происходящим заставило губернскую власть осенью 1918 г. потребовать на местах отчетность за все проведённые контрибуции. Выяснилось, что часто деньги распределялись по частным лицам. В этой связи Губисполком издал постановление, по которому всякое наложение контрибуций на местах должно быть санкционировано уездным исполкомом, а комитетам бедноты решили и вовсе воспретить заниматься этим. Получаемые от контрибуций суммы обязали вносить в уездное казначейство в распоряжение для равномерного Губисполкома распределения по губернии .
Как же взымались контрибуции в уездах? Например, хвалынский совет постановил 8 апреля, что для взыскания контрибуции капиталистов нужно приводить лично к комиссару, предьявлять ультиматум и в крайнем случае употреблять в дело плеть . Балашовский Совет Народных Комиссаров отказывающихся выплачивать контрибуцию, постановил заключать в тюрьму . В областных газетах появились объявления о розыске граждан не уплативших в кассу чрезвычайный налог .
Когда летом 1918 г. на селе были организованы комитеты бедноты, они с усердием кинулись облагать врагов социалистической революции беспощадными контрибуциями. Так «за удовольствие побунтовать против советской власти на село Верхозим наложена контрибуция более чем на 100 000 руб» . В том же Петровском уезде Мазейский сельский Совет, «нуждаясь в средствах, необходимых для советской работы, наложил на местную буржуазию контрибуцию в размере 16 000 рублей . В д. Шадчина Сердобского уезда комитет бедноты взял с трех бывших землевладельцев братьев Куропаткиных восемь тысяч рублей в виде контрибуции, которая была пропорционально распределена среди безлошадных и бескоровных граждан . А вот в Новоузенском уезде контрибуцию не успели разделить и взысканные с богатеев около 2 млн. рублей и 24 фунта золота куда-то исчезли . Военный комиссар Журавлихинской волости наложил в свою пользу на волость контрибуцию в 97 тысяч рублей. При аресте ЧК нашла у него дома более 23 тыс. рублей . В сохранившейся докладной записке аткарского уездного военного руководителя подробно рассказываеся о рейде его кавалерийского отряда по деревням уезда в поисках денег и продовольствия. Предложение бойцов красной гвардии поделить часть денег командиром было принципиально отвергнуто и собранные деньги в сумме 33 500 рублей были переданы в уездный исполком .
К годовщине октябрьского переворота центральная власть потребовала немедленно взять у паразитических и контрреволюционных элементов населения средства на снаряжение и содержание красной армии. Саратовской губернии выпало собрать 400 миллионов. Разверстку потребовали произвести к 1 декабря, а к 15-му суммы должны были быть уже собраны .
Инфляция к тому времени уже набирала обороты и соотнести объективно эту цифру с суммой первой контрибуции врядли возможно. Но цифра впечатляет. При взимании налога рекомендовали употреблять продолжительный арест и принудительные общественные работы, конфискацию имущества, а в случаях укрывательства денег - суд революционного трибунала .
Но помимо денег новой власти нужны были и товары, которые следовало распределять на справедливой основе и по фиксированным ценам. С первых дней советской власти для этих целей начала работу контрольно-реквизицонная комиссия, задачей кторой стал поиск и изъятие запасов товаров несправедливо принадлежащих частным лицам. Часть документов о работе этой комиссии сохранились в ГАСО в отдельном фонде. Следует пояснить, что реквизиция предполагала оплату предметов государством по некой установленной, как тогда говорили твёрдой, но не спекулятивной (то есть рыночной) цене. В этом её отличие от конфискации - безвозмездном отчуждении собственности.
Судя по документам члены комиссии по своему усмотрению определяли, что принадлежит гражданам по праву, а что нет. Их командируют «во все места города для проведения обысков и реквизиции найденного» . В работе комиссии широко использовались доносы граждан на своих имущих соседей. В письмах содержались формулировки: по дошедшим до нас сведениям, по показаниям такого-то, сведениям полученным из разговоров неизвестных, по дошедшим слухам и т.д.
В материалах о работе комиссии находим сведения о реквизиции лошадей для посылки делегатов в уезды, автомобилей, шапок, галош, чая и сахара и т.д.
Списки товаров подлежащих реквизиции рассматривался на заседаниях Исполкома Совета. Например 18 декабря исполнительный комитет постановил реквизировать шоколад, кофе, какао, как вещи, необходимые для детей, а так же теплые одеяла у всех, имеющих их сверх нормы.
Списки товаров подлежащих реквизиции рассматривался на заседаниях Исполкома Совета. Например 18 декабря постановили реквизировать шоколад, кофе, какао, как вещи, необходимые для детей, теплые одеяла у всех, имеющих их сверх нормы.
Желание занятся реквизициями возникало у многих новоиспечённых советских организаций, тем более, что контроля за расходованием отнятого попросту не существовало. Например член военной секции совета солдатских депутатов г. Аткарска Плотников явился на станцию с 4-мя вооруженными солдатами и при помощи лома самовольно открыл склад и увез грузы в поселок . Отряд хвалынской красной гвардии производил в Кузнецке конфискацию имущества буржуазии без всякого плана, так что руководители уже не могли сдержать .
Для наведения порядка в стихии изъятий в январе 1918 г Губисполком издал приказ всем учреждениям, что возглавлявшие их лица будут предаваться революционному суду в случае создания реквизиционных комиссий, поскольку право реквизиции принадлежит исключительно комиссии, состоящей при Совете губернских комиссаров по продовольствию .
Председателя контрольно-ревизионной комиссии В. К. Гольберт наделили неограниченными правами на проведение обысков и реквизиций. В том числе привлекать наряды милиции и красной гвардии в нужный для него момент и по его усмотрению .
В марте 1918 г., наконец, утверждается инструкция по производству обысков, выемок и осмотров . А контрольно-реквизиционная комиссия преобразована в контрольно-реквизиционный отдел губисполкома. В его задачу вошло создание технического аппарата для принятия на учет всего продовольствия и товаров в Саратовской губернии. Агентам отдела были выданы мандаты с фотографической карточкой. С этого момента все реквизируемые товары поступают на склады губернского совета комиссаров по продовольствию по квитанционным книжкам .
Реквизиции не всегда проходили спокойно. 22-25 мая извозчикам было предложено привести своих лошадей для реквизиции последних для нужд красной армии . Извозчики созвали собрание на Митрофаньевской площади, которое разогнал конный отряд революционной охраны. Кто-то открыл стрельбу, несколько человек было убито .
В мае в губернии создаётся Чрезвычайная комиссия по борье с контрреволюцией спекуляцией и саботажем с подчинёнными уездными комиссиями. В своей работе она постоянно производила конфискации. Так ЧК в Покровске взыскала в октябре 1918 г. с буржуазии и спекулянтов денег в сумме 2.470.353 рублей. Все вещи, одежда и обувь по мере поступления сдавались для раздачи рабоче-крестьянской бедноте .
Другой важнейшей задачей новой власти было обеспечение жильём нуждающихся за счёт выселения и уплотнения хорошо живущих богатеев. Для этой цели создали жилищный комиссариат, в ведение которого перешла вся недвижимость в городе .
С 1 января 1918 года была отменена частная собственности на все домовладения, расположенные в пределах города Саратова, квартирная плата с которых превышает 75 рублей в месяц. Правда, через полгода ставку минимальной доходности домов не подлежащих социализации подняли до 200 рублей .
Отныне сдача жилья в наём стала монополией государства. Бывшим домовладельцам за присвоение квартирной платы грозило выселение из занимаемой квартиры в трехдневный срок, и конфискация имущества в уплату долга .
Жилищный Совет призвал граждан сдавать в наем свободные комнаты, из рассчета 1 ½ –2 кв. сажени на человека . Эта норма равная 9 кв. м. просуществовала при распределении государственного жилья до конца существования советского строя. Поскольку состоятельные граждане могли позволить себе аренду квартир площадью более установленной социальной нормы власти приступили к уплотнению таких квартир. Так родились коммуналки. Дополнительная площадь в самых ограниченных размерах допускали лишь для врачей, юристов и для других специалистов, в зависимости от нужности их услуг советской власти и её вожакам .
Особые комиссии, организованные жилищным отделом являлись в дома, для выявления случаев обхода постановления об уплотнении со стороны богатых квартирантов . Как это происходило хорошо описал М.А. Булгаков в своей повести «Собачье сердце». И в саратовской действительности при уплотнении населения особо уполномоченные члены центрального жилищного отдела часто встречали к себе неприязненное отношение со стороны квартиронанимателей. За это со страниц саратовских газет обиженные угрожали принять самые строгие меры воздействия .
В целях изыскания и предоставления рабочим помещений были организованы 3 жилищные комиссии, которые намечали дома, пригодные для квартир рабочим и обследовали их. Население дома, как и при выдаче продуктовых карточек, разделяли на 4 категории: рабочие; ответственные советские работники; остальное трудовое население; нетрудовые паразитические элементы.
Естественно, советских работников, коммунистов и рабочих оставляли в своих помещениях. А нетрудовые элементы подлежали немедленному переселению в специально отведенные районы города.
«Теперь и без того бедная буржуазия выселяется из занимаемых ими квартир. – пишет «Красная газнта» - Нужно совершенно ее уничтожить, лишить всего, что она имеет. Необходимо ее лишать какой бы то ни было квартирной обстановки. Вот это и является дальнейшей задачей в борьбе с буржуазией» .
В своих мемуарах ректор Саратовского университета В.Н. Зернов рассказывает, как к нему явились претенденты на занимаемую им квартиру, которые заявили, что они реквизируют всю движимость и занимают квартиру. Зернов подыскал себе квартиру, соответствующую социальным нормам и переехал, забрав вещи. Когда потенциальные жильцы обнаружили совершенно пус¬тое помещение, поселяться в ней отказались, так как у ниx своего ничего не было .
Безконтрольное пользование конфискованными вещами давало возможность к нечистоплотности чиновников. 26 октября, всем без исключения советским учреждениям и отдельным лицам советских учреждений было предложено в 7-дневный срок представить подробную опись всей мебели, находящейся в учреждениях и в квартирах лиц учреждений, а также представить подробную опись всего имущества, оставленного владельцами в занятых советскими учреждениями помещениях .
При реквизиции жилых помещений у лиц, скрывшихся и выселяемых из города движимое имущество, конфисковывли. Постановлением исполкома от 25 октября при Центральном жилищном подотделе Отдела городского хозяйства организуется учет и распределение всякого рода домашней обстановки, поступающей от реквизиций и конфискаций. Перевозку без особого на то разрешения мебели по городу запретили .
К коцу года процесс конфискации имущества в основном завершился. В газетах сообщили, что со складов центрального жилищного подотдела отдела городского хозяйства выдача мебели, обстановки и других предметов прекращена .
Другим достижением советской власти было введение жёсткого контроля над оборотом наличных денег с целью лишения возможности личного обогащения, противоречащего с принципом уравнительной оплаты труда. В Саратовской республике годовая прибыль хозяев некоммунизированных предприятий не должна была превышать годового максимума работника - 4800 руб . Отныне все суммы предприятия должны были проходить через рабочий контроль .
Тем не менее по свидетельству Архангельского денег на руках у классовых врагов было достаточно. Театры делали бешеные сборы – какие бы цены ни назначались. Процветала карточная игра, деньги бросали как сор . Исполнительный Комитет объявил, мародёров, спекулянтов и игроков врагами народа. Виновных в этих преступлениях обещали немедленно арестовывать и препровождать в тюрьму .
Постановление от 6 марта 1918 г. обязало все торговые заведения иметь кассовые книги для записи ежедневного прихода и расхода. А вырученные деньги вносить в банк на текущий счет ежедневно . Для контроля за исполнением создали особую комиссию, которая за нарушение этого приказа штрафовала торговцев на крупные суммы и даже угрожала наказанием по всей строгости рабоче-крестьянского закона, вплоть до конфискации имущества владельцев .
Наличие у граждан больших сумм наличных денег стало нарушением закона. Обыски и конфискация денег произведились по ордерам Исполнительного Комитета. Так в ночь с 1 на 2 марта в гостинице «Россия», вооружёнными солдатами был произведён обыск у лиц, живших в гостинице. Конфисковали 500 тыс. руб. – в том числе 300 тыс. у шведского консула и 17 тыс. у арендатора гостиницы Кюба, австрийского подданного . У проф. университета Вормса при обыске взяли последнюю 1000 рублёвку, у Б.А. Арапова – 700 руб . В местных «Известиях» для острастки сообщили, что ввиду неисполнения гражданином Ратнером приказа исполнительного комитета о сдаче денег в банк, отдел по борьбе с контрреволюцией конфисковал у него 55 000 рублей . А 22 июля в результате повального обыска на Верхнем Базаре было взято несколько десятков тысяч рублей николаевских денег .
Кроме денег у имущего класса были драгоценности, которые своим наличием нарушали социальную справедливость. Часть их хранилась в банковских сейфах, которые были опечатаны большевиками после захвата банков. Видя безрезультатность призывов к хранителям показать содержимое, содержимое сейфов объявлено национальной собственностью через год после захвата банков . Сейфовая комиссия, однако, существовала ещё долго, ибо банковские ячейки без ключа вкладчика вскрыть практически невозможно .
Часть драгоценностей принадлежала ювелирам. 8 апреля около двадцати ювелиров пригласили в аудиторскую контору для обсуждения некоторых профессиональных вопросов. Около 8 часов вечера им объявили, что они взяты под стражу. Затем их по одному перевезли в ювелирные магазины, которые обыскали и конфисковали без каких-либо расписок все золото и серебро . Петровский уездный совет в целях уничтожения экономической мощи буржуазии постановил, что все драгоценности, имеющиеся на руках у буржуазии и кулаков должны быть сданы немедленно в кассу совета без всякого вознаграждения . Хранить дома драгоценности стало опасно. В результате свёртки с драгоценностями стали прятать в укромные места, о чем ещё помнят наши старики.
Как мы видим получать высокую прибыль предприниматели больше не могли. Но по факту они оставались собственниками. Увы, произвести национализацию торгово-промышленных предприятий единовременно было невозможно. Каждому предприятию нужно было уделить отдельное внимание. Организовать контроль со стороны служащих, поставить комиссаров. Кроме того для работы предприятий нужны были деньги, сырьё, сбыт продукции. Поэтому процесс шёл поэтапно в течение всего 1918 года.
Предприятия конфисковывались у владельцев на различных основаниях. Это были и решения центральной власти, и решения исполкомов советов разных уровней, либо решением коллектива служащих.
ВЦИК принял 28 июня «Декрет о национализации предприятий ряда отраслей промышленности …» и местным властям надлежало следовать ему.
Губернский исполком регулярно на своих заседаниях принимал решения о переходе в собственность государства: всех аптек, аптечных магазинов и складов , паровых мельниц , книжного склада т-ва Сытина , маслобойных заводовов , гостиниц 1-го и 2-го разрядов , пекарен , частных лечебниц и зубоврачебных кабинетов .
Уезды не отставали. Екатериненштадский Совет 13 марта решил конфисковать все механические мельницы, лесопильные заводы и лесные пристани на полном ходу, со всеми приспособлениями, службами и материалами . А Петровский Исполком Совета 7 октября принял решение о национализации в уезде всех промышленных предприятий .
Коммисары в своей текущей работе не всегда дожидались решений советов и работали с опережением. На одном из заседаний Губсовета прозвучало: «Мы не могли дожидаться заседания исполкома (о национализации парфюмерных и писчебумажных магазинов). Фактически это проведено уже в жизнь» .
Общие собрания рабочих принимали решения о национализации парикмахерских , предприятия т-ва Бушковых и тд.
Вскоре после октябрьского переворота был создан совет народного хозяйства, в составе которого работали отраслевые подразделения, такие как «Волготоп» (топливо), «Волгомет» (металлы) и т.д. Их функцией являлось взятие на учёт всех материальных ценностей губернии не зависимо от того, кому они принадлежали. Взятие на учёт фактически означало передачи этих ресурсов в пользу государства.
В воспоминаниях А.А. Минха, работавшего в «Волгомете» есть сведения о методах работы совнархоза в то время. «… в начале июля мне было предложено выполнить задание центра – обследовать город Царицын, особенно близлежащий Французский завод, и конфисковав все, что найдется, доставить в Саратов. Обобрали Царицын и завод начисто и повезли в Саратов битком набитые три деревянных баржи, из них одну, полную церковных колоколов, «эва¬куированных» в Царицын с Дона и Украины» . Основанием для такой конфискации был всего лишь мандат на неограниченные полномочия предъявителя.
Лишение имущественных прав навело на мысль комиссара отдела искусств Бассалыго о необходимости национализировать и авторские права на пьесы. На что Антонов возразил, что вэтом нет необходимости, поскольку национализируя книжные магазины, мы получаем в наше распоряжение все напечатанные пьесы, находящиеся в нем, чем может пользоваться отдел искусств . Так руководитель саратовского губсовета по сути благословил пиратство в области авторских прав. Не пщадили новые власти интеллигенцию и в правах на личное имущество. «Изликами»были признаны и богатые книжные собрания, которые реквизировали для устройства образцовых библиотек при рабочих клубах и учреждениях Пролеткульта . На предложение отбрать в пользу государства личные музыкальные инструменты, однако, нашлись возражения. Одним из аргументов было, что «их свалят в кучу, они будут портиться, и опять все сведется на нет» .
Советская власть не могла смотреть спокойно и на ценности, принадлежавшие церквям. Отделение церкви от государства помимо свободы совести дало правовую основу для передачи имущества всех религиозных конфессий государству. Для претворения в жизнь этой задачи была создана особая комиссия. Она начала работу с описи имущества специально не предназначенного для богослужебных и обрядовых целей как-то: дома, земли, угодья, фабрики, свечные и др. заводы, рыбные промыслы, подворья, гостиницы, капиталы и все вообще доходные имущества в чем бы они не заключались .
В первую очередь конфисковали капиталы, которые находятся во всех Народных банках, ссудо-сберегательных кассах и Казначействе . Потом дело дошло до свечей и дров . Для прочего имущества был образован склад, в котором помещались иконостасы из упраздненных домовых церквей и весь прочий богослужебный инвентарь: ризы и т.д .
Но конфискация имущества немногочтсленной интеллигенция и духовенства для советской власти не могло решить проблемы ее существования. В аграрной губернии важнейшим субъектом для конфискаций и реквизиций стали зажиточные крестьяне – гомадный по своей численности слой населения губернии. Объявленный большевиками сразу же после переворота учёт имений привёл к бесконтрольному грабежу на селе.
Вот сводки тех дней. Волостной комиссар села Старого Чирчима совместно с милицией в числе 3 человек и «граждан» того же села в числе 55 человек отобрали у отрубщика Скорлупкина весь хлеб, скот, все корма, дрова, лес, сеялки, бороны, тележки, и все другие хозяйственные вещи. Взята была даже одежда и белье. Все это было поделено между участниками погрома .
В Байковской волости Сердобского уезда на купленной у Крестьянского поземельного банка земле существовал поселок в 22 двора. Туда явилась толпа «граждан» 1-го Салтыковского общества около 50 человек во главе с председателем сельского комитета. В результате дома остались без окон, вынуты и унесены полы, печи разломаны, трубы сняты, железо с крыш поднято, тес сорван и унесен, оставшаяся обстановка и имущество расхищены, колодец и погреб завалены, оставшиеся надворные постройки разобраны до основания и унесены .
Интересна правовая оценка таких грабежей со стороны комиссариата юстиции. Отрубщик назвавший организаторов разгрома его хутора с разграблением всего имущества на сумму 183 733 рубля получил в ответ на поданное заявление, что означенное деяние произошло в революционный период и его следует рассматривать как происшедшее на почве земельных отношений. И дело производством было прекращено.
Характерно, что грабежи уголовного порядка, оправдывались большевиками и нравственном плане. В.П. Антонов в своих воспоминаниях пишет: «Крестьяне окрестных деревень, выпив для храбрости, врывались в помещичью усадьбу с исступленными криками. Мужики после расправы возвращались довольные, глубоко убежденные, что «ежели помещик одолеет, как в пятом году, то все одно - ничего не получит» .
Но зажиточных крестьян лишали не только права иметь имущества больше неких социальных норм, но и права распоряжаться результатами своего труда. Что по сути лишало аграрное производство рентабельности и стимула к развитию.
Монополию на торговлю хлебом ввело ещё временное правительство весной 1917 г. Но начало насильственного отбирания хлеба началось только в декабре 1917 г. В Губернский исполком шли ходоки от бедноты предлагавших свои услуги в изъятии хлеба у зажиточных крестьян при условии, что им перепадет доля из обнаруженных запасов .
Первый отряд красногвардейцев, посланный к богачам немцам-колонистам в Бальцер, весь погиб. В домах красногвардейцев встретили притворно ласково, накормили их и напоили чаем. А ночью выкрали у них оружие и всех перебили .
В.П. Антонов вспоминал, что Ленин при личной встрече в январе 1918 г. напутствовал: «Добывайте хлеб и везите его в Питер и в Москву, не останавливайтесь ни перед чем» . И рабочие дружины не останавливались.
В селении Шенталь немцы колонисты пытались с оружием в руках защитить своё имущество. За это им пришлось уплатить 501 400 рублей контрибуции. Но «дружинники» этим не ограничились и приступили к разгрому и грабежу деревни. Пришлось прислать вооруженный отряд, чтобы осадить красногвардейцев, превратившихся в бандитов. Вооруженный отряд отправляется в село Норки за хлебом и возлагает расходы на его содержание на счет общества села .
Подбором кадров большевикам было заниматься некогда, да и опыта ещё не было. Различие между красногвардейцами и бандитами не всегда было очевидно. Про хвалынский совдеп очевидец пишет: «Совет из себя представляет кучку каких-то темных элементов, которые захватили власть, и терроризируют местное население... отбирается скот, продукты питания и кроме того возлагается большая контрибуция. За малейший протест, а также и за невзнос контрибуции крестьяне подвергаются порке. Побоям подвергались даже женщины и дети. От населения отобрали все, что имеет ценность. Отбирают кур, лошадей, которых загоняют, режут коров, а также забирают молоко, масло и яйца» . «Среди красной гвардии к нам присланной оказались нехорошие люди. Грабилось ими имущество и тайно и явно, брали взятки и прикарманивали имущество, как то: брюки, часы, сапоги» . Население станции Ключики «умоляет просит у губернской власти защиты от насилий, телесных истязаний до убийства, чрезмерных поборов, насилию контрибуции деньгами, чинимые хвалынскими красногвардейцами, которые, озлобляя население, внесли полный террор» .
Для усиления сознательным элементом организацию продовольственных отрядов поручают фабрично-заводским комитетам и профессиональным союзам. Они поступают в распоряжение совета губернских продовольственных комиссаров для реквизиции хлеба у кулаков и правильного распределения его между местной беднотой и городом .
Монополия на торговлю зерном и ограничение норм потребления хлеба неизбежно вызвали желание населения решить для себя проблему самостоятельно. Для кого-то мелкая торговля могла стать и источником дохода в то трудное время. Появились мешочники. Они сразу стали вне закона. Началась охота за этими предприимчивыми людьми. Появился термин: заградительные отряды.
Совет комиссаров по продовольствию признал необходимым немедленно организовать по линии железной дороги 2 отряда. Каждый отряд из 50 человек, хорошо вооруженных и ясно понимающих свои задачи. Эти отряды имели осведомителей-разведчиков делающих соответствующие донесения . Все привозимые мешочниками продовольственные грузы конфисковались, исключая личные продовольственные запасы, которые не должны превышать 20 фунтов. Мука конфисковалась во всяком количестве .
В целях усиления контроля над провозом муки постановили иметь отряды: на ст. Саратов I в составе 20 человек; на Увеке – 30 человек; в Шахматовке – 15 человек и два парохода с командой в 30 человек; при чем один пароход курсировал ниже Саратова, а другой – выше .
В дневнике Соколова описана ситуация вокруг парома, связывавшего Саратовский берег с Заволжьем. В Квасниковку не пропускают, - пишет он - из Квасниковки вылавливают, на вокзале муку отбирают у всех. Даже на улице, если кто-нибудь несет мешок с мукой – отбирают .
Битва за урожай в Саратовской губернии приняла всероссийский масштаб. Продотряды из голодающих регионов ринулись в сёла. Половину заготовленного хлеба декрет разрешил отправлять в пославшую данный отряд губернию. Другая половина заготовленного хлеба оставлялась в местах .
В инструкции продовольственным отрядам написано: «Политический комиссар, явившись с отрядом в деревню, собирает сход деревенской бедноты, предлагает бедноте избрать комитет для сбора хлеба от кулаков и для заведывания распределением хлеба, сельскохозяйственных орудий и др. предметов первой необходимости нуждающимся» .
Крепкий и работящий крестьянин стал хвататься за оружие защищая плоды своего труда. На почве вооружённой реквизиции хлеба начались кровавые столкновения в деревне между советскими отрядами и крестьянами. Например в селе Семёновка в результате имущественных споров 2 мая 1918 г. погибло 114 человек. И это не было восстанием и тем более не фронтом гражданской войны. В селе Бакуры, где мужики убили несколько чел. из реквизиционных отрядов, послан карательный отряд с пулемётами» . В Базарный Карабулак отправлен советский отряд для подавления кулацкого мятежа. Отрядом реквизировано 70 000 пудов хлеба. Несколько человек арестовано. На кулаков наложена контрибуция в 2 миллиона рублей. .
Видя, что результат их труда отбирается, многие крестьяне бросили свои поля и отказались убирать хороший урожай 1918 года. В ответ вышел декрет об уборочно-реквизиционных отрядах. Членам уборочных и уборочно-реквизиционных отрядов было обозначено вознаграждение продовольственной натурой, деньгами и особой премией за успешное и быстрое окончание работ по уборке и ссыпке хлеба .
Саратовский губернский совет организовал продотряд в 200 человек, из них 140 вооруженных, хорошо умеющих владеть оружием. Каждому члену отряда за время его отсутствия предприятием выплачивалась заработная плата, проездные и 10 рублей суточных . Перед выходом из Саратова отряды снабжались чаем, табаком и по возможности сахаром и другими продуктами . Но 200 человек были не в слах отобрать хлеб у всей губернии и вскоре в целях более интенсивной заготовки хлеба, Губпродотдел приступил к формированию продовольственного полка .
Эффективность сельских советов в перераспределении собственности оказалась низка, так как в советы попали авторитетные крепкие селяне. Но у них было имущество. Делиться заработанным не хотел никто. Поэтому власть передали тем, кто хотел поделить чужое. Основой советской власти на селе летом 1918 г. стали комитеты бедноты. Им поручили распределение хлеба, предметов первой необходимости и сельскохозяйственных орудий . Комбедам положили оклады и выдали оружие. Саратовскому губпродкому центр выделил 200 000 рублей на содержание комитетов бедноты и их организацию .
В своих воспоминаниях В.П. Антонов пишет, что Ленин прекрасно понимал, что о справедливости в работе комбедов говорить не приходилось .
Но со своей основной задачей - перераспределением личной собственности на селе комитеты бедноты справились. Мира и справедливости они не принесли. Поэтому в конце года комбеды прекратили свое существование . Выяснилось, что комитеты бедноты занимались вымогательством, незаконной реквизицией и резкой для себя скота, требованием доставки спирта и арестами .
Еще пять лет после их ликвидации в деревне лилась кровь. По сегодняшним оценкам жертвами волнений на селе за эти годы по стране стали около миллиона человек .
Участие большого числа людей в изъятиях собственности, отсутствие чётких указаний о том, что можно изымать и по каким документам породило в массовом сознании допустимость самостоятельного участия в изъятии так накываемых излишков. Грань между конфискациями и грабежами была очень тонкой. Уполномоченные лица часто действовали по своему усмотрению, а грабители называли себя уполномоченными лицами. Страх потери личной собственности на десятилетия не покидал советских людей. А в первые месяцы советской власти под лозунгом грабь награбленное под знаком установления справедливости и при отсуствии твёрдой власти неминуемо привело к массовым грабежам. В этот смутный период советской истории газеты систематчески сообщали о том, как группы вооруженных людей совершали нападения на частных лиц и организации. Об этом можно было не говорить в рамках этого сообщения, но в то время обыватель не всегда могло разобраться, где действует власть, а где уголовники. В дневнике Соколова есть запись: «называющие себя большевиками, лица в военной форме, как только смеркнется, выходят на городские улицы с оружием, но не для охраны. Они раздевают донага и мужчин и женщин, врываются для грабежа в квартиры: после семи вечера на улицах почти никого не встретишь . В.П. Антонов признался в своих мемуарах, что «гарнизон все больше и больше расхлябывался, солдаты стали превращаться в голодных, распущенных и хищных мародеров, от которых особенно сильно страдали приезжавшие на базар крестьяне и базарные торговки съестными припасами» .
8 декабря 1917 г. Военная секция доводит до сведения всех граждан, что лица, которые будут производить самочинные обыски, будут предаваться Военно-революционному суду . 21 февраля Совет рабочих, солдатских и крестьянских депутатов, констатируя, что отдельными группами производятся грабежи и бесчинства, объявляет таковых врагами народа, пособниками контрреволюции и извещает всех, что против них будут приниматься Советом самые решительные меры . 3 сентября 1918 г. по выяснении поведения местных и фронтовых красноармейцев и приезжающих с фронта выяснилось, что многие из товарищей красноармейцев или по бессознательности или с целью разложения Советской власти производят единоличные конфискации, грабежи безо всяких на то предписаний свыше . Командир 1-го батальона советского полка Яков Герман проводил массовые грабежи и насилия над населением в селах Ровное, Привальное, Тарлык, Малышка и Кривой Яр Новоузенского уезда Самарской губернии .
Власти понадобилось еще несколько лет, чтобы остановить поток грабежей на селе. и обуздать преступность в городах, порожденной ослаблением власти на пороге социальных перемен.
Изъятие «излишков» имущества продолжалось и в последующие годы, но основные шаги в перераспределении собственности для ликвидации социального неравенства были совершены в первые месяцы существования советской власти. Была перераспределена жилая недвижимость, изъята основная масса денежных средств. Были созданы органы управления уже народным хозяйством, которые принимали в управление средства производства и в последствии перешли к созидательному строительству.

версия для печати

 
Использование материалов сайта,
только с разрешения правообладателя © Old-Saratov.ru
Яндекс.Метрика
Rambler's Top100