Биография Виктора  Антоновича Шомпулева

Кумаков А.В. Биография В.А. Шомпулева в документах, воспоминаниях, переписке и периодической нечати//Музей в региональном пространстве: презентация исторического наследия, культурная и общественная миссия. Саратов. 2011. (Труды СОМК. Вып. 22). С. 301-310.

«Записки старого помещика» Виктора  Антоновича Шомпулева вызывают у сегодняшнего читателя несомненный интерес по нескольким причинам.

Во-первых, в этих мемуарах незаурядное писательское мастерство сочетается с исторической документальностью. В них упоминается более трёхсот реальных лиц, штрихи к портретам которых автор даёт на основе личных впечатлений.

Во-вторых, в «Записках» описывается провинциальная жизнь, которая в отечественных мемуарах представлена менее, чем столичная. В «Записках» представлен длительный период истории Саратова из жизни его жителей от губернатора до простых крестьян.

В-третьих, мемуары написаны на рубеже 19-го 20-го веков помещиком, родившимся при крепостном праве и долгое время жившим на доходы от своих крепостных. Однако, судьба Шомпулева сложилась так, что свою многолетнюю службу ему пришлось посвятить реформам разрушавшим старый уклад. Автор спустя полвека после начала реформ не может скрыть симпатии к старым временам. И эта симпатия сродни той, которую мы сегодня испытываем к «застойным» временам. Прошлое вызывало у Шомпулева, несмотря на понимание им неизбежности наступивших экономических реформ воспоминания о стабильности и спокойствии.

Естественно, что происходившее тогда в стране, воспринималось автором  «Записок» согласно с его материальным положением и социальным статусом. В этой связи остановимся на деталях биографии Виктора Антоновича, которые он не отразил в своих воспоминаниях. К счастью, подробности его жизни можно восстановить, так как помимо документов в архивах, сохранилась довольно обширная переписка Виктора Антоновича с официальными лицами и членами его семьи.

В формировании личности будущего мемуариста важнейшую роль, конечно, играла семья. Её история типична для провинциального российского дворянства того времени. Именно в родственном окружении формировался менталитет «старого помещика», каковым называет себя Шомпулев в подзаголовках к собранным в данной книге рассказам.

Своему происхождению Шомпулев посвятил два очерка: «Из прошлого» и «Из дневника жандарма …». Сделал он это явно не случайно. Как и у каждого потомственного дворянина, его гордостью были знаменитые предки. От своих родителей, он, скорее всего, знал свою родословную не более, чем на четыре колена по материнской линии и всего лишь на два – по отцовской. Но и этих сведений было достаточно, для того, чтобы молодой дворянин чувствовал свою «белую кость», поскольку его деды принадлежали к старинным дворянским фамилиям. Вспомним, как описал отношение дворян к своей родословной Аксаков, который был всего на одно поколение старше Шомпулева: «Производя свой род, бог знает по каким документам, от какого-то варяжского князя, он (его отец – прим.ред.) ставил свое семисотлетнее дворян­ство выше всякого богатства и чинов».

Итак, в какой семье вырос Виктор Антонович. В одном из писем к М.Н.Галкину-Врасскому он пишет, что:  «отец моего отца был полковник венгерской службы, принявший русское подданство и приписавшийся к Екатеринославскому дворянству, где ему в этой губернии были пожалованы 3000 десятин земли, и переименовали его Шомпулевым».  Однако, факты, приведённые в письме, вероятно слегка приукрашены.

Во-первых, пока не удалось найти сведений о гусарском полковнике Иване Шомпулеве, а гусарских полковников в русской армии в то время было не так много. Скорее всего, его чин был скромнее. Во-вторых, не ясна судьба столь крупного имения, которое находилось по документам в Новомосковском уезде Екатеринославской губернии. Его сын — Антон Иванович имения уже не имел. Хотя, коекчно, землю без крестьян на казачьей земле отставной гусар мог по каким-то причинам и продать, не передав сыну.

Поскольку документов о дедушке Виктора Антоновича не найдено, можно лишь предполагать, что он приехал в Россию в середине XVIII века. Тогда Россия вербовала, бежавших с турецких территорий дворян восточноевропейских стран с целью образования пограничного войска иррегулярного строя. В числе первых 5 поселённых гусарских полков был и венгерский.

Каждый, поступивший на Русскую службу гусар, получал земельный надел, деньги для приобретения лошади, оружия, обмундирования и амуниции, и в дальнейшем получал жалование. В 1741 году гусарские полки официально вошли в состав русской армии. Венгерский полк был сформирован подполковником Кумингом, который привел из Венгрии две роты кавалеристов, которые свели в гусарский полк, состоявший  из трёх эскадронов по 200 человек. Среди них, очевидно и был молодой венгр, ставший после крещения Иваном Шомпулевым (фамилия, по словам В.А. была православным священником сильно искажена).

Дедом же по материнской линии у Шомпулева был Степан Григорьевич Долгово-Сабуров – представитель одной из древнейших боярских фамилий. Представителей этого рода мы находим уже в окружении Александра Невского.

У Степана Григорьевича была типичная для его эпохи дворянская биография. Не имея средств, отец отдал его в армию в 15 лет. Юноша участвовал во многих сражениях. Был рекомендован в адъютанты Суворову, и находился несколько лет рядом с великим полководцем. Прослужив 16 лет, Степан перешёл на гражданскую службу. Дослужившись до должности Царицынского городничего (уездного города Саратовской губернии) получил на старости лет по прошению на высочайшее имя 800 десятин земли.

В 1788 году Степан Григорьевич женится на дочери титулярного советника Фёдора Артамоновича Быкова – Александре. Сохранилось, подписанное Суворовым поздравление по этому случаю написанное из Кинбурна: «поздравляю вас с новым семейством желаю жить в спокойствии…  Пребываю с истинным моим почтением. Государь мой Вашего высокоблагородия покорный слуга Александр Суворов».

Их младшая дочь Анна, выходя замуж за Антона Ивановича Шомпулева, получила в приданое часть и отцовского имения.

«…никого кроме г-жи Шомпулевой из потомства отца её Надворного Советника Степана Григорьевича Долгово-Сабурова в живых не находится… на предмет  ходатайства о передаче фамилии … сыну её нынешнему Саратовскому Уездному Предводителю Дворянства Виктору Антоновичу Шомпулева. 31 дня 1873 года».

Как мы уже знаем, Антон Шомпулев был для Саратова приезжим, равно как и Степан Долгово-Сабуров. Быковы же, уже тогда были старожилами саратовского края, в те времена ещё Астраханской губернии. Дед Александры Фёдоровны – Артамон Быков офицер астраханского гарнизона был пожалован в дворянство в 1739 году, а его сын Фёдор, также офицер осел под Саратовом, получив в 1769 году за службу сельцо Елшанку, ставшим в последствии Быковкой. В отставке Фёдор Артамонович служил по выборам, был, в том числе, первым казначеем Саратовской губернии. Отметим, что родственники Шомпулева, проживавшие в Саратовской губернии, все были по линии бабушки – Быковы.

Эту бабушку Виктора Антоновича звали Александра Фёдоровна. У неё было две сестры Мария и Прасковья. Они вместе были совладельцами родительского имения в селе Быковке Саратовского уезда, в версте от которого впоследствии будет построена усадьба Шомпулева — Приют. Мария будет жить в Студёновке в паре вёрст ниже Быковки, а Прасковья в Неклюдовке пару вёрст выше Быковки по течению Латрыка. Эти места станут сценой событий в «Записках старого помещика», а в бытовых зарисовках дореформенной жизни героями в основном будут соседи помещики – дальние родственники автора. Став в конце 19 века земским начальником в этих же местах, Шомпулев в свои очерки вывел героями жителей этих мест, но уже крестьян и земских служащих.

Сегодня ушли с лица земли все эти деревеньки, а от Быковки осталось каких-то пару десятков домов. Лишь волостной центр — Поповка осталась по современным меркам крупным селом.

Сёстры Быковы выходят замуж за местных помещиков — соседей по имениям. Их сыновья также женятся на детях соседей. И дочери выходят замуж за осевших, благодаря этому, вокруг Быковки помещиков.  В результате почти вся округа в Саратовском уезде находится у Виктора Антоновича в различной степени родства. Не случайно все они фигурируют в его очерках. Очевидно, родственники нередко обсуждали друг друга. Всё как у великого русского писателя: «Куда, бывало, ни повернись — везде либо Арапов, либо Сабуров, а для разнообразия на каждой версте по Загоскину да по Бекетову. И ссорят­ся, и мирятся все промежду себя; Араповы на Сабуровых женятся, Сабуровы — на Араповых; а Бекето­вы и Загоскины сами по себе пло­дятся. Чужой человек попадется — загрызут».

Имея несколько сохранившихся частных писем членов семьи Виктора Антоновича Шомпулева можно представить среду, в которой формировался  будущий автор записок. Его рано овдовевшая мать, выросла в семье, о порядках в которой можно составить представление по следующему письму, адресованного братом Анны Степановны Алексеем к отцу. Написанно оно в самом начале 19-го века в Петербурге, где Алёша учился в кадетском корпусе:

«Дражайший радители

Милостивой государь батюшка и милостивая государыня матушка Дражайшее ваше письмо пушенное 20-го апреля тронуло меня столько, что исторгнуло из глубины сердца моего сливейшее раскаяние, из очей моих обильнейшие потоки слез. Чем могу оправдатся пред столь чадолюбивым отцем, пред столь великодушным благодетелем котораго огорчил я толико? Чем могу заслужить и испросить великодушное его иснисходительное прощение? Все могу и нежелаю выдумывать ложных притчин к привлечению себе большей вины чрез недостойный толикаго отца, попечителя и благодетеля обман а единственно с сокрушенным сердцем и искреным раскаянием свою вину повергаюсь к испытанному вашему великодушею с слезным молением: отпустите мне столь непростительной поступок: я чуствую, сколько вас огорчил, чуствую цену всех ваших благодеяний и милостей и немогу нетерзатся совестию что подвигнул вас на гнев. Одно ваше снисхождение может мне возвратить столь нужное спокойствие духа. Я употреблю все свои силы чтобы впредь не раздражать вас ни малейшим проступком и всех случаях повиноватся буду полезнейшим вашим наставлениям и приказаниям … препоручая себя в продолжение дражайших ваших милостей и требуя родительскаго вашего благовения, содействующаго к моей пользе и благополучию имею честь пребывать вовсю мою жизнь с глубочайшим почитанием неограничною преданостию вам всенижайший сын и послушный слуга Алексей Долго Сабуров».

Такого, мягко говоря, почтительного отношения родителей и детей, младших к старшим, мы сегодня вряд ли можем себе представить.

В 1787 г. в семье уже знакомого нам венгерского гусара рождается мальчик Антон. Его биография повторяет судьбу большинства дворян той эпохи. Это — военная служба с малолетства. По выходу в отставку женитьба и продолжение службы, необходимое для содержания семьи

Как и большинство молодых офицеров того поколения, Антон Иванович стал участником отечественной войны 1812 года, а по выходу в отставку стал офицером создаваемой в то время в России жандармской службы. Можно полагать, что помимо карьерных соображений он пошёл на эту службу и из любви к отечеству. Если для современного читателя жандарм – вероятнее всего, синоним угнетателя, то для части дворян первой четверти 19-го века (жандармская служба сформировалась в 1815-1826 годы, с функциями современных спецслужб) эта фигура, вероятно, была фактором стабильности в начавшем бродить обществе. Подтверждением этого могут служить выдержки из инструкции графа А.X.Бенкендорфа чиновникам III отделения:

«…Обратить особое ваше внимание на могущие произойти без изъятия во всех частях управления и во всех состояниях и местах злоупотребления, беспорядки и закону противные поступки.

… Наблюдать, чтоб спокойствие и права граждан не могли быть нарушены чьей-либо властью или преобразованием сильных лиц, или пагубным направлением людей злоумышленных.

… Вы без сомнения даже по собственному влечению вашего сердца стараться будете узнавать, где есть должностные люди совершенно бедные или сирые, служащие бескорыстно верой и правдой, не могущие сами снискать пропитание одним жалованием, о каковых имеете доставлять ко мне подробные  сведения для оказания им возможного пособия и тем самым выполните священную на сей предмет волю Его Императорского Величества — отыскивать и отличать скромных, вернослужащих.

В вас всякий увидит чиновника, который через мое посредство может довести глас страждущего человечества до Престола Царского и беззащитного и безгласного гражданина немедленно поставить под высочайшую защиту Государя императора».

Разве не того же мы ждём сегодня от власти?

Как мы узнаем из очерка Виктора Антоновича, его отец мог одёрнуть и самого губернатора. Чин штабс-капитана, который получил Антон Иванович, уже служа начальником жандармской команды Саратовской губернии, дал ему право на потомственное дворянство, которое и унаследовал Виктор Антонович.

«… Мы Антона Шомпулева, который Нам поручиком служил, за оказанную в его службе Нашей  ревность и прилежность в Наши Штабс-Капитаны Всемилоствейше пожаловали и учредили … и Мы надеемся, что он в сем ему от Нас Всемилоствейше пожалованном чине так верно и прилежно поступать будет, как то верному и доброму офицеру надлежит…».

Мать Виктора Антоновича родилась в 1803 г. и была пятым ребёнком в семье Долгово-Сабуровых. Когда Антон Иванович Шомпулев приехал в Саратов Анна Степановна жила в Саратове с матерью и братом — отставным офицером флота, который только что женился. Двое её старших брата погибли в войну 1812 года. Для жениха, приехавшего в чужой город, Анна была выгодной невестой с приданым, состоявшем из несколько крепостных и трёх небольших имений.

Антон Иванович и Анна Степановна сочетались браком, очевидно, вскоре после прибытия Антона Ивановича Шомпулева в марте 1819 г. в Саратов. Известно, что с 1824 года он оформляет участок казённой земли в Саратовском уезде в оброк и исправно уплачивает за него 130 рублей в год. Очевидно, земля понадобилась для обеспечения работой крепостных крестьян молодой семьи.

В 1825 г. В семье Шомпулевых рождается первенец — дочь Екатерина, в 1829 ещё одна дочь Мария, которая умерла, по всей видимости, в младенчестве. И, наконец, 17-го июня 1830 г. родился мальчик Виктор — автор «Записок старого помещика». Восприемниками при его крещении были отставной штабс-капитан Михаил Гаврилович Мосолов (близкий знакомый и сослуживец Антона Ивановича)  и коллежская советница Мария Фёдоровна Быкова по мужу Дмитриева (тётка Анны Степановны). В том же 1830 г., во время эпидемии холеры в Саратове умирает отец новорожденного, что подробно описано в рассказе Виктора Антоновича «Из дневника жандарма 30-х годов».

Сведений о жизни Анны Степановны и её детей в 1830-е годы — мало.  Из записок мы узнаём, что у Виктора Антоновича, что, как и у большинства его современников была «мамка» из крепостных. А всего в доме проживало множество дворовых (только из имения в Чирчиме, по документам было взято в Саратов 12 человек). Помимо этого вскоре появляется француз — гувернёр Позе. Можно полагать, что Анна Степановна могла позволить себе вести вполне светский образ жизни. От родителей, как мы уже говорили, остались поместья и крепостные, а от мужа — пенсион вдовы обер-офицера. Анна Степановна, по имеющимся сведениям, после отъезда сына в Петербург основала село Приют и построила в нём усадьбу.

Заботу о детях покойного жандарма взяло на себя государство. Правительство в те времена беспокоилось о судьбе сирот дворян, погибших на службе. А после холеры 1830 года были даже открыты дополнительные кадетские корпуса для мальчиков. Девочек за неимением в то время провинциальных институтов благородных девиц определяли в столичный Смольный, по-старому называемый монастырём. Это учебное заведение содержалось на счёт императорской фамилии и пожертвования богатых вельмож.

Среди близких знакомых Анны Степановны — семья Ивановых (Любовь Герасимовна Иванова так же была в то время вдовой), о чём мы знаем из воспоминаний Виктора Антоновича и его племянницы Елизаветы Алексеевны Ивановой. Алексей Петрович становиться позднее шурином Шомпулева.

Не оставлял без внимания семью умершего предшественника начальник губернских жандармов подполковник Пётр Иванович Быков, который помог вдове в устройстве первой в жизни Виктора Антоновича аудиенции, о которой мы узнаём из его мемуаров: «Я был зачислен кандидатом в один из кадетских корпусов, но когда именно должна была меня привезти туда моя вдовая мать, уведомления не было, почему на этот раз мне пришлось лично подать Цесаревичу о том прошение, и вот, я хорошо помню, как одели меня в костюм маленького жандарма и в сопровождении гувернера М-r Позе отправили на пристань, куда должен был пристать пароход.  Начальствующие, хорошо знавшие моего покойного отца и нашу семью, пропустили меня вперед. Цесаревич взял от меня просьбу, которую я, стоя на одном колене, держал на голове и передал ее сопровождавшему его воспитателю (В.А.Жуковскому)».

В дневнике Жуковского за 1837 год также есть запись об этом событии: «27 воскресение. Пребывание в Саратове. Представление. Вице-губернатор Попов. Арнольди. Быков жандарм. Преосвященный Иаков. Тихменев. У обедни. … Бал. Прекрасная зала с колоннами белого фальшивого мрамора. Дочь Мавры Алексеевны. Быкова монастырка. Устинова. Жена Свечина, милая кокеточка».

Прочитав далее повествование об этом дне, читатель увидит, что Виктор Антонович ошибочно упоминает пароход, которого не было. Вероятнее всего собственные воспоминания (в год посещения ему было всего 7 лет) автор записок дополнял деталями из рассказов матери.

Цсаревич Александр в письме отцу Николаю I также описывает этот день достаточно подробно, но, упоминая о сыновьях Быкова, ничего не пишет о маленьком Шомпулеве:

«В Саратов мы приехали в 11 часов и переправи­лись опять на правый берег Волги.

Вчера 27-го числа день Полтавский, поутру я принял пред­ставление, был в соборе у обедни, церковь странная снаружи, совсем не в русском роде, наподобие мавзолея, внутренне хоро­ша. … Я живу в доме вице-губернатора — весьма хорошем строении…. Здесь я в первый раз видел казаков Астраханского Войска, люди довольно видные и поря­дочно одеты… вечером я был на дворянском балу в чудесной зале, лучше казанской, общество большое, и мно­го хорошеньких.

… У меня обедали артиллерийские батарейные командиры и Корпуса жандармов подполковник Быков, от которого я получил записку, он просит о помещении 2-х сыновей в Александровский или в Тверской».

Читатель сможет сравнить это описание дня посещения цесаревичем Саратова с сюжетом очерка Шомпулева, имеющегося в данной книге и увидит подтверждение документальности последнего.

Будущий Александр II был первый из четырёх императоров, с которыми довелось общаться Виктору Антоновичу. «Государя Александра Николаевича… он видел … чаще других государей: и Цесаревичем на Кавказе, и Императором в 1871 году в Саратове, и затем неоднократно в столице, куда … приходилось отправляться с адресами, и Его Высочество был всегда разговорчив, до крайности приветлив и милостиво внимателен».

 

Образование.

В один из своих очерков Виктор Антонович вставляет сентиментальную легенду: «Отец, умирая и благословляя меня, сказал: будь военный и пролей кровь за Царя и Отечество. И этот завет его стал моей мечтой с самого раннего детства, почему, когда в 1837 г. моей матерью было получено из Петербурга уведомление, что я зачислен в Александровский малолетний в Царском Селе корпус, я был в восторге». Вряд ли больному холерой Антону Ивановичу поднесли месячного Витю, но рассказ этот соответствовал тогдашнему идеалу отношения дворян к военной службе и Виктор Антонович ставит себя рядом с этим идеалом.

В приведённых далее мемуарах читатель найдёт описание путешествия из Саратова в Петербург и картинки из жизни малолетнего Шомпулева в корпусе для малолетних сирот.

Что же это было за заведение, в котором оказался восьмилетний сирота? Александровский корпус для малолетних сирот в Царском Селе (для подготовки их к поступлению в кадетские корпуса) был открыт в 1830 году и вмещал 400 детей в возрасте от 7 до 10 лет, разделённых на 4 роты, и сроком обучения 3 года. «Все мы были одеты в военную форму, не исключая и  взвода малолетних, где в мое время были и такие, на которых нельзя было надеть еще и штанишек, так как один даже был на руках у кормилицы» — вспоминает Виктор Антонович.

И далее:  «Из Александровского корпуса я переведен был в конце 30-х годов в Павловский кадетский корпус, находившийся в то время в Петербурге на Обуховском проспекте».

Павловский кадетский корпус был образован в 1829 году из императорского военно-сиротского дома и его штат состоял из четырёх строевых и одной нестроевой роты по 100 человек.

Кадетские корпуса помимо военного имели и благотворительное значение, давая возможность получать образование и содержание детям неимущих и умерших офицеров и дворян. Так как число желающих поступить в кадетские корпуса постоянно возрастало, то возможность поступления в них обусловливалась служебными заслугами родителей. Но преимущественно принимали сирот неимущих, причем существовало 26 разрядов по правам на казенное воспитание, в соответствии с которыми и определялась очередность приема.

В кадетские корпуса после экзамена принимали мальчиков — 9,5-11,5 лет. Для всех корпусов в  1836 г. был введен единый учебный план и установлен общий порядок организации и устройства. Все предметы делились на три курса: приготовительный (1 год), общий (5 лет) и специальный (3 года). Помимо военных наук в кадетских корпусах преподавались: Закон Божий, русский язык и литература, немецкий и французский языки, математика, естественные науки, география, история, статистика, законоведение, чистописание, рисование и черчение. С 40-х гг. в составе старших классов существовали одногодичные артиллерийские и инженерные отделения, где преподавались соответствующие дисциплины.

«К сожалению мне не суждено было окончить корпус и, перейдя уже в четвертый общий класс во время Петергофских лагерей на маневрах в Ропше, я получил воспаление легких и был отправлен в Петербург в лазарет, где с трудом, поставив меня на ноги, доктора запретили мне дальнейшее учение, и в 1845 году я возвратился на родину, где после кумысного лечения, мне пришлось хотя ненадолго превратиться в чиновника канцелярии саратовского губернатора по уголовному столу» — пишет он в том же очерке.

Воспоминания Виктора Антоновича о кадетском корпусе эмоционально сдержаны. Он как бы вскользь упоминает о неприятных личностях, с которыми он столкнулся в стенах этого заведения. В качестве сравнения приведём более категоричное высказывание одного из товарищей Пушкина на тот же предмет:

«…Конечно, необходимы общественные заведения для образования офицеров, а особливо для морской службы, но не должно туда принимать детей… Разумеется, что тут должно уничтожить варварский обычай телесных наказаний, недостойный образованных людей, истребляющий понятие о чести, столь необходимой для всякого чувствующего свое личное достоинство.

Надобно побывать самому в таком корпусе, чтобы иметь понятие о нем. Несколько сот молодых людей всех возрастов, от семи до двадцати лет, заперты в одно строение, в котором некоторые из них проводят более десятка лет; в нем какой-то особенный мир: полуказарма, полумонастырь, где соединены пороки обоих… Всем порокам открыт вход сюда, тогда когда не принято ни одной меры для истребления оных. Телесные наказания нельзя к таким причислить, ибо они наказывают, а не предупреждают проступок. Принимаемые без всякого разбора воспитанники приносят с собою очень часто все пороки, которые мы встречаем в молодых людях, в праздности вскормленных в кругу своих дворовых людей, у коих они уже успели все перенять, и передают их всем своим товарищам. Таким образом, ежедневно, в продолжение нескольких десятков лет, собираются пороки, пока они не сольются в одно целое и составят род обычая, закона, освященного временем (всегда сильною причиною) и общим примером. Тогда уже ничто не может помочь, никакие меры — исправить такое заведение… К тому же причины зла основаны на природе вещей: возьмите несколько человек со всех концов земли, всех степеней образованности, всех исповеданий веры, исключите их из остального мира, подчинив одному образу жизни. Что выйдет? Одинаковые занятия, одинаковая цель жизни, радости, печали и вообще все, что они будут чувствовать, касающееся их всех, а не одного из них, даст им всем одну отличительную черту, один характер, общий всем, но составленный из личности каждого (таково было начало каждой народности). И не будет ли этот характер тем хуже, чем порочнее члены, составившие общество?           … совсем не заботятся о том, чтобы приохотить молодых людей к ученью. Отчего те и думают только о том, как бы скорее выйти в офицеры и бросить книги, полагая, что, достигнув эполет, они уже все нужное знают, не подозревая, что по сию пору их только приготовляли к настоящему ученью…».

Можно себе лишь представить, как чувствовал себя восьмилетний мальчик, оторванный от матери, находящийся более чем за тысячу вёрст от дома. Естественно он тосковал о домашней обстановке. Тому есть свидетельство. В воспоминаниях племянницы Шомпулева Елизаветы Алексеевны Ивановой, записанных по рассказам её отца (Алексея Петровича Иванова), служившего тогда в Петербурге находим следующие строки:  «ему (А.П.Иванову) доверяли воспитание молодёжи. … По праздникам к нему приходили кадеты и ученики заведений, которых родители доверили отцу моему. Из числа последних был и кадет Шомпулев, брат будущей жены отца и моей матери, то есть мой дядя».

Сестра Виктора — Екатерина избежала изоляции от родни ради воспитания. Её пригрела двоюродная бабка Мария Фёдоровна Дмитриева (Быкова) — «вдовая и бездетная», которая «не пожелав, чтобы мою единственную сестру, отвозили в Смольный монастырь, куда она была зачислена, взяла ее к себе, оставив ей после смерти этот дом». 

 

Начало службы.

Документов о начале карьеры Виктора Антоновича не сохранилось. Остался лишь рассказ об этом периоде самого автора «Записок».   «В гражданскую службу я вступил 22 июня 1846 года, но ни в канцелярии Саратовского губернатора, где я служил, ни в архиве Губернского правления, по справкам бывшего Губернатора найти этого не могли за уничтожением старых документов по распоряжению правительства».

Виктор служит в уголовной палате канцелярии Губернатора, в 1846-1849 гг., вероятно без жалования и вне штата. «Я был тогда ещё очень молод и перед поступлением в кавказские войска служил чиновником при губернаторе Кожевникове. За уголовным столом вместе со мной, без всякого жалованья, занимались ещё двое молодых дворян-помещиков и трое дворян, не имевших поместий. Последние, продолжая гражданскую службу, дослужились до высших чинов, и один из них, тайный советник, ещё недавно ушёл из К. губернаторов. Мы же, предназначая себя для службы военной, только на всякий случай желали познакомиться с гражданскими делами» — находим мы в очерке «Провинциальные типы сороковых годов». Эта служба дала в дальнейшем материалы для нескольких очерков из «Записок старого помещика».

Кого из родни имел ввиду Шомпулев можно лишь полагать. Но мы уже знаем, что в Саратове по линии отца и деда у него родни не было. У матери к тому времени не было ни родителей, ни братьев, ни сестёр. Остаются две двоюродные бабушки: Мария и Прасковья Фёдоровны, по мужьям Дмитриева и Неклюдова. Дмитриева была бездетна и в то время уже вдова. А вот у Прасковьи было несколько детей: сын Пётр Николаевич и три дочери, по мужьям Хрещатинская, Якубович и Григорьева. Они были и были ближайшими родственниками Анне Степановне Шомпулевой и её соседями по имению в Быковке, где у неё был клочок земли и несколько крепостных.

Была правда ещё одна семья в Саратове, с которой Шомпулевы были близки и вскоре породнились – Ивановы.

 

Сестра Екатерина и Ивановы.

В 1848 г сестра Екатерина выходит замуж за Алексея Петровича Иванова, вернувшимся тогда из Петербурга, где мы его уже видели, как опекуна кадета Шомпулева. В тот год он оставил службу в Петербурге, ради управления родовым имением, находившемся в Слепцовке Аткарского уезда (это произошло после убийства старшего из братьев Ивановых – Григория).

Отношения семей Шомпулевых и Ивановых началась ещё в конце 20-х годов, о чём можно судить по сохранившемуся документу — гарантии, которую давал более обеспеченный Алексей Петрович Антону Ивановичу на выделение казённого земельного участка в оброчное содержание. Есть и другое свидетельство давности отношений этих семей. Со слов матери Елизавета Алексеевна Иванова брака пишет: «Она (Екатерина Шомпулева) любила его уже в 6 лет и не надеялась быть за ним, собиралась уйти в монастырь. Встреча их была романтической». Если верить этому рассказу встреча произошла в 1831 году, когда Алексею Иванову было 20 лет и он был студентом Петербургского …. Очевидно он приезжал на лето в Саратов, где и покорил сердце девочки Кати.

«У Анны Семеновны (Степановны) просил руки её дочери местный богатый помещик Иваницкий (А.П.Иванов), которого та тайно любила. Свадьба Катрин Гиргеевой (Екатерины Шомпулевой) состоялась в конце зимы при роскошной обстановке» — пишет В.А.Шомпулев в автобиографическом очерке «Из прошлого. Быль», в котором, в отличие от остальных его «Записок» имена близких людей и автора изменены.

Молодые поселяются в доме только что умершей М.Ф.Дмитриевой (родной тётки матери Виктора), которая любила свою внучатую племянницу и вписала её в своё завещание. Виктор же по этому завещанию, о котором он рассказывает в очерке «Из прошлого Саратовской губернии», получил семь тысяч рублей. Впоследствии  (в 1893 году) Екатерина Антоновна построила на том же участке новый двухэтажный каменный дом, сохранившийся поныне. Виктор Антонович после разрыва отношений с супругой постоянно проводил зимы во флигеле этого дома. «На днях еду в Саратов и затем на несколько дней в Петербург, откуда возвратясь, коль буду жив, закабалю себя, по обыкновению на всю зиму в четырёх стенах своей квартиры». « Шесть месяцев просидел в четырёх стенах; … и теперь, наконец, вылез на свежий воздух…» — пишет он Галкину-Врасскому.

«Крайний дом (Б.Кострижная, №4) Соборной площади принадлежал моей бабке – Марии Федоровне Дмитриевой, которая принимала горячее участие при постройке собора (Александро-Невского). После же ее смерти улица эта называлась Дворянской, и наконец впоследствии, не знаю по чьей инициативе, ей дано глупейшее название Большой Кострижной».

Дружба  между семьями Ивановых и Шомпулева прошла через поколения и сохранилась до последних дней Виктора Антоновича. В доме сестры на Большой Кострижной он скончался, и вещи Виктора Антоновича в музей СУАК, вскоре после его кончины передали ни его дети, а  родной племянник Дмитрий Алексеевич Иванов.

 

Военная служба. Кавказ.

Как и многие русские дворяне, Виктор Антонович прошёл через военную службу на Кавказе, где в течение многих лет шла, то разгораясь, то затухая война с чеченцами, возглавляемых Шамилём. Как и его современники Шомпулев описывает пережитые события в романтическом духе. Более того, мы можем найти поразительную перекличку с рассказами о тех же событиях наших великих соотечественников – Лермонтова и Толстого.

Напомним, портрет Грушницкого, написанный Лермонтовым в «Герое нашего времени»:

«Он был ра­нен пулей в ногу и поехал на воды с неделю прежде меня.

Грушницкий — юнкер. Он только год в службе, но­сит, по особенному роду франтовства, толстую солдат­скую шинель. У него георгиевский солдатский крестик. …ему едва ли два­дцать один год … слывет отличным храб­рецом; я его видел в деле: он махает шашкой, кричит и бросается вперед, зажмуря глаза…

Приезд его на Кавказ — следствие его роман­тического фанатизма: я уверен, что накануне отъезда из отцовской деревни он говорил с мрачным видом какой-нибудь хорошенькой соседке, что он едет не так, просто, служить, но что ищет смерти, потому что…».

Прочитав далее автобиографические рассказы Шомпулева, читатель сможет увидеть поразительное сходство его героя с Грушницким. Он так же ранен в ногу и отдыхает на водах, носит солдатскую шинель и георгиевский крестик, так же оставил в Саратове некую девушку, которую он зашифровал в своем рассказе, как Катеньку Яковлеву.

А чего стоит эпизод о чеченской девушке Хейкла из очерка «Быль. Из прошлого», ведущей себя столь похоже с лермонтовской Бэлой?

Рассказ же о жизни в казачьей станице удивительно напоминает жизнь Оленина из «Казаков» Толстого. Это и бытовая сторона:

«Оленину, который уже три месяца как был зачислен юнкером в … полк, была отведена квартира в од­ним из лучших домом в станице, у хорунжего …» .

Похожи и взаимоотношения с сослуживцами во время жизни в станице: «С начальством и товарищами он имел мало дела. Положение богатого юн­кера на Кавказе особенно выгодно в этом отношении. На работы и на учение его не посылали».

Оленин, как и Шомпулев видел «как каждый юнкер или офицер в крепости регулярно пьет портер, играет в штосе, толкует о наградах за экспедиции … в станице регулярно пьет с хозяевами чихирь, угощает девок закус­ками и медом, волочится за казачками, в которых влюб­ляется; иногда и женится…».

Воинские подвиги были, очевидно, у всех молодых офицеров похожи: «Набег продолжался четыре дня. Начальник предложил остаться в штабе. Оленин отказался. Он не мог жить без своей станицы и просился домой. За набег ему навесили солдатский крест, которого он так желал …

За экспедицию он был представлен в офицеры, а до того времени оставляли его в покое…».

Но вернёмся к биографии нашего героя. В 1849 году девятнадцатилетний Виктор отправляется на Кавказ. Прощание проходило в доме Ивановых и в своих воспоминаниях Шомпулев пишет о прощании с матерью и хозяевами дома. Отметим, что у Алексея Иванова была жива мать, и было 10 братьев и сестёр, каждый из которых к тому времени имел свою семью.

Согласно формулярного списка, с 19 марта он зачислен юнкером с выслугою 3-х месяцев за рядового в Егерский, генерал-адъютанта князя Воронцова, более известный как Куринский, полк.

Описание первых дней пребывания во Владикавказе также удивительно похоже на таковые других мемуаристов того же времени. Приведём цитату из книги офицера генштаба тех лет Ольшевского: «… во Владикавказе остановился в единственной, можно сказать, в то время порядочной гостинице Лебедева. Здесь же был клуб, где про­водило время за картами и в танцах небольшое владикавказс­кое военное общество.…Не побывать у Опочинина…, значило навлечь его неудовольствие; да после этого не кажись на прекрасные глаза его жены Бабале, которая хотя и доживала третий десяток, но в обожателях недостатка не имела». Не исключено Шомпулев и Ольшевский сидели там на одном диване.

Далее Шомпулев поселяется в месте дислокации полка «в крепости Воздвиженской, расположенной на левом фланге Кавказа, в 30-ти верстах впереди крепости Грозной. Воздвиженская была расположена близ Аргунского ущелья на крутом берегу реки Аргуна. Девственные леса Кавказа, окружавшие с двух сторон Воздвиженскую, давали возможность горцам обстреливать, в ночное время, эту крепость и в особенности с противоположного берега Аргуна …». Здесь по роду службы ему «приходилось участвовать в конвоировании больших обозов во время оказии из Вождвиженской в Грозную, а также в прикрытии рабочих во время фуражировок и заготовки дров для нужд крепости. Командировки эти весьма редко обходились без перестрелки с неприятелем».

В первый год службы Шомпулева Куринским полком в составе левого фланга Кавказской армии « были предприняты две экспедиции против горцев. Первая из них при р. Нефтянке, с мая продолжалась около полутора месяца. Вторая, гораздо более значительная, экспедиция под начальством генерала Нестерова продолжалась с 3-го августа по 25-е октября… Эта трехмесячная экспедиция окончилась с постройкой Тепликинского укрепления». В числе представленных к наградам, был Виктор Антонович, который был произведен в офицеры.

На следующий 1850 год  «… назначалась одна из самых крупных по числу войск зимняя экспедиция уже в Большой Чечне, под начальством того же начальника левого фланга генерала Нестерова. Экспедиция эта предназнача-лась для вырубки Шалинского леса, находившегося в нескольких верстах от Воздвиженской, за рекой Аргун…».

Во время этой экспедиции Шомпулев «был тяжело ранен, и был доставлен сначала в лагерь, а затем в военно-временной госпиталь в крепости Грозной, где и пролежал двенадцать недель».

 Далее военная биография Виктора Антоновича складывается следующим образом: «В первых числах мая 1850 г. я оставил Грозненский госпиталь и явился к своему полку в Воздвиженскую, где полковой командир поздравил меня с неожиданной наградой. Императору Николаю Павловичу благоугодно было пожаловать мне именной солдатский Георгиевский Крест, который в то время имел только одну степень, с бантовыми украшениями из орденской ленты».

В формулярном списке значится: за отличие оказанное 23 января 1850 года в делах против горцев Всемилостивейше награждён знаком отличия военного ордена Св. Георгия Победоносца за №8732).

Далее мы узнаём, что «… начальник Сунженской линии, Слепцов, узнав, что я тяжело ранен, приглашал меня до начала сезона в Пятигорск погостить у него на Сунже и, кстати, испробовать вновь открывшийся там Михайловский минеральный источник. Слепцов был саратовец, хорошо знакомый с моей матушкой и особенно дружный с мужем моей единственной сестры (имение Ивановых находилось в Слепцовке Аткарского уезда), почему и ко мне относился как близкий родной».

 17 января 1851 г. Виктор Антонович произведен в прапорщики за отличия в делах против горцев со старшинством с 13 августа 1849 года. А с 13 марта того же года «отпущен в отпуск для излечения контузии из нынешней 20-й дивизии в Саратовскую губернию на 5 месяцев. Вернулся 1 августа того же года».  Далее он был прикомандирован к одному из Кавказских линейных казачьих полков, где пережил юношеский роман с казачкой Фросей, подобно Оленину из толстовских «Казаков»

И лишь спустя ещё одну зиму: «Вследствие открывшейся раны, признанный врачами не уступающей  врачебным средствам, я должен был падать в отставку и Высочайшим приказом Императора Николая I, 24 мая 1852 года, был уволен от службы с мундиром и полным пенсионом».

До конца жизни он записывает себя подпоручиком в отставке, хотя должность предводителя губернского дворянства соответствовала при получении им ордена св. Владимира 3-й степени чину Статского Советника.

16 января 1858 г. Виктор Антонович получает свою вторую награду – тёмно-бронзовую медаль на владимирской ленте для ношения в петлице в память о войне 1853-56гг.

Заметим, что из трёх лет военной службы, в реальных боевых действиях Шомпулев участвовал на протяжении первого года трижды и лишь на третий год, оправившись кое-как от ранения, вновь участвовал в «зачистках немирных аулов».

 

Шомпулевы – помещики Саратовской губернии.

«полюбовное размежевание земли начатое моей бабкой в 40-х годах, окончено мною только в начале 60-х годов, и то благодаря тому, что я был тогда уже предводителем дворянства и состоял членом этой комиссии».

Первый год своей гражданской жизни Виктор Антонович описывает в очерке «Типы и картинки прошлого». В нём объясняется причина его «поездок в село Мангушево и в города Сергач и Нижний, где я прожил всю зиму». Это — «260 душ в селе Чирчим, Саратовской губернии, которые она (Фаяна Гавриловна Зварыкина, урождённая Левина) по духовной завещает матушке». Молодой отставной офицер не был равнодушным к селу  «Чирчиму, которое, по утвержденному в 1850 году духовному завещанию, должно было перейти к матушке (А.С.Долгово-Сабурова приходилась Зварыкиной внучатой племянницей)».

«После бабки моей поручицы Фаяны Гавриловны Заварыкиной, скончавшейся в 1849 году насильственной смертью /о чём производится дело в Присутственных местах Нижегородской губернии/, осталось, между прочим, имение Саратовской губернии Кузнецкого уезда в селе Новом Чирчиме 124 души мужского пола по 8-й ревизии, с землёю. Имение это покойной Заварыкиной, не имением у себя детей, предоставлено мне в личное и потомственное владение по духовному завещанию, которое и представлено мною для утверждения в Нижегородскую Гражданскую Палату, о чём прошениями, поданными мною с приложением копии с того завещания доводила до сведения Кузнецкой Дворянской опеки (л.1об) и тамошнего уездного суда».

Однако, в получении этого наследства возникли неожиданные проблемы, увлекательно описанные в очерке.

«Я был еще очень молод, почему за советом, как взяться за это дело, обратился к только что начинавшему тогда свою карьеру племяннику мужа моей сестры П.И. Соломон, который служил директором канцелярии опекунского совета». Впоследствии Петр Иванович, ставший членом государственного совета и сенатором, по всей видимости, окажет Виктору Антоновичу не один совет. Благодаря знакомствам двадцатитрёхлетний Виктор попадает в первый раз на аудиенцию к царствующей особе.

«Император Николай Павлович, видя меня с костылем в руке, милостиво расспрашивал, в как деле я был ранен, за что получил «Георгия» и зачислен ли под покровительство комитета о раненных. Когда же я объяснил, что, получив милостями его величества полный пенсион на рану, с правом зачисления под покровительство комитета, я отказался от особого ежегодного пособия этого комитета в пользу более бедных, чем я, офицеров, то государь с улыбкой осчастливил меня словами, что за столь хороший поступок я буду вознагражден наследством своей прабабки».

В результате «в Саратове полковник Есипов, почти ежедневно потом ходил в гражданские палаты, и дело … скоро окончилось вводом во владение моей матери крестьян в селе Чирчим Саратовской губернии».

В саратовском архиве сохранилось дело об опеке над имением Зварыкиной, установленной (в 1849 году), до получения  Анной Степановной официальных бумаг о праве её на владение последним. В этом деле имеется интересный фрагмент, в котором приведён текст трёх записок, написанных сорокавосьмилетней барыней к старосте села. Из них мы можем извлечь штрихи к её характеру:

«Староста Калиф на час! Михаил Макаров, хочу обрадовать вас всех, а особенно тебя с новыми господами, это ты с чего придумал пропустить в сказках Апполита, Ксенофонта, Авдотью рябую и опять Алексашку, сказал в сказках, чтобы спросила меня полиция, куда её девала я. Её венчали в Чирчиме, на это есть удостоверение от священника, что венчана, я всему дала ответ и квитанцию получила. Погляжу, как-то ты дашь ответ во всём и всё ли цело в доме. Все венцы и доски в доме переписаны. Надеюсь, что всё найду в целости. Калининых не притеснять, хотя тебе неугодно их было записать в списках. Бог милостив. Всё устроил ты и сам после об этом похлопочешь, нет ли ещё кого пропущенных мне неизвестно это от тебя потребуют, опекун скажет — я то писал, что староста сказал».

«Прошу тебя сотника не высылать из села Чирчима крестьянина Ивана Калинина до окончания уборки хлеба и попроси или покажи мою записку Опекуну, что я прошу не высылать их всех, а у них земля нанятая, чтобы выдать им землю и семена также, вить они деньги заплатили. Пожалуйста, не гляди на крестьян, если они не будут давать. Ты сотник можешь этим распоряжаться. Я надеюсь, что скоро они уймутся, не долго им быть беспастушными скотами. Они кроме меня ничьими быть не могут, тогда я им за это не скажу спасибо, что они против меня воюют».

«Козьма Фёдоров, ты слишком забылся, такую взял волю. Я от тебя этого не ожидала. Посмотрю, как вы живёте, как вольные два года собрали оброк, чтобы был готов. У мужиков, чтобы был хлеб в посеве. Кто желает жить из вас в Чирчиме, а не заведать чужую сторону. У баб были бы холсты, паспортов никому не давай на стороны, они нужны и все будут на лицо, а могут поблизости наняться. Я скоро сама буду после пашни, хотя ты себе нашёл господ и пил с ними, но по-твоему не будет, ты и за свадьбу ещё ответишь порядком. Я приеду к вам не одна».

В доставшемся от Зварыкиной имении оброк платился с 44 тягла. До середины 30-х годов обок составлял 50 рублей в год с тягла. Позже земельный надел уменьшился, так как при  очередном размежевании часть земли почему-то отошла к соседям: Кострицину и  Киселёву. Зварыкина понизила оброк до 14 рублей 28 и ½ копеек, а к 1850 году обнищание крестьян привело к снижению оброка до 4 рублей 50 копеек с тягла, то есть до 198 рублей со всех крестьян.

16 января 1856 г., как местный землевладелец (кроме имения Зварыкиной в том же селе у его матери, единственной наследницы С.Г.Долгово-Сабурова было 730 десятин), он становится депутатом дворянского собрания от Кузнецкого уезда и утверждён кандидатом на должность предводителя уездного дворянства. Благодаря этому в 1860, 1862 и 1863 гг. он исполняет должность уездного предводителя дворянства на время отпусков последнего.

Согласно формулярного списка в 1876 года за Шомпулевым 500 десятин, и у жены его 320 десятин  в Саратовском уезде, и в Камышинском уезде — 1283 десятины.

 

Женитьба, дети. Готовицкие и Образцовы.

В середине пятидесятых годов Виктор Антонович женится на Марии Михайловне Готовицкой, дочери малороссийского дворянина, отставного гусара Изюмского полка и участника войны 1812 года. Дедом же невесты по матери был потомственный почётный гражданин и купец 1-й гильдии Хрисанф Иванович Образцов, оставивший своим потомкам немалое состояние, а жителям Саратова память о щедрых пожертвованиях и церковь Архангела Михаила на Горянинской площади.

Судя по тому, что деревня Топовка была переоформлена М.И.Готовицким на М.М.Шомпулеву в 1855 году, эту дату и можно считать годом бракосоче-тания Марии Михайловны и Виктора Антоновича.

Мария Михайловна владела 942 десятинами. Усадьба в ½ версты от дер. Новой Топовки (Камышинского уезда), состояла в 1894 году из 4-х домов: два господских каменных – крытых железом, и 2 домов для служащих (один каменный, другой деревянный), крытых деревом. Служащих 10 д.м.п. и 12 женского.

На протяжении первых десяти лет брака у Виктора Антоновича рождается пятеро детей. Коротко упомянем их, обратив внимание на их крёстных родителей, по которым мы можем представить круг общения молодого Виктора Антоновича.

Старшая дочь Вера родилась 5 января 1858 года. Крёстными родителями у неё были брат жены Виктор Михайлович Готовицкий и жена её же двоюродного брата почётного потомственного гражданина Хрисанфа Петровича Образцова – Софья Павловна. Впоследствии выходит замуж за выходца из казачьей семьи, выпускника Казанского университета – Александра Львовича Морозова, который становиться нотариусом и деятелем саратовских общественных организаций. В 1867 г. прошение В.А. о приемке дочери в Елизаветинские столичные училища на казённый счёт; М.М. — жительство имею в Саратове в доме Бурковой.

Годом позже рождается сын Борис, который умирает ребёнком. Его крёстными родителями были двоюродный брат жены почётный потомственный гражданин Пётр Петрович Тюльпин и вдова купца Голикова.

Вторая дочь — Валентина родилась в 1860 году, и её крестниками стали муж сестры Виктора Антоновича Алексей Петрович Иванов и его мать Анна Степановна Шомпулева.

Дочь Мария родилась в 1863 году, и её крестниками стали муж сестры Виктора Антоновича Алексей Петрович Иванов и жена Готовицкого. Выходит замуж за земского начальника и помощника предводителя дворянства Камышинского уезда Н Д Михайлова.

Сын Владимир – младший ребёнок в семье родился 17 декабря 1865 рода.

Крестниками были ? М.В.Готовицкий и тёща Виктора Антоновича, как записано в метрике: жена коллежского асессора Пелагея Хрисанфовна Буркова. Владимир Викторович был земским начальником, депутатом уездного и губернского земских собраний. Умер в сорок пять лет холостым, не пережив своего отца.

 

Деятельность в дворянских выборных органах (1860-1869).

Свою карьеру общественного деятеля Виктор Антонович начал сравнительно молодым человеком – в тридцать лет. Потомственный дворянин, богатый помещик, с пансионом за воинскую службу, имевший уже двоих детей он начинает активно работать в дворянских выборных органах.

О службе по выбору.

Согласно «Жалованной грамоты дворянству» 1785 года, раз в три года дворяне, имевшие в губернии необходимые для участия в баллотировке поместья размером не менее 200 десятин, собирались зимой в губернском городе и выбирали из своей среды лиц в управленческий аппарат губернии. В то время дворяне большую часть года проводили в своих имениях, и лишь «зимой и в особенности во время выборов дворянство буквально наполняло город» — вспоминает Виктор Антонович. Главными фигурами в управлении уездами были предводители дворянства. Приведём цитату из Салтыкова-Щедрина: «Первое место в уездной чиновничьей иерархии и прежде занимали и теперь занимают предводители дворянства. … Предводитель дворянства в своём уезде был подлинным козырным тузом. Он распоряжался земской полицией, он влиял на решение суда, он аттестовал уездных чиновников, он кормил губернатора во время ревизий …»

В числе многих провинциальных дворян Шомпулев в декабре 1860 г. принял участие в выборах в губернское депутатское собрание, и был избран депутатом от Кузнецкого уезда. При этом многократно и на длительные сроки ему приходилось исполнять обязанности Уездного предводителя дворянства.

Вот что пишет Виктор Антонович об этих выборах: «Ближайшее перед крестьянской реформой очередное дворянское собрание в Саратове было 19-го декабря 1860 года, и дворянство, в ожидании этой реформы, было особенно озабоченно выбором своих представителей. … На улицах города к этому времени беспрестанно тянулись помещичьи обозы с кухнями, лошадьми и дворовой челядью, а к гостиницам подъезжали тройки в больших санях, битком набитыми дворянами, — это некоторые предводители везли своих избирателей, доставляя за свой счёт в город, где и содержали их до окончания выборов.

У меня с матерью и женой в то время было более тысячи ревизских душ крестьян, и в собрании я участвовал по трём уездам: Саратовскому, Камышинско-Царицинскому и Кузнецкому»

«При баллотировке (по Камышинско-Царицынскому уезду)  мы с Поповым получили разные шары, кандидатами же были избраны: к Попову – капитан–лейтенант Персидский, а ко мне – полковник конной гвардии Ершов. Нам с Поповым предстояло за губернским столом бросить жребий, но мы решили оба отказаться от предводительства и разделить Камышенско-Царицинский уезд на две самостоятельных единицы, с тем, чтобы там остались предводителями наши кандидаты».

«Кузнецкий уезд … забаллотировал трёх старых предводителей, выбрал на эту должность равными шарами меня и Хардина, которому я, не желая конкурировать и живя постоянно в Саратове, где имел свой дом, уступил без жребия право быть предводителем».

Однако такому же молодому, как и Виктор Антонович, Хардину деятельность на этом поприще в период реформ 1861 года показалась обременительной. «Предводитель Хардин сначала отговорился болезнью, а затем, получив годичный отпуск, заставил меня, как кандидата, принять должность, что и было началом моей продолжительной общественной деятельности».

«Дворяне Кузнецкого уезда письменно обратились ко мне с просьбой уладить их недоразумение, то, после совещания моего с губернатором Барановским, я, вступил в должность, и отправился в Кузнецкий уезд».

Как прошли выборы в Саратовском уезде, Виктор Антонович не рассказал, по всей видимости, менее удачно для него.

О Кузнецке есть следующее нелестное описание: «Кузнецк в то время был настолько плохо обустроен, что в нём даже не было ни одного двухэтажного дома. Улицы были узенькие немощные и кое-где стоявшие на них фонари освещались конопляным маслом. Гостиница на весь город была одна, всего в трёх номерах, которые я и снял все для своего помещения».

В 1862 г Виктор Антонович берёт отпуск на два месяца и посещает Петербург. В формулярном списке находим: «Получено разрешение на выезд за границу сроком на 11 месяцев, и не желая пользоваться сим, после отпуска вступает в должность 26 марта 1863 г». Возвращается он, по-видимому, к рождению третьей дочери (15 марта 1863 г.) Марии.

В ноябре 1863 г. губернатор Щербатов ходатайствует в МВД о награждении Шомпулева знаком отличия, как исправлявшего должность уездного предводителя дворянства, но получает отказ, т.к. это противоречит Положению о губернских и уездных учреждениях (ф.179, оп.1., д.1013).

Пояснить об загр поездках.

С декабря 1864 года Виктор Антонович выбирается кандидатом на должность уже Саратовского уездного предводителя дворянства и начинает исправлять обязанность уездного предводителя. А в январе он уже утверждён губернией в этой должности. В том же году он, согласно формулярного списка, впервые в возрасте 35 лет 1,5 месяца с июня по август исправляет должность Губернского предводителя дворянства.

В очерках Шомпулева ситуация описывается несколько иначе, чем это отражено в его деле: «В 1864 году я был предводителем дворянства в Саратовском уезде и мне приходилось очень часто исправлять должность предводителя губернского и сталкиваться по разным вопросам с губернатором князем Щербатовым … В этот трехлетний период (1863-1866) службы губернским предводителем, Слепцов, значительную часть последнего года, живя в деревне, был не у дел и должность эту исправлял я».

В 1866 г. будучи в должности уездного предводителя дворянства,  командирован для принесения Его Императорскому Величеству верноподдан-нических чувств. «Следующий 1866 год ознаменовался тяжёлым событием первого покушения на жизнь Царя-Освободителя. И особенно тяжело было саратовцам, так как преступление 4-го апреля совершено было дворянином Саратовской губернии Каракозовым … вскоре за этим ужасным происшест-вием с поникшей головой отправлялись по Волге все предводители и депутаты дворянства Саратовской губернии в Петербург бить челом государю. … мне пришлось занять каюту с бывшим в то время губернским предводителем Слепцовым, на долю которого выпало произнести слово государю Императору. Речь эту он составил совместно со своим зятем полковником генерального штаба Немировичем-Данченко, который в качестве депутата дворянства также отправлялся с нами. Последний экзаменовал в каюте нашего губернского предводителя по несколько раз в день, а иногда даже и далеко за полночь, когда мы уже были в постели, что невольно заставило даже и меня выучить речь наизусть».

На приветливую речь Императора «… мы все единогласно ответили, что между преступником и дворянством Саратовской губернии ничего нет общего и, что преданное дворянство готово пожертвовать жизнью для его Величества».

Избранный на следующее трёхлетие губернский предводитель не оставил Виктор Антоновича без дополнительной работы. В его воспоминаниях находим: «после очередного губернского дворянского собрания, губернским предводи-телем уже был сын знаменитого партизана 1812 года Н.Д. Давыдов, а я продолжал служить предводителем в Саратовском уезде, все чаще и чаще исправляя должность губернского предводителя, так как Давыдов ежегодно, кроме разрешенной законом для губернских предводителей 4-х месячной отлучки, брал еще и отпуск. Поэтому и в железнодорожном деле мне пришлось принять немалое участие».

Действительно в 1867 г., согласно формулярного списка, Виктор Антонович четырежды исправлял должность губернского предводителя дворянства от 2 недель до 2 месяцев, а в 1868 г. уже пять раз записано: «исправлял должность губернского предводителя дворянства» и в 1869 г. снова – четырежды.

«19-го мая 1869 года последовал первый выбор мировых судей как участковых, так и почётных, где в числе прочих я был избран в почётные судья, а в июне того же года на первом съезде мировых судей, и в председатели этого съезда. Но так как в том же году 6-го октября я был избран председателем земской управы, то мне пришлось занимать одновременно три должности и вдобавок, как уездному предводителю губернского города, часто и на продолжительные сроки исправлять должность губернского предводителя дворянства».

Может быть, поэтому в 1869 г., закончив исправлять обязанности уездным предводителем дворянства, он баллотироваться далее не пожелал.

Но в 1872-1875 гг. Виктор Антонович снова Саратовский уездный предводитель дворянства. Вновь в течение месяца он исполнял обязанности губернского предводителя дворянства в 1872 г., а  в 1873 г.  дважды занимает эту должность. И, наконец, с 23 сентября 1873 года Виктор Антонович окончательно утверждён в должности губернского предводителя дворянства. «За время  губернаторства в Саратове Галкина-Врасского мне пришлось прослужить с ним по должности губернского предводителя дворянства трехлетие с 1873 г. по 1876 год, заступив место Михайлова-Рославлева, который после одного трехлетия службы губернским предводителем был избран на второе, но по неизвестной причине вскоре вышел в отставку».

В июле 1873 г. он получает первую награду за свою службу – орден Св. Станислава 2-й степени.

Пояснить.

В марте 1873 г. внесён во 2-ю часть в родословной книги Саратовской губернии.

Пояснить.

Об очередной правительственной награде было сообщено в местной газете – «Саратовский справочный листок» за  9 марта 1874: «По удостоению Кавалерскою думою орденом Св.Владимира 4-й степени всемилостивейше пожалован 22 сентября уездный предводитель дворянства (и.о. губернского) Шомпулев» .

Деятельность  Виктора Антоновича по введение в действие положения 26 июня 1863 г. о крестьянах отмечена в 1868 году знаком отличия за успешное ?

В 1869 г. Виктор Антонович получает знак отличия за поземельное устройство государственных крестьян. ?

 

«Моя усадьба, где я постоянно живу, находится в 1 ½ верст, от усадьбы г. Шомпулева и стоит на почтовой земской дороге от него в г. Саратов, так что из моих окон виден всякий проезжающий.

Г. Шомпулев, не держа ни одной собственной лошади в усадьбе, еженедельно летом 2-3 раза не только сам приезжает и уезжает на земских лошадях к себе и от себя, но возит беспрогонно всех служащих у себя, людей и родных этих служащих; возить на них дрова из лесу, жнецов из города и в город, объезжает сам и посещает других осматривать свои поля, ездит на охоту ружейную и гончую, и в последней были случаи порчи земских лошадей от гонок за лисицами и зайцами; на земских же лошадях он делает визиты знакомым и каждый раз вытребывает их дня за 2-3 со станций, за 12 -15 верст, и не дает не только прогонов, но даже корму лошадям и пищи ямщику. Бывали случаи, что у меня в усадьбе ямщики, Христа ради, выпрашивали себе кусок хлеба, а лошадям вязанку сена, объ­ясняя, что они и лошади были без пищи около суток.

Мною это замечаемо в течении 4 лет жительства в деревне, а в последнее время, когда г. Шомпулев принял должность Уездного Предводителя Дворянства, подобные неправильные распоряжения земскими лошадьми в свою пользу и в явный ущерб земству усилились особенно: не проходить почти дня, в который не было бы 2-3 расхода лошадям на частные надобности г. Шомпулева и едва ли на большой почтовой дороге так часто слышится колокольчик, как он слышится по проселочной мимо меня в усадьбу г. Шомпулева.

Кpoме всего г. Шомпулев, усвоил взгляд, что земские лошади учреждены для выполнения и его частных, надобностей своими привычками стесняет почтсодержателей, что неминуемо отражается на контрактовой цене для земства, напр., когда он едет на земских лошадях в собственном рессорном экипаже, штрафует ямщиков от 1 до 5 р., за всякий толчок на выбоинах, где тот не сдержит лошадей, а когда едет в земской повозке, то штрафует тех же ямщиков за тихую езду и за разглядываниe ими кочек на дороге».

 

Работа в земских органах (1869-1876).

Постоянно занимая дворянские выборные должности в уездных и губернских дворянских собраниях, Виктор Антонович включается в работу по проведению реформ 1861 года. В это время, он активный участник и председатель различных комиссий и общественных организаций, претворявших реформы, начаты императором Александром II.

В частности, мы находим его участие в создании и работе саратовского земства. 26-го мая 1865 года, «согласно высочайшему повелению, в уездах Саратовской губернии были открыты под председательством местных предводителей особые комиссия по введению в действие положения о земских учреждениях. Комиссия по Саратовскому уезду (под председательством Виктора Антоновича) закончила свои работы 8-го апреля 1866 года, и в том же году были открыты первые очередные земские собрания».

В “Саратовском справочном листке” появился “Земский отдел”, где вскоре была напечатана речь В. А. Шомпулева: «…Нам предоставлено право обсуждать деяния к пользам и нуждам нашего края в границах, Положением о земстве указанных. Приступимте же к этому делу так, чтобы по возможности улучшить положение нашего края и вместе с тем вполне оправдать доверие к народу Августейшего Монарха».

С 1869 года он состоял гласным Саратовского губернского и уездного земского собрания и становится на семь лет председателем Саратовской уездной земской управы с 6 октября 1869 года по 10 мая 1876 года.

Кроме того, будучи губернским предводителем дворянства, он являлся автоматически председателем губернского земского собрания в 1973-76 годы.

 

В Саратовскую Губернскую Земскую Управу.

Землевладельца и гласного

Саратовского уезда, М.Н. Самбикина

 

ЗАЯВЛЕНИЕ.

 

17 декабря 1873 г., на другой день после экстренного Уездного собрания, по приходе моём в залу, где собиралось Губернское Очередное Собрание, подошел ко мне г. Шомпулев и заявил свое неудовольствие, что 16-го числа я был виною того, что на Уездном Собрании не прошёл поставленный им вопрос о сложении со счетов 2775 четвертей хлеба (исчезнувших из сельских магазинов Саратовского уезда), и что не были утверждены Собранием  торги на земские станции. Объявил мне наедине, что если я, на будущее  время, буду идти против него на Уездном Земском Собрании, а тем более заявлю кое-что из того, что мне известно по соседству наших усадеб, не придерживаясь пословицы: «ешь пирог с грибами, а язык держи за зубами», то предупреждал меня, что у него на всякий случай будет всегда в кармане револьвер и чтобы я знал, что мне рисковать, что у него на шее не сидит — ни семьи, ни детей, а мне как семейному человеку, с малыми детьми может предстоять риск громадный.

На это сообщение я в шуточном тоне спросил его: «нет ли в настоящее время у него в кармане револьвера», и на его отрицательный ответ, поблагодарил за сообщение и предупреждение, что относил к его искреннему ко мне расположению и сказал, что об этом я непременно подумаю и, во всяком случае, возьму к сведению, и на будущее время приму соответству-ющие меры.

За тем разговор наш прекратился, потому что меня позвал кто-то из гласных.

В настоящее время, подавая два обжалования действий г. Шомпулева по ведению им земского хозяйства Саратовского уезда, считаю необходимым сообщить Губернской Управе об этом разговоре моём с ним, дабы она дала ему надлежащее значение и, кстати, сообщила о нём по принадлежности куда следует, ибо я частного значения ему не придаю.

При этом присовокупляю, что настоящее заявлениe я делаю в Губернскую Управу и по отношению его к двум другим и потому еще, что   г.Шомпулев набрал столько земских и дворянских должностей, что везде, где бы заявление это могло быть сделано, — непременно нужно будет делать оное ему самому.

Подписал: землевладелец и гласный Саратовского уезда М. Н. Самбикин, (отставной полковник генерального штаба).

 

1874 г, февраля  дня,

д. Быковка, Сар. уезда.

 

Его сиятельству Господину Председателю Саратовского Губернского Земского Собрания.

 

Губернского гласного М.Самбикина.

 

Имею честь почтительнейше просить Ваше Сиятельство выдать мне за вашей подписью засвидетельствованную копию с доклада комиссии из 3 гласных, назначенной Губернским Земским Собранием 3 декабря по поводу рассмотрения обжалования неправильных действий г. Председателя Саратовской уездной управы, по ведению им земского хозяйства уезда, что необходимо мне для судебной защиты в деле, возбуждённом против меня в окружном суде г. Шомпулевым.

Губернский гласный М. Самбикин.

 

 

13 декабря  1873 г.

г. Саратов.

 

Участие в разработке городской реформы.

С 8 июня 1866 по 25 января 1868 года по предложению Г-на Министра Внутренних Дел состоял председателем особой комиссии по пересмотру Высочайше утверждённого в 1833 году Саратовского Городского положения, закончив в положенные на Комиссию занятия, предшествовавшие городовой реформе.

Пояснить.

В «Записках» находим сведения об этой, проведённой Виктором Антоновичем работе: «По распоряжению правительства начались подготовительные работы по предполагаемой городской реформе, и 8-го июля 1866 года в была открыта комиссия из представителей всех сословий города, со включением городского головы и полицмейстера. В состав этой комиссии в числе лиц, назначенных от правительства, находился и известный писатель Д. Л. Мордовцев. На обязанности комиссии лежало пересмотреть высочайшее утверждённое Положение 1839 года о доходах и расходах города Саратова. И так как председательство было возложено на губернское предводителя дворянства, то на мою долю, как исправлявшего в то время эту должность, и выпало открыть коммиссию в здании городской думы…. Министр внутренних дел просил меня письмом продолжать начатые в ней занятия, почему я и председательствовал в коммиссии с 8-го июля 1866 г. по 25 января 1868г.».

Следует заметить, что приблизительно в это время Мордовцев пишет свой роман «Идеалисты и реалисты», главным героем которого выступает Василий Левин – родной брат пращура Шомпулева по материнской линии. Трудно предположить, что этот факт не обсуждался между ними, а может быть и сюжет родился в их совместных беседах?

Результатом работы комиссии и решений правительства стало введение в Саратове с 4 января 1871 г. в действие нового городового  положения. А уже 6 апреля состоялось торжественное открытие саратовской городской управы.

 

Участие в реформах судебных органов.

В 1868 г. он становится председателем комиссии по введению в действие института мировых судей, а в мае 1869 г. избран Саратовским земством в почётные мировые судьи. «Чтобы ознакомиться с обязанностями мировых судей и их съезда на практике, мне пришлось побывать в Петербурге, где, присмотревшись к заседаниям столичного мирового съезда, я позаимствовался настольным реестром доктора государственного права мирового судьи Неклюдова, которого, в бытность мою предводителем в Кузнецке, я знал там ещё молодым студентом».

Более трёх лет Виктор Антонович состоял Председателем съезда Мировых Судей Саратовского Округа (с 1-го июня 1869 по 1 октября 1972 года).

«С 27-го августа по 20-го декабря 1868 года уездные предводители Саратовской губернии работали уже по введению в действие судебных учреждений, и председательство по комиссии Саратовского уезда также лежало на мне. В экстренном земском собрании Саратовского уезда 19-го мая 1869 года последовал первый выбор мировых судей как участковых, так и почётных, где в числе прочих я был избран в почётные судья, а в июне того же года на первом съезде мировых судей, и в председатели этого съезда».

1875 г. Закончил деятельность в качестве Почётного мирового судьи, и баллотироваться вновь согласия не изъявил.

 

Участие в событиях.

 «В июле 1869 года, дворянство Саратовской губернии, саратовское городское общество и весь чиновный люд с исправлявшим должность губернатора встречали на берегу Волги прибывших на пароходе их высочество: наследника цесаревича Александра Александровича с супругою и великого князя Алексея Александровича».

В этом году в Саратов прибыл новый губернатор, принадлежавший к одной из известнейших в России фамилий – князь Гагарин. « Не прошло и несколько месяцев, как саратовским городским обществом был впервые приобретен для губернатора один из лучших домов в городе с роскошной обстановкой, и на заброшенной, загородной губернаторской даче уже кипела работа, приготовлявшая достойное помещение для такого аристократа, каким был князь Сергей Павлович». Остаётся лишь добавить, что дом этот был построен в 1822 году дедом жены Шомпулева – Хрисанфом Ивановичем Образцовым.

 

Железнодорожное дело, подробнее

«я, воспользовавшись пребыванием в Петербурге губернатора князя Гагарина,(ум.1870) разъяснившего там, где было нужно, всю подкладку этой истории, отправился туда же. У министра внутренних дел и министра юстиции я встретил сочувственное отношение, причем граф Пален был крайне удивлен таким отношением прокурора ко мне, как председателю съезда мировых судей … это дало мне возможность познакомиться с весьма многими интересными людьми большого петербургского чиновничьего мира ».

1868 — август. Принятие чрезвычайным саратовским губернским земским собранием гарантий 5°/о доходности проектированной Тамбово-Саратовской железной дороги. — октября 11 выдана концессия на постройку Тамбово-Саратовской железной дороги земским депутатам Лупандину и Бологовскому, от которых она затем перешла к Гладину и К°.

1870 августа 9. Открытие 1-го участка тамбово-саратовской жел.дороги от Тамбова на 108 верст.

1871 — января 14. Открытие 2-го участка тамбово-саратовской железной дороги от Кирсанова до Аткарска на 161 вер. — июня 3. Открытие третьего (и последнего) участка, тамбово-саратовской железной дороги в 48 вер. и начало движения по всей линии. №13517

18 ноября 1874 г»

«… имею честь покорнейше просить Ваше Превосходительство, взять на себя труд снестись с подлежащими представителями [2] земскаго и городскаго управлений о доставлении их отзывов о том, какия именно местности наиболее нуждаются в соединении их благоустроенными подъездами с перечисленными выше сего станциями железных дорог и за тем доставите в Коммисию таковые отзывы с Вашим, Милостивый Государь, заключением.»

Подпись  Тов. МинПутСооб, Предком Н. Селифонтов (Сенатор). Л.1об-2

«Шомпулев один из немногих председателей управы местного (земских и городских) самоуправлений, которые не торопятся исполнить запрос, разосланный Саратовским губернатором. Губернатор обращается к Шомпулеву (оффициально) с просьбой, иметь в виду, что при дальнейшем отложении дела, данные не смогут быть доставлены в Комиссию».

ГАСО. Ф.1, оп.1, л.20

 

Для характеристики Шомпулева интересно привести дело о его выборах в собрание от Аткарского уезда, где у него был клочок земли. Согласно разбирательства, проведённого Губернским земским собранием он привлек незаконно к выборам гг. Быкова, Морозова, Мейера и др., с которыми мы познакомимся в следующих очерках посвящённых родне и кругу общения Виктора Антоновича.

«В Саратовское Губернское Земское Собрание

Землевладельца коллежского секретаря Николая Ивановича Буковского

 

Заявление

 

Согласно 37 ст. прав. о поряд. Прив. в действ. Полож. Губернское Земское Собрание поверяет число губернских гласных, законность и действии-тельность их выбора; почему и имею честь представить на обсуждение собрания следующее.

Бывшим Саратовским Губернатором князем Щербатовым, в следствие дошедших до него сведений о нарушении законного порядка на землевладель-ческом съезде Саратовского уезда председателем оных Г.Шомпулевым было затребовано всё делопроизводство по предмету землевладельческих выборов, бывших 12 и 22 мая сего года, но как затем после распорядилась местная администрация мне неизвестно.

Сущность противозаконных действий Г.Шомпулева на означенном съезде заключалась.

1.На съезде мелких землевладельцев 12 мая

а. согласно 32 ст. прав. о поряд. Прив. в действ. Полож. по числу прибывших владельцев (л.14об) следовало принять для исчисления числа уполномоченных около 2700 д., т.е. избрание 10 уполномоченных, — избрано 13, а к ним 14-й кандидат, чего по смыслу 25 ст. полож. не допускается.

б. по предложению Г.Шомпулева сделано постановление об избрании 6-ти уполномоченных от духовенства и 7-ми светских, такое сословное разграничение противоречит смыслу всего положения о земских учреждениях.

в. Г.г. Быков и Морозов не были помещены в избирательных списках, составленных и опубликованных Саратовской Уездной Земской Управой, а между тем допущены к участию мелких землевладельцев и избраны уполном-оченными для участия на съезде крупных землевладельцев, что прямо противоречит смыслу 16 и 17 ст. Прав. О пор. прив. в действ. Положения.

г. Уполномочие священника Дроздова получено уездной управой с пометкой, что дано 12 июня, а съезд был 12 мая, следовательно, священник Дроздов был допущен к участию на съезд без уполномочия.

2.На съезде крупных землевладельцев 22 мая.

а. не допущена доверенность Г.Лупандина, данная Г.Гусеву в противность правилам и здравому смыслу 18 ст. общ. полож. и 34 ст. правил о порядке привидения в действ положения.

(л.15) б. Согласно 70 ст. прав о поряд. прив. в дейст. Полож. всё, что касается до состава уездных земских учреждений и избирательных съездов, предоставляется Уездным Земским Управам; между тем Г.Шомпулев, получая доверенности с апреля месяца, не передавал их, а равно и самых постановлений съезда в уездную управу; такие действия Г.Шомпулева или прямо против закона и наводят сомнение в том, что доверенности были бланковыми, а не именными, самые же действия клонились к достижению личных целей.

в. допущенные к участию в делах съезда лишних три уполномоченных от мелких землевладельцев, в числе которых был и противозаконно выбранный кандидатом Г.Маурин, взамен временно отсутствующего священника Воронцова, а так же участие священника Дроздова в качестве уполномочен-ного, в которые избран без уполномочия.

г. Допущен по праву собственного голоса арендатор Г.Мейер в противность 21 ст. Общ. Полож. без доверенности, а священник Алфионов в противность 23 ст. того же Полож. без ценза.

д. Во время выборов в гласные уполномоченный Г.Кузьмин отказывался от избрания его в гласные, но Г.Шомпулев возразил, что отказываться нельзя, и Г.Кузьмин был избран; между тем после выбора 33 гласных отказались. Г.г Устинов, Фокин и другие, не получив никаких возражений (л.15об) таким действиям Г.Шомпулева явно высказывая свой заранее обдуманный план для достижения личных целей; ибо на Г.Кузьмина, как на человека с ограниченными средствами, Г.Шомпулеву предстояло больше шансов на влияние, чем на лица более самостоятельные.

е. Г.г Быков, Морозов, Дроздов, Мейер и Амфионов не имевшие права на участие в съездах избраны в уездные гласные, чем и нарушили закон состава Саратовского Уездного Земского Собрания, а следовательно и законность выбора Губернских гласных от Саратовского уезда.

ж. Наконец нельзя умолчать о слухах, что письмоводитель Г.Шомпулева, после съезда крупных землевладельцев, разъезжал в уезде по приходам для собрания от священников уполномоченных; слух этот подаёт повод к предположению, что все или большая часть из священников не имели права на участие в делах съездов

Все вышеизложенные действия Г.Шомпулева не были на обсуждении Саратовского Уездного Земского Собрания; и хотя при поверке прав уездных гласных – гласный Г.Гусев и заявлял о неправильности землевладельческого съезда, но г.Шомппулев, имевший на своей стороне незаконный состав гласных от землевладельцев, уклонил собрание от надлежащей проверки прав.

Очевидно, что в действия Г.Шомпулева клонились единственно к достижению личных целей, что подтверждает его избрание в председатели Саратовской Уездной Земской Управы; а не в видах интересов Земства и преимущественно землевладельцев, потому что избрание 34 гласных без кандидатов лишило землевладельцев, согласно 46 ст. Прав. о поряд. Привед. в дейст. Полож. возможности выбывших гласных заменить кандидатами, через что нарушена и законность, признанная уравнительность сословных интересов.

Итак, милостивые государи, в виду того, чтобы избегнуть произвола одной личности, которая с помощью беззаконных подготовок и разных случайно сложившихся обстоятельств, не могла бы в своих личных видах уничтожать законность съездов и собраний, и попирать правила дарованные Земству наш возлюбленным Монархом, я смею быть уверенным, что Губернское Земское Собрание обратит своё должное и справедливое внимание на это дело.

Землевладелец Буковский 1 декабря 1869 г».

 

1871 г. – избирается действительным членом губернской статистической комиссии;

1872 г. августа 31 посетил Саратов Его Императорское Величество Государь Император Александр Николаевич с Наследником Цесаревичем Александром Александровичем и великим князем Владимиром Александровичем.

 

Благотворительность.

В 1872-73 гг попечитель (Жертвователь) местного Арестантского дома.

 «Председатель саратовской уездной земской управы, В.А.Шомпулев, ассигнованные ему саратовским уездным земским собранием, в виде единовременного вознаграждения 500 рублей, пожертвовал в пользу народного образования с тем, чтобы 50 рублей были отправлены в детский приют М.Н.Галкина-Врасского, а остальные 450 рублей обращены были в процентные бумаги, и проценты должны быть выдаваемы в награду лучшим ученикам сельских училищ Саратовского уезда, по определению саратовского уездного училищного совета»

1874 г. — директор Саратовского Комитета попечительства о тюрьмах.

1874 г. октября 16 пожалован бронзовой медалью в память 100-го летнего юбилея ордена св. Великомученика и Победоносца Георгия.

«19 апреля 1875 г

Саратовский губернатор.

                                                           Милостивый государь,

                                                           Виктор Антонович.

Г. Министр  Внутренних дел, телеграммою от 18 сего апреля, сообщил мне что «ГОСУДАРЬ ИМПЕРАТОР ВЫСОЧАЙШЕ повелел соизволить объявить Саратовскому дворянству и представителям всех других ведомств и сословий благодарность ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА за выраженные ими чувства и поздравление».

О таковом ВЫСОЧАЙШЕМ соизволении, считая долгом сообщить Вашему Превосходительству, имею честь покорнейше просить принять уверение в совершенном моём к Вам почтении и преданности.

Галкин-Врасский

№1949

14 апреля 1875»   Разобраться.

 

Жизнь в 1876-1891 гг.

1876 г. Из летописи Саратова опубликованной к 100-летию губернии: «1876- декабря 5 была сильная метель в Саратове и его окрестностях, при чем пострадало несколько лиц из саратовского интеллегентного общества, возвращавшихся ночью в Саратов из с. Разбойщины с пикника». Это событие описано в очерке «Пикник на Николин день», где речь идёт в частности о моей прапрабабушке Вере.

В апреле 1877 г. отмечен за взнос 500 руб. серебром Знаком общества подания помощи при кораблекрушениях, учреждённого в 1873 г. (Согласно Саратовской летописи в этом году состоялось первое собрание членов саратовского округа Общества подания помощи при кораблекрушениях, переименованного в 1880 г. в Общество спасания на водах).

4 апреля 1877 г. Из с.Липовка Елизавете Алексеевне Ивановой от Николая Владимировича Мачевариани: «Передай мой поклон дяде-патрицию Виктору Антоновичу и Бабушке Анне Степановне».

27 июня 1878 года в Саратовском справочном листке в №136 опубликован некролог о кончине Анны Степановны Шомпулевой. Дата смерти 24 июня 1878 года.

«Характеристика архиереев Саратовской епархии за шестьдесят пять лет»

«Преосвященный Тихон настолько был хорош со мной, что приезжал ко мне каждое лето в деревню, отдыхая у меня по нескольку дней, а однажды даже прожил около двух недель, купался и пил минеральные воды».

«Когда же пришлось ему (архиепископу Тихону)  ехать в Киев на бывший там съезд архиепископов, то он настоятельно просил меня туда приехать, что я и исполнил, остановившись у него в келье Киево-Печерской Лавры».

«считая службу во Взаимном Поземельном Кредите также общественной, я, задавшись идеей посвятить свои силы исключительно общественной службе, не мог уклониться от занятия места председателя Саратовского Окружного Отделения» … «председатели же и члены отделения получали жетонное вознаграждение по 25 рублей за каждое заседание, являясь, по приглашению члена, для просмотра описаний закладных имений и пр.».

1882 г «они, (акционеры Саратовско-Симбирского земельного банка) предлагали мне занять место председателя правления, просили, в случае моего согласия, разрешить им внести от моего имени акций на 6.500 р., чтобы я мог иметь право участия в акционерном собрании. Переговоры эти шли письменно, потому что я, на шестом десятке моей жизни, заболел гангренозным дифтеритом и выдержал карантин, и мой первый выезд после болезни был прямо, в акционерное собрание».

«Председателем правления мне пришлось прослужить недолго, так как министерство финансов решило, во что бы не стало, ликвидировать дела банка. Подробный отчёт мой по этому банковскому делу был напечатан в «Биржевых Ведомостях» 11 марта 1883 г. за № 39».

15 июня 1882 г архимандрит Почаевской лавры Тихон: «мая  9 выбрал я имя Тихона… Екатерине Антоновне, Лизачке, Анне Алексеевне с её мужем и всему вашему семейству молитвенно молю всяких благ у господа».

Нет никаких сведений о жизни Виктора Антоновича с 1883 по 1991 год.

«По окончании Киевского съезда, высокопреосвященный Тихон уговаривал меня ехать с ним в Почаевскую лавру, где он проводил лето, но я никак не мог по моим служебным обязанностям, и затем это было мое последнее с ним свидание, так как владыка через несколько лет скончался» выяснить про киевский съезд 1983?

Из писем его гражданской жены А.П.Рентшке узнаём, что в эти годы он перестаёт жить с Марией Михайловной. Она с детьми с этого времени живёт в Новой Топовке, где у них 900 с лишним десятин земли от её отца М.И.Готовицкого.

Из анкеты 1901 года: «женат и имею детей: Веру 44 лет, Валентину 41 года, Марию 39 лет и сына Владимира 37 лет. Все дети отделены и дочери замужем». Дочери выходят замуж и имеют детей: у Валентины дочь Юлия, актриса в труппе Слонова, у Марии – Ева (Эва?), оказавшаяся гермафродитом и жившая в Москве как мужчина, у Веры пятеро детей, муж – Александр Львович Морозов, саратовский нотариус, из Астраханских казаков. Вера, по всей видимости,  простила Виктору Антоновичу уход из семьи и судя по письмам не прерывала отношений с ним.

Внуки от дочери Веры бывали у него дома и в имении Приют. Одна из них Лидия Александровна, вышла замуж за Петра Петровича Кумакова –  прадеда автора этого очерка.

Когда в доме Виктора Антоновича появилась Александра Петровна Рентшке неясно, но с 1891 года сохранились письма последней к Елизавете Алексеевне Ивановой – племяннице Шомпулева.

 

Служба  земским начальником (1891-1902).

В дневнике Минха за 1891 год: «У меня были А.А.Шахматов, С.П.Корбутовский и непременный член крестьянского присутствия Шомпулев».

 «Твёрдое решение почившего Императора Александра III-го упорядочить жизнь деревни ознаменовалось введением института земских начальников, которые по Саратовской губернии и начали свою деятельность с половины 1891 года.

Не безынтересно будет припомнить это время, когда не только печать, но и многие из высокопоставленных лиц в столице далеко не сочувствовали этой реформе, но непреклонная воля мудрого Государя положила конец всякому в этом случае противодействию, и, желая привлечь к этому серьёзному делу более опытных людей, законом представлено предводителям дворянства, послужившим полное трёхлетие, занимать эту должность, хотя бы они не имели никакого ценза. Такое преимущество дворянским служакам, конечно, было очень лестно, но, тем не менее, весьма немногие из них им воспользовались, так как класс должности земского начальника был ниже уездного предводителя, не говоря уже о лицах, занимавших должность предводителя губернского». «В дни утверждения этого закона мне пришлось быть в Петербурге, где в высших чиновничьих сферах не умолкали толки об этом нововведении, при чём часто упоминалось имя князя Мещерского, столбцы газеты которого восторженно возвещали новую эру установления порядков в жизни уездного населения. Когда же я был у министра внутренних дел, то он, рассказывал о желании Государя привлечь к этому делу бывших предводителей дворянства, дал мне мысль принять участие и в этой новой реформе, добавив, что класс должности земского начальника для меня не может иметь значения, так как я, желая сохранить свой маленький военный офицерский чин и мундир, полученные при отставке за ранами ещё в царствовании Императора Николая I, всегда отказывался от гражданских чинов и правительственных должностей, которые мне неоднократно предлагались министрами во время моей продолжительной дворянской службы. После этого я был в своё время назначен земским начальником Саратовского уезда».

«Полученный мне, как земскому начальнику, участок, начинавшийся в десяти верстах от Саратова, тянулся на 70 вёрст, и граничил с Камышинскими и Аткарскими уездами. Они состояли из трёх волостей, из которых одна, Поповская, заключала в себя 32 сельских общества, кроме мещанских посёлков и многих водяных мельниц, принадлежащих разночинцам; затем, не меньшая по числу душ, Рыбушанская волость, оказавшаяся у бывшего своего помещика, князя Кочубея, взяв земельный надел, имела только усадебную осёдлость и, наконец, Приволжская Синенская волость, расположенная в горах и ущельях, была переполнена раскольниками всевозможных сект, не исключая подпольников».

5 апреля 1891 Приют. «Виктор Антонович встаёт в 4 часа, и я целый день одна, он только на минутку заходит пообедать на скорую руку, а там опять на свою постройку. Аккуратно в 9 часов мы ложимся спать… Хоть бы Унковский до Пасхи отложил свой бенефис, может, и я бы попала».

«…его не так тревожит физическая боль, как мысль, что в таком состоянии он не может вполне выполнять свои обязанности, крестьян он принимает лёжа, административные распоряжения тоже отдаёт, но судить ему нельзя…»

«Дядя в такой степени раздражительный такой, что почти всё время приходится быть с ним . Мирошенков делает один промах за другим, в Синеньких Рженин, которого он восстановил, начинает делать ему неприятности; тут эта перепись, всем объясняй, всем толкуй, да и текущие дела запускать нельзя».

«известная часть либеральной прессы прицепится к этому факту для своих партийных целей, мимоходом, конечно, достанется и земским начальникам. «Русс.Вед» уже перепечатали это пока без комментариев, но за ними дело не станет. А тебе голубчик спасибо за предупреждение, так как заранее можно кое-что обдумать и сообразить…»

 

«Итальянка».

Весна 1991 года АПР пишет: «у меня есть теперь своя семья». «Ты знаешь, что дети это моё больное место – желать и бояться в одно и тоже время, а теперь 10 лет спустя, когда только что моё положение оформилось так сказать, теперь иметь ребёнка, это значит снова начинать борьбу, а я чувствую, что если мне снова всё придётся начинать, у меня нет сил, а ведь они вдвойне нужны будут тогда.  Да и кто поверит теперь, да ещё после заграницы, что это дядин ребёнок. Дядино положение и т.д., т.д. остальное сама можешь дополнить».

«Трудно совместить восторженную любовь к богу с сильным чувством к человеку, а я дядю люблю так сильно, что мне иногда кажется, что это даже грешно. И моё желание умереть раньше его, есть безусловно эгоизм непозволительный».

«…в последнее время были маленькие неурядицы с прислугой. Арина от нас совсем ушла, а Курякина дядя, кажется увольняет за пьянство и избыток любовных похождений в дворне».

«Мы с Дядей задумали нечто, про что пока секрет кроме тебя, Екатерины Антоновны и Дмитрия Алексеевича. Рассказывая как-то о своём прошлом, вспоминая массу действительно интересных фактов и событий из своей общественной службы, особенно время введения реформ позапрошлого царствования, дядя воспламенился и ему захотелось всё это описать, но диктовать было бы во-первых очень трудно, а главное много времени отнимет. Мы решили пригласить на зиму, месяца на три, стенографистку, если найдётся подходящая в Саратове. Было бы очень хорошо, а если нет мы думаем выписать из Москвы или Петер. Проезд  теперь дёшев, а заработать руб. 20 в месяц на всём готовом, я думаю многие будут рады, хотя это и временно. Хотелось бы только, чтобы это была действительно знающая особа, а главное – порядочная… Подумай только как это оживит дядю, как скрасит ему зиму, которая для него всегда так тяжела. Ах только бы осуществить наши мечтания».

«P.S. Читала вслух «Дым» Тургенева, дяде очень понравилось, только он возмущался концом. Зачем не отравился, не застрелился, а главное зачем он на Тане женился. Спорили долго, закончили только в четыре часа ночи, а когда я на другой день предложила опять что-нибудь читать, он наотрез отказался, сказав, что не хочет после Ирины себе впечатление портить».

«Только что хотел запрятать в шкаф  присланную тобой глубокомысленную книгу, в расчёте прочитать, когда снова позволят глаза, как несносная Шурка отняла её у меня, любя книги как пьяница рюмку»

АПР 1891 г: « Перешли, пожалуйста, Верочки Петровой письмо».

4 октября 1894 г. пожалован орденом св.Анны 2-й степени.

Весной 1894 года для сбора средств на учёбу в Москве будущая мировая знаменитость — Вера Петрова решает организовать свой сольный концерт. К участию в концерте Вера привлекла главу саратовского Оперного товарищества и попечительницу женской гимназии княгиню Голицыну. Афиши извещали, что «сбор предназначается на продолжение музыкального образования» юной бенефициантки. Программа включала романсы Рубинштейна, Пасхалова, Чайковского, Глинки. Концерт состоялся 30 апреля 1894 года в зале саратовского Коммерческого клуба (здание ранее принадлежало П.П.Тюльпину — двоюродному брату М.М.Шомпулевой по матери), который был переполнен. Сбор превзошел все ожидания.

Когда Виктор Антонович познакомился с Верочкой Петровой мы не знаем, но он ….
30 января 1895 от Ольги Мачевариани к ЕАИ из СПБ Целую так же милую Александру Петровну.

19.01.1896 Официально приглашён на коронацию

«для коронации 1896 г … кроме представителей от дворянства, городов и пр. должны были быть назначены к участию в торжестве по одному земскому начальнику от каждой губернии  и волостному старшине от каждого уезда. О чём меня уведомил письмом губернатор (Мещерский), добавив, что он желал бы меня, состоявшего в то время земским начальником, видеть представителем от Саратовской губернии…».

25.01.1896 г в письме к Е.И.Ивановой сообщает, что получил письмо от Мещерского с пожеланием присутствовать на коронации. Нехотя соглашается — для престижа губернии, хотя придётся израсходовать до 600 руб. на мундир и проч. 19.02.1896 г. В письме той же племяннице написанном из Приюта делает хозяйственные поручения (покупка ткани и пуговиц на пошив мундира). Обсуждает  императора и императрицу.

«письмо губернатора, в котором уведомлял меня о необходимости быть во время коронации в форме земского начальника, уверяя, что это угодно Государю, поставило меня в крайнее затруднение, так как чиновничий  формы я никогда не носил и имел лишь кроме дворянского мундира, начальника губернского предводителя, ещё военный мундир старой формы, пожалованный мне при отставке за ранами императором Николаем I, каковой мундир я и носил с добавлением знака и цепи начальника. Обстоятельство это вынудило меня приобрести все же непривычную мне чиновничью форму и позаботиться приисканием квартиры в центре Москвы. … Великий Князь, медленно проходя и отвечая на общие поклоны, совершенно неожиданно подошёл ко мне и, подав мне руку, стал расспрашивать, где я служил, за какое дело получил Георгиевский крест и когда был ранен. … подошёл ко мне Министр Внутренних Дел  Горемыкин, который пожав мне руку, выразил сожаление, что я, быв у него, его не застал».

«М.В.Д.          Земской начальник 8-го участка Саратовского уезда Саратовской губернии  2 мая 1896 №538

 

        Господину Саратовскому Губернатору

 

Отправляясь сего числа в возложенную на меня командировку в Москву для присутствования при торжественном Св. Короновании ИХ  ИМПЕРАТОРСКИХ ВЕЛИЧЕСТВ, я имею честь о том довести до сведения Вашего Сиятельства.

Земский Начальник /подпись/

 

15.02.1896 г. серебряная медаль в петлице на Андреевской ленте в память о коронации Николая I.

30.06.96 большая серебряная медаль в память о священной коронации

22.11.1896 г Приют от ВАШ к ЕАИ «Если приедешь теплее одевайся и кибитку выбери, чтоб не дуло. Сам выберется в город только на великий пост к выборам».

«Писали с дядей его роман, но у меня заболели глаза и вот уже две недели как не пишем, но завтра начнём. Я занимаюсь, читаю и так мало времени, что очень редко приходится где-нибудь бывать даже у Ек Ант. …Дядя говорит, что какой-то особенный год, что все от любви с ума посходили. Барышни бывают у нас редко, особенно Лида. Как у них всё кончиться не знаю, но думаю, что без драмы не обойдётся».

17 апреля 1897 г. Тёмно-бронзовая медаль для ношения на груди на ленте из государственных цветов.

25 мая в первый раз за время службы земским начальником берёт отпуск на 25 дней по городам России.

Л.31-31об. Про запасные магазины 1898 г

Имеется КОПИЯ

 

10 июля 1898 г. получает серебряную медаль в память о царствовании в бозе почтившего императора Николая I-го.

Июль-август 1898 г. проводит за границей с А.П.Рентшке.

Л.36-36об 15 января 1900 просит за границу отпуск на 2 месяца по состоянию Здоровья. Просит утвердить кандидата т.к. участок оставить нельзя

Имеется КОПИЯ

 

7 июня 1900 г. получает знак красного креста (21 июля 1900 г. председатель саратовского губернского попечительства общества красного креста ?) «за труды по оказанию помощи населению пострадавшему от неурожая 1898 г.

«Новый год встретили с дядей Виктором вшестером: Митя с Лёлей, Виктор с Александрой Петровной, Ваня и я. От меня взял только икру, сёмгу, селёдку. Ужин с закусками был роскошный. Осетр в соусе провансаль с оливками, индейка, ветчина. Яблоки, апельсины, груши, мандарины. Чудные конфеты в длинной нарядной коробке, думаю 5 ф. от Блюменталя …возвратившись с всенощной, которую служил Гермоген. Виктор пил шампанское по 2 р. 50 к. за твоё здоровье.»  ЕАИ к доч

«… Макс выше ростом Виктора. … Вчера приехал Виктор с Ал.Петр. Думали пробыть две недели, но не привезли прислугу, надеясь как всегда на Фиму, которая уехала  на богомолье. Вчера подмела им и всё убрала Аннушка Варварина. Сегодня всё делали Ваня и Ксеничка».

Летом 1901 года два месяца проводит за границей.

31 декабря 1902 г.получил знак участника в пожертвованиях на учреждения сиротского отделения детского приюта, для ношения на левой стороне груди.

1902 г. 20 сентября – уходит в отставку с должности земского начальника по приговору Поповского волостного схода и получает от должностных лиц волостных и сельских управлений почетный адрес;

Л.45-45об-46 Заявление об отставке

Имеется КОПИЯ

 

Л.47 7 октября 1902 г. от губернатора министру внутренних дел о назначении единовременного пособия 3000 руб.

 

Л.50 заявление о выдаче трёх годов оклада

Имеется КОПИЯ

 

Л.51 12 октября 1902 г. от губернатора в земской отдел МВД о награде пособием

«18 ноября 1902 г. от М.Н.Галкина-Врасского

 

Многоуважаемый Виктор Антонович.

Спешу с удовольствием Вас известить, что следующие Вам за чин 3000 р. разрешены и приняты меры к скорейшему их отпуску, но до января вряд ли придётся их получить, так как по справке ока (л.18об)залось, что соответствующий $$ кредита истощен.

С сердечным пожеланием Вам доброго здоровья на многие ещё годы, прошу верить искренним к Вам уважению и преданности».

Л.19 23 марта 1903 г. от М.Н.Галкина-Врасского

«Многоуважаемый Виктор Антонович.

На этот раз могу Вам сказать словами Плеве «Будте довольны». Больших поздравлений не знаю, но с удовольствием спешу Вам пере(л.19об)дать приведённые два слова, сказанные мне вчера Вячеславом Константиновичем. В свою очередь надеюсь и денежные недоразумения разрешаться. Отдаю справку от Штюр(л.20)мера. Бывайте здоровы, дорогой Виктор Антонович и верьте моей давней, неизменной  и искренней к Вам преданности

1903 3 января – вручен памятный адрес Господину бывшему земскому начальнику от Золотовской сельской общины Рыбушанской волости Саратовского уезда (по ходатайству Шомпулева там были построены Церковь и школа;

В почетном адресе от должностных лиц Синеньской волости благодарность за то, что не применял к ним телесных наказаний и не ущемлял штрафами, благодаря чему они почувствовали себя достойными гражданами; собрали 30 руб. 50 коп и подарили ему на память икону во имя божьей Матери.

«Казённая палата имеет честь довести до сведения Вашего Превосходительства, что переводным требованием Департамента общих дел от января 1903 г за №269 открыт по счетам палаты в Ваше распоряжение кредит по §37 ст.11 МВД сметы 1903 года Министерства Внутренних Дел в три тысячи руб «выдача годовых окладов жалования отставным воинским чинам за отказ от производства за выслугу лет в следующий гражданский чин, а так же производство прибавочного жалования за знаки отличия военного ордена.

            Управляющий

Начальник отделения

            Бухгалтер»

5 мая 1903 г. Телеграмма

«Саратов. Губернатору. Покорнейше прошу Вас прислать копию формуляра земского начальника Шомпулева # Директор Штюрмер».

7 февраля 1903 г.

«Прошу Саратовскую Казённую Палату уполномочить Саратовское Губернское Казначейство выдать из открытого в моё распоряжение кредита по §37 ст.11 см.  М.В.Д. 1903 год бывшему земскому Начальнику 8-го участка Саратовского уезда, отставному подпоручику Шомпулеву в вознаграждение за отказ его от производства в выслуженный гражданский чин Надворного Советника и Коллежского Советника две тысячи рублей за установленным 10% вычетом в инвалидный капитал».

23 июня 1903 г.

«…отставному подпоручику Шомпулеву в вознаграждение за отказ его от производства в выслуженный гражданский чин Статского Советника одну тысячу рублей за установленным 10% вычетом в инвалидный капитал.»

 

Награды за общественную деятельность.

 

Жизнь в отставке (1903-1913).

Л.21 3 июня 1903 г. от М.Н.Галкина-Врасского

«Многоуважаемый Виктор Антонович.

В Вашем письме ко мне Вы сообщаете о намерении приехать сюда с желанием благодарить Государя за оказанное Вам особенное Монаршее Внимание, и я Вас всё это время поджидал, но теперь всё рассчитывая более сви(л.21об)деться с Вами до своего отъезда отсюда к себе в Казанское имение, я хочу пожелать всего хорошего и ещё раз поздравить Вас. Полученный Вами портрет Государя с собственноручной надписью – превыше всех крестов, (л.22) обычных наград и я воображаю Вашу радость, так же как и злобную зависть Ваших недругов.

            Наши занятия в Совете закончились только сегодня, и теперь начался общий разбор …

            С лучшими Вам пожеланиями, искренне Вам преданный».

Л.24 19 июля 1903 от М.Н.Галкина-Врасского, телеграмма

«Сердечно поздравляю»

 

л.25 19 февраля 1904 г от М.Н.Галкина-Врасского

«Шлю Вам сердечное новогоднее благожелание и очень благодарен за телеграмму, но юбилей не теперь, а в феврале. Галкин-Врасский»

л.26 30 марта 1904 г от М.Н.Галкина-Врасского

«Многоуважаемый Виктор Антонович.

Сердечно был тронут Вашей телеграммой. Вы уже возможно знаете, что я провёл свой юбилейный день рождения в Казанской деревне вместе с сестрой и братом. Тут мы все взросли, там же в церкви и могилы родителей, и наконец все с далёкого детства лучшие воспоминания, оттуда же я поехал на (л.26об)службу в Оренбург.

Оказанное мне отовсюду внимание в мой юбилей  превзошли всякие ожидания. Начиная с высоких царских милостей, разных обществ из балтийского края и от многих обществ я получил в деревне 200 телеграмм, более 150 здесь. Наконец так же письма и визитные карточки, заезжавших на квартиру, не знающих о моём отъезде. Теперь только нахожу время во всём этом разобраться и начинаю понемногу отвечать. Узнал уже здесь, по возвращении из деревни, о помещении в «Нов/Ом/ Вр/емени/»  симпатичной заметки за подписью «старожил Саратова» — я не мог не признать в этом Саратовском старожиле – Вас дорогой Виктор Антонович и за Ваш добрый отзыв и воспоминание о добром прошлом Саратова, горячо Вам благодарен.

 С сердечным пожеланием Вам здоровья и возможных радостей, остаюсь глубоко Вам преданный.

М.Галкин-Врасский»

л.28 20 ноября 1904 г от М.Н.Галкина-Врасского

«Многоуважаемый и дорогой Виктор Антонович.

Очень был утешен получением Вашего письма, вместе с отдельными оттисками Ваших многочисленных заметок. Описание Вашего последнего пребывания в Петербурге и столько различных подробностей Вашего представления (л.28об) Их Величествам меня особенно заинтересовало. Не многим в жизни и по службе выпало на долю столько милостей за раз. Ещё и ещё тысячу раз сердечно поздравляю Вас. Рад был также узнать, что Вы здо(л.290ровы, хотя и заперты на зиму в Вашем уютном помещении. Я тоже благодаря богу здоров и при том очень занят, так как сверх обычных обязанностей приходиться с октября заменять председателя департамента вследствие отсутствия адмирала Чихачёва.

Впрочем теперь, в переживаемое нами время, обязатель(л.29об)ные занятия служат лучшим развлечением. К другим не лежит сердце. Таково общее настроение. Сердца и помыслы всех там на Востоке.

Искренне благодарю Александру Петровну за память и шлю ей лучшие пожелания. С лучшими пожеланиями Вам на приближающийся новый год. Прошу верить моей душевной к Вам преданности».

 

Август 1903 «… Виктор прислал сундук и пишет, что приедет 14 августа, чтобы собраться за границу».

30 июля 1904 От А.Рентшкк к  ЕАИ. Поздравление с днём рождения. Написано с дороги. Были в Вене, Венеции, Флоренции, Риме, Женеве, Париже, Кёльне, Берлине и едут в Дрезден. «В каждом городе брали гида, что довольно дорого. Целыми днями осматривали, ходили, ездили. Дядя против всех ожиданий оказался, гораздо неутомимей меня». Далее о посещении музеев и об отдельных произведениях искусства. «Вознесение Марии» Мурильо и Лакоон в Лувре – особенно понравились.

Июнь 1904 «Пишу тебе на модной бумаге, что привёз Виктор. Посылаю тебе из «Листка» о Викторе. Он так был принят Государем, как и не думал. Два раза обнял его. Государыня вывела к нему всех четырёх дочерей, у которых он поцеловал протянутые ручки … Теперь собирается Виктор в деревню. Думаю недели через две опять заглянет сюда. Взял с собой двух Ксеничек: Морозову и Рентшке. Мать первой поехала навестить дочерей, посмотреть внучат и просила Виктора взять Ксению. Он сказал Вере, просить Ал Петр, а то я не люблю с ними возится. Мать же другой перевели в Камышин на меньшее жалование за свой длинный язык. Если бы не Виктор, то совсем хотели её отставить».

7.07.04 св Вл 3-й ст

«Преосвященный Павел, будучи на покое, писал, что он мечтает хоть еще один раз обнять меня, своего единственного в жизни друга. Это я и поспешил исполнить, посетив владыку в Балашове, где в расстоянии версты от монастыря находился его домик, окруженный парком».

Нояб 1904 «Как я позавидовала, что японцы так любят Микадо. Если б наши также боготворили нашего обожаемого царя, верно было бы другое. Как он добр, милый наш Царь – прелесть. Пошли ему господь утешение и здоровье. Виктор с восторгом говорит о нём, о Царице и о её детках. Теперь я уже не имею никакой надежды увидеть обожаемую семью». «Виктор очень полюбил моих постояльцев, так бы ему хотелось видеть их чаще. И им тоже – взаимное расположение. У них совсем нет времени. К тому же Блюменталь-Татарин ничего не спит. Днём же не всегда есть время. Сегодня он сидел и писал до тех пор, как я пошла в церковь в десятом часу. Поздоровался со мной, прочитал мне экспромт Виктору, который напишет на своём портрете, простился и пошёл спать. В 11 его разбудили и на весь день. Режиссёр Новиков уехал в Одессу на совещание об антрепризе, его же попросил за всем посмотреть. … Первый час ещё не возвращаются. Какая беспокойная профессия».

Янв 1905 «Два раза Ал.Петр. привозила мне из путешествий бумаги модные, красивые, которыя и теперь ещё есть без лишек и бумага толстая». Жалуется на качество отечественной бумаги. Анюта заглядывала, идя из зверинца.  «Сегодня ходила показывать флигель Вере Морозовой, которой он очень нравится, только нет клозета. Я попрошу Митю, и сообща с дядей они придумают, где его устроить. Я сама рада была бы перейти в него только с тем, чтоб нашлась бы пара, т.е муж с женой, снять у меня комнату, которой для меня одной много и около сада одной страшно».

Адр-кал 1905 г Вл Вик деп Губ дв собр

Фев 1905 Сегодня Вернулась с дня рожения Александры Петровны. «У Александры Петровны вот какое было угощение: пирог с визигой и осетриной, уха, осетрина на холодное с каперцами, оливками и другими приправами, ростбиф, пирожное от Жана. Груши, яблоки с чёрного дерева, апельсины, мандарины, конфекты, шампанское, которое я за тебя с Лёвой пила. Много вина и наливок. Они всегда так угощают».

Март 1905 «Пришли ко мне все Прокофьевы. Только Коля, посидев у меня, прошёл к Виктору пить чай. Митя посидел у меня и тоже пошёл туда чай пить, давно не был у дяди. Я всегда рада, когда он идёт к нему развлечься, поговорить; в этот раз застал там много народа: Ермолаеву с Е.А.Римс(кого)- Кор(саковым); Веру с Ксенечкой Морозовой, бывающих каждый день. Ерм(олаева) не могла видеть её хитрости. Раз спросила: «что значат, такие частые посещения, добивается чего-нибудь или пронюхивает. Бывало тебя не уговорю пойти к отцу».

30 марта 1905  «Только что написала тебе, что деньги из банка дом не выдают. На другой день Митя повёз меня и получили 6000 и скоколько-то рублей, а должна буду 7000, каждый год 600 платить проценты без уплаты и уменьшения долга. Вот закабалилась на всю жизнь. Горевала, что где буду брать и соберу ли Повинности. Теперь 600 ещё нежданно не гаданно; откуда буду брать?».. «Первый месяц отнесла в думу. Второй месяц выручила Колю Прокофьева. Из сберегательной кассы 150 отдала Анюте на поездку Гарриной свадьбе. Потом дала Рим-Корс 50. Анюта просит 3000 руб. года на два. «Дядя с нетерпением ждёт своего выхода  из дома».

17 апреля 1905. ВАШ — М.Н.Галкину-Врасскому.

«шесть месяцев просидел в четырёх стенах; отправил известные Вам записки в «Гражданин», где их местами перефразировали, и теперь, наконец, вылез на свежий воздух и, как полагается доживающему восьмой десяток старцу, исповедовался и причастился святых тайн. Рассчитывал, если бог позволит, в первых числах мая поехать в Бары на поклонение мощам Николая угодника».

28 апр 1905 г. «Страшно боюсь прошлогодней участи. Спаси господь и помилуй! Особенно при нынешних беспорядках. Хотя у нас губернатор Столыпин — чудная личность! Все поговаривают, что его отзовут на лучшую должность – очень будет жаль! Такого губернатора у нас не было. Он заходил к Виктору с женой поделиться своей радостью: дочь его назначили Фрейлиной. Виктор только что вернулся из Приюта с Ксенечкой Морозовой, не успел раздеться, когда зашли Столыпины».

«Господину Саратовскому губернатору.

Имею честь довести до сведения Вашего Сиятельства, что когда я вступил в должность земского начальника и принял, вверенный мне 8-й участок Саратовского уезда, то в волости уже помещены были на случай подавления беспорядков полицейские стражники отрядами в определённых пунктах, преимущественно в селениях, где находятся волостные правления. Причём в Поповской волости ввиду того обстоятельства, что село Поповка, где в казармах помещались охранники, находится близь границы с Михайловской волостью, имея по той границе четыре деревни: Сорокино, Сосновка, Злобовка и Вязовка, и что остальные затем поселения Поповской волости расположены на отшибе за рекой Латрыком, а деревни Быковка, Приют, Трековка, Павловка, Юрловка, Сафаровка и колония Студёнка, среди которых расположено довольно много землевладельческих участков и крупных водяных мельниц, отстоят в значительном отдалении от с.Поповки, и даже многие из них граничат с Аткарским уездом. Там в этих деревнях имелся всегда до последнего времени особый конный стражник, на обязанности которого лежал постоянный досмотр в этой отдалённой местности, на случай немедленного уведомления волостного правления и полицейского урядника о всяком происшествии. Во избежании особых квартирных расходов на этого стражника, с согласия помещика при деревне Приют г.Шомпулева, где в самой деревне находится его усадьба, стражнику был безвозмездно предоставлен один из флигелей, примыкающий к самой деревне, что было одобрено и утверждено предшественником Вашего Сиятельства. В настоящее же время этот отдалённый и заброшенный район Поповской волости остался без ближайшего полицейского надзора, несмотря на то, что некоторые из его деревень, как например: Трековка, Быковка и др. наполнены самым неблагонадёжным элементом, которые уже сожгли несколько крупных усадеб, подламывали хлебные амбары и вообще занимаются грабежом и насилием.

            Почему со своей стороны находя необходимым обеспечить этот заброшенный район ближайшим полицейским надзором, я считаю себя обязанным представить о выше изложенном, на благоусмотрение Вашего Сиятельства».

Дядя «сейчас поехал поздравлять Колю и своих внуков, как он их называет Лиду Шамину и Веру Фёдоровну и они зовут его дедушкой».

« Жизнь наша теперь устроилась; по вечерам читаем. Вчера например зачитались до ½ 2. Слушатели мои были заинтересованы и даже взволнованы, а ведь это так приятно, когда читаешь вслух. Ужасно мне хочется заполучить в библиотеку что-нибудь Вернера, в прошлом году это было самое любимое чтение. Я бы с удовольствием купила если бы в Саратове нашлись его «Альпийская фея», «Огненные знаки», «Вольная дорога» или «Геймбург..». Когда приеду в город если бог позволит непременно по букинистам похожу». АПР к ЕАИ.

1906? «Выручили тебя и меня наш дорогой, добрейший Дядя с Ал Петр. Только я показала письмо и сказала, что у меня, как они знают, нет ничего. … Теперь у тебя есть пока деньги, угости Лёву от меня. … Я почти каждый день бываю у Виктора, точно праздника жду чтоб пойти туда».

«Ты конечно не воображаешь, что твой старичишка брат настолько тебя любит, что никак не мог примириться с мыслью расстаться с тобой старушонкой на целых полгода, в продолжении которых ты или я старикашка могли умереть не простившись в последние минуты жизни. Вот эта то мысль так сильно преследовала меня от самого Саратова всю дорогу, почему я и решил из Варшавы вернуться обратно. … Теперь мы пробудем дня два или три в Москве – где слушаем Веру Панину и быть может посмотрим на сцене Верочку Петрову, которая сильно просит нас об этом». ВАШ к ЕАШ.

«Верочку Петрову поцелуй, если увидишь …» АПР к ЕАИ

28 августа 1905 г от М.Н.Галкина-Врасского

«Воистину воскрес!

Многоуважаемый и дорогой Виктор Антонович. Взаимно приветствую Вас с светлым праздником. Сердечно Вам желаю полного здоровья и возможного благополучия. Получению Вашего письма с подробными сведениями о местной жизни я был очень рад. Надеюсь, что добрые стороны жизни возьмут верх над дурными и что саратовский край не (л.32об) омрачил моих воспоминаний. Дай бог. Если я Вам не отвечал довольно долго, то причиною сему было желание дать Вам возможно подробных сведений по интересующему Вас делу, а я только сегодня мог получить прилагаемые правила того морского инженерного училища, в который принимаются дети не дворян. В качестве же Вашего воспитанника, его и подавно могут принять. К сему два способа: через Управляющего нашего Морского Министерства адмирала Фёдора Карловича Авелана и наконец через канцелярию прошений на Высочайшее имя приносимые.

Надеюсь, что настоящее письмо застанет ещё Вас в городе и в добром здравии. С этим пожеланием крепко жму Вашу руку и прошу верить моей неизменной душевной к Вам преданности.

(на полях) Александре Петровне прошу передать глубокий поклон и лучшие пожелания».

В 1906 году крестьяне сжигают имение Шомпулева в Приюте, где гибнут семейные реликвии, связанные с А.И.Шомпулевым и С.Г.Долгово-Сабуровым.

Пишет о сборах на лето в Приют. У них будет жить Манечка с сыном и возможно Серг. Вас. ВАШ пишет «прекрати кокетничать со своими профессорами и вспомни о Саратове. Уже пора бросить Питер и вернуться к нам» АПР к ЕАИ

«Владимир Викторович Шомпулев скончался 25 сего июля, о чём мать его и сёстры глубоким горем извещают родных и знакомых. Панихиды в 12 часов дня и в 7 часов вечера. Вынос тела 27 сего июля в церковь Св.Сергия в 9 часов вечера»

Л.62 1 июня 1909 г телеграмма

«Участковые и почётные мировые судьи собравшись в день сорокалетия мировых судебных учреждений г. Саратова шлют свой привет первому председателю съезда Виктору Антоновичу Шомпулеву председатель Роговский».

 

Л.63 21 декабря 1908 г телеграмма

«Саратовское уездное дворянство собравшись чествовать своего предводителя пьёт ваше здоровье как одного из старейших своих представителей Михалевский».

19 июля 1908 г Галкина-Врасского

«Многоуважаемый Виктор Антонович. Вы вероятно немало удивитесь получению моего письма, но я не хочу отказать себе в удовольствии поделиться с Вами своими приятными впечатлениями, которые я вынес из только что прочитан- (39об) ных воспоминаний Ваших в июльской книжке Русск(ой) старины. Сожалею только, что по обозначению некоторых фамилий начальными буквами и изменению некоторых других я не могу признать, о ком именно идёт речь и Ваше интересное повествование. Так (40) в «Дитя любви» — кто эти братья Ж.?  Так же кто этот симпатичный, женившийся ротмистр? В других воспоминаниях меня интересует Гиргеев, но с кем  я бы рад встретиться, так с его симпатичными Опочиниными, с которыми познакомился в Тифлисе в 1885 году. Там оба они доживали старость.(40об) окружённые массой местных родных (она рож/дённая/ кн. Орбелиани) и живя также широко и гостеприимно, как в упоминаемом Вами Владикавказе. У них была дочь за сыном Саратовск/ого/ Томича, бывшим тогда губернатором в Карсе, где я тоже был, при объезде Кавказа и Закавказья.

Пишу Вам из своих родовых Полянок, где с сестрой и братом провожу мой отпуск – в полном, но прекрасном уединении.

Бывайте здоровы, дорогой Виктор Антонович, и не забывайте душевно Вам преданного М.Галкин-Врасский».

23 декабря 1910 г от Галкина-Врасского

«Многоуважаемый и дорогой Виктор Антонович. Не имею к сожалению о Вас никаких сведений, желаю думать, что Вы благодаря Бога, здоровы, благополучны и находитесь у себя дома, а не в отъезде. Поэтому пишу Вам в родной (43об) Саратов и в виду наступающего великого праздника спешу Вас поздравить и сердечно пожелать Вам всего наилучшего в предшествующем новолетии.

Сообщите, прошу Вас, здоровы ли Вы, пишете ли, по преж(44)нему, Ваши воспоминания и вообще как Вам живётся. Буду рад получению Ваших добрых вестей».

9 октября 1911 г от Галкина-Врасского

«Многоуважаемый и дорогой Виктор Антонович.

Возвратившись из Казанского имения 29-го сент/ября/ в Петерб/ург/ и найдя у себя Вашу визитную карточку, я на другой же день поспешил на Вашу квартиру, но оказалось, что Вы накануне выехали (48об) обратно, как мне передал швейцар, в Саратов. Очень, очень сожалею, что не пришлось свидеться, а хотелось бы повидаться и о многом побеседовать. Каково теперь Ваше здоровье, и по какому поводу приез(48а)жали Вы сюда и из Саратова ли, или из за границы? Моё здоровье так себе: и не хорошо и не дурно, провёл всё лето в нашем старом имении с сестрой и братом хорошо и спокойно, только общий в губернии неурожай и хозяйственные заботы препятствовали полному благополучию. В Са(48а-об)ратовской губ/ернии/ тоже неурожай и новые хлопоты с общественными работами Неутешительно это. А скорбная кончина Петра Аркадиевича, представляю себе, как должна была тяжело отозваться на Вас. Глубоко его жаль и жаль во всех отношениях.

Буду нетерпеливо ожидать Вашего письма, а пока мысленно прощаюсь с Вами и шлю Вам пожелания. Всего хорошего. Сердечно Вам преданный М.Галкин-Врасский».

25.04.1911 г. Саратовский губернатор Стремоухов из «Правительственного вестника» с.г. от 10 апреля  №81″о благодарности за понесённые ревностные труды по приведению в действие ВЫСОЧАЙШЕ утверждённых 19 февраля 1861 положении о крестьянах, вышедших из крепостной зависимости в Саратовской губернии, поручику в отставке Шомпулеву В.А.»  (50-тилетие реформ).

12 февраля 1911 г от вице-губернатора Боярского

«И.Д.Саратовского губернатора

Вице-Губернатор

12.02.1911 №3330

                                                                                   Его Превосходительству

                                                                       Виктору Антоновичу Шомпулеву

 

Милостивый государь Виктор Антонович.

19 февраля сего года в 3 часа дня в здании Саратовского Музыкального училища имеет быть Торжественное заседание Саратовского Губернского Присутствия по случаю исполнения в этот день пятидесятилетия освобождения крестьян от крепостной зависимости и открытия крестьянских учреждений.

Находя присутствие Ваше на упомянутом заседании особо ценным, как крестьянского деятеля эпохи освобождения крестьян от крепостной (л.58об) зависимости, я имею честь просить Вашего Превосходительство почтить присутствием означенное заседание.

Примите уверение в совершенном уважении и преданности.

Покорнейший слуга».

Л.59 28 февраля 1911 г от вице-губернатора Боярского

«И.Д. Саратовского Губернатора

            Вице-губернатор

                                                                                   Милостивый государь

                                                                                   Виктор Антонович,

 

По случаю 50-летнего юбилея дня освобождения крестьян от крепостной зависимости, бывший в 1861 г. Саратовским гражданским Губернатором Егор Иванович Барановский в письме на моё имя от 14 февраля с.г. с тёплым чувством вспоминает о бывших своих сотрудниках по осуществлению этой великой реформы в Саратовской губернии и просит меня передать всем тем из них, которые ещё здравствуют, его поздравления с юбилеем.

Сообщая об этом Вашему Превосходительству, (л.59об) как бывшему сотруднику Егора Ивановича, прошу Вас принять уверение в совершенном моём уважении и преданности.

Покорнейший слуга Т…»

Л.60 26 марта 1911 г. Председателя СУАК Н.Минха

«Саратовская

Губернская учёная

Архивная Коммисия                                                            Многоуважаемый                            

26 марта 1911 г                                                                  Виктор Антонович

№497

Правление Архивной Комиссии, принявшей участие в торжественном открытии в Саратове 19 февраля с.г. памятника Императору Александру II и издавшая к этому дню «Материалы по крепостному праву», имеем честь довести до сведения Вашего Высокородия, что Общее Собрание членов Комиссии, в первом же состоявшемся после 19 февраля с.г. заседании своём, единогласно постановило приветствовать Вас от лица Комиссии, как участника  великой реформы, совершившейся 50 лет тому назад, и высказать Вам своё глубочайшее почтение.

Председатель комиссии Н.Минх

Правитель дел Н.Хованский».

 

Л.61 8 декабря 1911 г телеграмма

«Дворяне Саратовского уезда собравшись на чествование предводителя шлют старейшему дворянину и предводителю уезда горячее пожелание здоровья и сердечно сожалеют, что не видят вас в своей среде, Михалевский».

 

26 мая 1911 от Панчулидзева

«Постоянный совет

Объединённых дворянских

            Обществ                                                                   Милостивый государь

26 мая 1911 года №1049                                         Виктор Антонович

 

Уполномоченные Дворянских Обществ собравшись в сем году на Съезд, совпавший с пятидесятилетием великой реформы Царя-Освободителя привели на память самоотверженную и бескорыстную работу деятелей 19 февраля 1861 года.

18-го февраля в храме Воскресения Христова в присутствии ИХ ИМПЕРАТОРСКИХ ВЫСОЧЕСТВ Великих Княгинь Марии Александровны Герцогипи Саксен-Кобург-Готской, Марии Павловны, Анастасии Николаевны, Милицы Николаевны, ИХ ВЫСОЧЕСТВ Княжен Марии Петровны и Елены Георгиевны Романовской Герцогини Лейхтенбергской, ИХ ИМПЕРАТОРСКИХ ВЫСОЧЕСТВ  Великих Князей Бориса Владимировича, Константина Константиновича, Петра Николаевича и ИХ ВЫСОЧЕСТВ Князей Иоанна Константиновича, Гавриила Константиновича, Константина Константиновича, Олега Константиновича и Игоря Константиновича была отслужена панихида об упокоении души в Бозе почивающего ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА II и скончавшихся дворян Его сотрудни-(л.87об)ков.

Вместе с тем Съездом постановлено было приветствовать всех находящихся в живых деятелей этого преобразования, как явившихся ближайшими сотрудниками ИМПЕРАТОРА АЛЕКСАНДРА II, так и способствовавших проведению реформы в жизнь.

Таковое постановление Объединённого Дворянства вменяю себе в приятный долг передать Вам, Милостивый Государь. 

Прошу принять уверение в совершенном моём уважении и преданности

                                   Всегда готов к услугам Вашим А.Панчулидзев».

 

7 июня 1902 от М.Н.Галкина-Врасского, СПБ

«Только сегодня возвратился из Ревеля и с сожалением узнал, что был лишён удовольствия видеться с Вами. Благодарю Вас за оставленную Вами мне на память Вашу фото(л.16об)графию и прилагаю Вам свою, снятую в минувшем году осенью в Казани. К этому присоединяю ещё просьбу, буде вы имеете отдельные оттиски Ваших воспоминаний, не откажите прислать мне  … С (л.17) моими бывшими постоянными разъездами я читал их лишь урывками и, находя их весьма интересными, желал бы прочесть в общей связи и сохранить в моей библиотеке. Пользуюсь случаем, чтобы возобновить Вам уверение в моём покорнейшем уважении и давней к Вам преданности».

3 июля 190? от М.Н.Галкина-Врасского

«Многоуважаемый и дорогой Виктор Антонович.

Возвратившись из заграницы, и наконец здесь только приехал в Казанскую губернию к сестре и брату, я разобрался в полученных за время отсутствия пакетах и с удовольствием обнаружил присланные Вами отдельные оттиски (л.13об) преинтересных воспоминаний Ваших. Спешу сердечно поблагодарить. Я пробыл за границей свыше 3-х месяцев, начав с окрестностей Ментоны и закончив Эльзасскими водами. В общем результат  … благоприятный, благодаря Бога. Теперь направляюсь в деревню на два месяца и в сентябре рассчитываю вернуться к обычным служебным занятиям, которые на этот раз в осеннюю сессию Госсовета предстоят и обильными и трудными.

Желаю, чтобы письмо это застало Вас здоровым и в обычно-хорошем (л.14об) настроении. Крепко жму Вашу руку и прошу верить моей неизменной преданности. К Вам».

14 ноября 1906 г ВАШ Письмо связано с «медвежонком» Ваней  который обучается в морском корпусе. «Чувствую себя отвратительно как в физическом, так и моральном отношении. И не спрашивай, что у меня болит, а спрашивай, что не болит».

без даты от Кноля

«Многоуважаемый Виктор Антонович.

Искренне и сердечно благодарю Вас за присланную фотографическую карточку. Вы мне громадное удовольствие доставили этим подарком. Я поставил её в рамке на видном месте, чтобы всегда иметь перед (л.7об) глазами доблестного царского служаку и бывшего сослуживца. Крепко, крепко жму дружескую Вашу руку».

Л.8 9 января 1912 от Кноля

«Многоуважаемый Виктор Антонович.

Очень тронут Вашим вниманием и сердечно благодарю за поздравление. О докторе С.В.Скворцове я сообщу на распоряжение директора детской больницы и попрошу его сделать всё возможное для Вашего внука.

Крепко жму Вашу руку. Жена кланяется. Искренне уважающий Вас».

 

 

1911-2? «… Дядя скучает в Приюте, особенно 18 июня, что никто не приехал. Я побранилась. Откуда он нашёл богачей родных на несколько часов бросить 15 руб. Петров приезжал накануне с Валенькой(?) и свояченицой на автомобиле заплаченном 1000 руб. за 1-50 часа, туда и от туда полтора часа. Я и пишу, считай его родным – он богат. Что очень грустно по приезду в Саратов будет делать операцию. Ещё нарост около глаза. Сохрани его Бог!».

Виктор Антонович пишет Елизавете Ивановой, как он отходит от инсульта: «рот немного «выпрямился», в пальцах ног и рук такое ощущение как после того как их обморозил»

1 марта 1912 г АПР и ВАШ из Саратова в СПБ. Ксюшу зовёт пожить и Сергея Вас,.

1912 . «В субботу 14 июля собрались в Приют Гаврилович, Максим, Юрий, Эвва, Лена, по Волге, просидели на воде до 8 часа с оборванным канатом. В Синеньких едва в продолжение часа снарядили фуру и приехали в 11 часов в Приют. Кроме дяди все легли спать. На другой день двое мужчин уехали в город обратно. А Эвву с Леной третьего дня прислали с Юрой на хорошем экипаже. Сегодня в 2 ч. приехали все из Приюта. У дяди прыщ, который не даёт ему покоя и в добавок скука невыносимая. А.П. тебе всё опишет, как устроится …»

«Кажется дядя поедет в Москву для операций, т.к. Куковского ныне в Саратове нет. Сейчас пришла Алекс. Петр. Умывшись, одевшись, целует тебя. Виктор раскладывает вещи и крепко тебя целует. Ляличка необыкновенный ребёнок за всё благодарит, беспрестанно извиняется… Анюта думает, что этой деликатности, вниманию научила Ксения Ляличку. Я же думаю, что эти уроки даны ей и Ксеничке Алекс Петровной…».

Июль 1912 «…Виктор 19 вернулся из Приюта, где тосковал от боли и скуки. Сегодня ему вырезали больные места около виска и глаза. В первый раз он кричал. Куска из руки не вырезали, но около больного места натянули, чтобы закрылась рана с небольшим надрезом. Оперировали  в Николаевской больнице: Бибин; присутствовали Разумовский, Гуревич и Сер Вас, который сейчас у нас пьёт кофе. Дядя вернулся и ему посоветовали уснуть. Слава богу тревожное ожидание кончилось, он довольно спокоен. От Разумовского в восторге, он сидел у дяди в Воскресенье целый час. Сам господь благоприятствует Виктору пожить, на зиму уедет за границу …»

Август 1912.«Дядя ходит в повязке до завтра. Разумовский был сегодня и одобрил, что не дал до субботы перевязывать.  Кумакова ждёт (неразб.) с её немкой. … Молодёжь наша играет в теннис до усталости, потом в пики… Целуют тебя Анюта, Соня, Лена, Митя, Лёля, Дядя, А.П.».

20 июня 1912 года – « Дядя в тоске от болезни, что никто не приехал из родных на его последний год. Сохрани его бог, дай ему господи пожить, хороший человек и гостеприимный хозяин на удивление… Хорошо, что он сумел так устроиться, деньги постоянно есть, что задумает – сейчас исполняет. Тому даст, тому пошлёт, тому подарит и всё же не отказывает, что захочет сделать. Моим внучкам  даёт больше меня. Провизию повёз на несколько сам. А.П. получает 80 рублей в три месяца, всегда у неё есть деньги для себя, для родных и всех внучат. Не понимаю, как умеют жить. Если в церкви дают или Священникам гораздо больше моего, везде пятичницы и рубли, подают не копейки, а гривенники. Удивляюсь и не понимаю»

20 августа 1912 г.  «… Дядя третий день гуляет, но устаёт».

31августа 1912  — «14 служила молебен и были все кроме дяди, который не выходил ещё до перевязки».

Сарат Листок, 1913, 7 июля, №147, стр. 2. «После продолжительной и тяжкой болезни скончался 6-го июля в 9 ½ час вечера ВАШ Панихиды 7го июля в 11 час.д и в 8 ½ час вечера. Вынос тела последует 8го июля в 8 ½ ч. Утра в Новый Собор. Погребение в мужском монастыре.»

«Такое необычное для меня отношение ко мне крестьян вызвало твёрдое намерение оставить службу земского начальника, и так как крестьяне не знали, что я получил заграничный отпуск, отложенный лишь временно, по моему ходатайству, министром, в виду необходимости уладить это дело, я подошёл к возбуждённой толпе, окружавшей Комарова и объявил, что более к ним, как начальник не возвращусь Крестьяне …, провожая меня, кричали, что будут молиться Николаю угоднику, чтобы я вернулся из-за границы живым и здоровым. (Крестьяне не знали, что я собирался за границу для поклонения мощами Св. Николая в Барах)» — Введение института ..

«лет 30 назад мне, по должности предводителя дворянства, пришлось принимать Императрицу Марию Фёдоровну, вместе с почившим её супругом в Саратове, когда Александр III был ещё Цесаревичём» — Введение института ..

« Исторический Архив Саратовской Губернской Учёной Архивной Комиссии, серия «Документ» №1241                                               

Письма к В.А.Шомпулеву 70-80-х годов 19 ст. и нач. 20 столетия:

2 письма вице-губернатора Боярского 1911 г,

29 писем и 4 телегр. М.Н.Галкина-Врасского 1871, 1875, 1902-13 г.г. и без дат4 письма Кнолля 1905, 1907, 1912 и без даты

 

на 84 полулистах и четвертинках

 

(л.87об) 1 письмо Н.Н.Минха 1911

2 телеграммы Михалевского 1908, 1911 г.

Письмо Панчулидзева 1911

Телеграмма Роговского 1908

Письма и телеграммы П.А. и О.Б.Столыпиных 1903-1912 г.г.

(7 писем, 8 телегр., 2 виз. Карточки)

Письмо Ф.Тимирязева 1880 г.

Письмо от министра юстиции графа                              1874

Письмо из изб. По крест. Делам присутствия                1870

Бумага от мин. Нар. Просв.                                  

           

Всего 65 документов».

 

« мне пришлось в Саратовской губернии впоследствии проводить все прочие реформы царствования императора Александра II-го, и, не только по должности уездного и губернского предводителя, но и председателя земской управы и съезда мировых судей»

 

«Губернатором Галкин-Врасским открыто в Саратове отделение Красного Креста, отделение императорского музыкального общества, отделение общества спасания на водах, несколько приютов для детей, приют несовершеннолетних преступников и многое другое. … в Саратовской губернии были открыты новые судебные учреждения с присяжными заседателями, введена всеобщая воинская повинность, за которую на мою долю выпало благодарить государя поднесением адреса дворянства Саратовской губернии».

 

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.